Они освобождали наш край

Стратегическая наступательная операция войск 2-го и 3-го Украинских фронтов во взаимодействии с Черноморским флотом и Дунайской военной флотилией, проведенная 20-29 августа 1944 г., «Ясско-Кишиневские Канны», как называют эту блестящую операцию, позволила разгромить группировку немецких войск, завершить освобождение Молдавской ССР, вывести Румынию из войны на стороне Германии, открыть дорогу Красной Армии на Балканы. В ней принимали участие и наши земляки. О некоторых из них наш рассказ.



Шел парнишке в ту пору…

Открываю конверт-треугольник солдатского письма от 28 августа 1944 года. Его сохранила и принесла в редакцию племянница героя Василия Гошуренко  тираспольчанка Наталья Васильевна Кшановская.  «Письмо это мне еще мама передала, его сестра. Когда была девчонкой, в школе на пионерской линейке его зачитывала. Теперь вот вас знакомлю».

Читаю сохранившиеся за 75 лет строчки из письма: «Здравствуйте, дорогие мамочка и сестрички Вера и Люба! Извините, что так долго не давал о себе знать. Я, конечно, виноват… Вот уже пошел четвертый месяц, как я в армии. Учусь на пулеметчика в учебке в Костроме. Тут нас будут держать до осени, а потом отправят на фронт. В здешних местах совсем другой климат. Еще август, а небо уже хмурое, по утрам и вечерам холодно, и нам выдали шинели. Ребята тоже скучают по дому и пишут письма. Еще многие и деньги просят прислать, чтобы купить себе курево. А вы их мне не передавайте, собирайте и лучше покупайте себе продукты. Люба, ты знаешь, как бы я хотел сейчас в нашу школу, и там увидеть ребят. После войны поеду в Одессу или в Тирасполь учиться. Закончу какие-нибудь курсы или пойду на завод учеником. С нашими хуторянами переписываюсь. Жора С. в городе Шуя, пишет, что ребята уезжают на фронт, а его оставляют учиться на младшего сержанта. Командиром будет. Получил письмо от Ваньки. Что известно о Шуре? Люба, узнай, куда он ушел? Хотел бы еще поговорить со своим единственным братом Андреем.  Где он сейчас? А еще я очень скучаю за своей скрипкой, и почему я не взял ее с собой? Играл бы себе и ребятам на отдыхе. …Я знаю, вы все меня любите, и я вас люблю.  Остаюсь жив-здоров. Желаю вам всего наилучшего. Привет всем. Пишите чаще».

Конечно, в письме отдельные строчки трудно прочитать, они выцвели, стерлись. Но все равно многое понятно, и главное – желание скорейшего окончания войны и подвига во имя Победы…

И такой подвиг рядовой Василий Гошуренко все же совершил. Это было спустя чуть меньше полугода с того дня, когда его призвали в армию. Шла Ясско-Кишиневская операция, в ходе которой освобождал знакомые места. И Тирасполь, в том числе где хотел жить и учиться после войны. В октябре 44-го года на Белорусском фронте в составе 339-го пехотного полка 120-й гвардейской дивизии освобождал Польшу. Вблизи деревни Поникев Вельке Белостокского воеводства в бою за одну важную высоту он из своего ручного пулемета подавил огонь фашистской точки, позволив тем самым своим овладеть траншеей немца. Это был его первый и последний подвиг, за который его удостоили единственной, но уже не при жизни, медали «За отвагу». До конца войны оставалось всего полгода и чуть меньше – до его девятнадцати лет.

 Лилия ТЕРЕНТЬЕВА.



Кавалер четырех орденов

«В начале года наше министерство просвещения проводило республиканский конкурс эссе «Имя Победы».  Моя внучка Симанькина Юлия участвовала в нем, представляя училище Олимпийского резерва, и стала победителем. Горжусь девочкой и хотела бы, чтобы вы эссе прочитали и, если посчитаете нужным, опубликовали». (Из письма читательницы газеты Зарины Гориной.)

Я хочу рассказать о своем прапрадедушке по материнской линии Иване Никаноровиче Иванове, который в Великую Отечественную войну был разведчиком-пехотинцем.

Родился Иван Никанорович 14 января 1919 года в деревне Репница Оленинского района Калининской, ныне Тверской, области РФ в семье колхозников. В детстве занимался спортом, любил лыжи. Проходил срочную военную службу на территории бывшей Молдавской АССР в Тирасполе. Здесь женился и остался жить, в 1938 году родился сын Геннадий (мой двоюродный прадедушка).

Воевать Иван Никанорович Иванов начал еще в финскую войну, где и получил первый орден Красного Знамени. Передо мной лежит пожелтевший лист фронтовой газеты, в которой военный корреспондент Николай Ваганов рассказывал, как молодой лейтенант Иван Иванов с ротой лыжников в рукопашном бою уничтожил целый батальон белофиннов. В феврале 1940 года на Карельском перешейке началось генеральное наступление советских войск. Продвигались медленно из-за специфики местности, сопротивления финской армии и сильных морозов, но главное – шли вперед. В конце месяца на западном побережье Выборгского залива завязалась перестрелка. Бойцы залегли в ожидании наступления врага.  Иванову надоело ждать: «Идем, ребята, врукопашную, хватит волынку тянуть, и так насиделись. Расстояние – пустяк». У кого в руках нож, у кого – штык. Ну и пошли на целый батальон финнов один на один, как при Александре Невском. Своих не так уж много потеряли, а врага перебили. Ротного Ивана Иванова ранило. Выжил и снова вернулся после лечения в строй.

А Великую Отечественную войну он встретил в Тирасполе. И снова у меня в руках несколько пожелтевших номеров фронтовой многотиражки 60-й армии «Армейская правда» за 1942 год с упоминанием об отважном разведчике Иване Никаноровиче Иванове. В июне 1941-го немцы буквально наступали на пятки нашим отходящим с боями частям. Следуя приказу не оставлять врагу ни машин, ни заводского оборудования, лейтенант Иванов с небольшой группой бойцов-добровольцев наскоро демонтировал станки на тираспольских заводах, выводил из строя автомашины. Отважные и дерзкие, они сумели выйти из города, когда в Тирасполе уже появились первые колонны фашистов.  А потом с боями разведчики шли через Донбасс и Дон к Сталинграду. Летом 1942 года моего легендарного родственника назначают командиром дивизионной разведки. К этому времени на его гимнастерке красовался уже второй орден Красного Знамени. За смелую операцию по захвату моста под Сталинградом он был награжден третьим орденом Красной Знамени. В один из непроглядных зимних дней 1943 года капитан Иванов и еще семеро храбрецов вновь пошли в разведку во вражеский тыл. Нарвавшись на засаду фашистов, которых было в два раза больше, вступили в рукопашную схватку. Один из немцев бросил гранату прямо в него, и тяжело раненного командира разведчики вынесли на руках, взяв в плен четырех «языков». За эту операцию снова был награжден четвертым орденом Красного Знамени.  Его демобилизовали как инвалида войны, но капитан Иванов в отставке и без руки остался бойцом. Теперь уже начальник одного из горвоенкоматов Молотовской (теперь Пермской) области, он готовил пополнение для фронта.

Уже после войны, в 60-е годы, Иван Никанорович несколько раз приезжал в Тирасполь. Вместе с сыном Геннадием и племянником Анатолием, моим родным прадедушкой, обходил знакомые улицы города. И каждый дом, каждые переулок, улицы, Кицканский лес, Днестр напоминали ему 22 июня 1941 года, когда он отсюда молодым лейтенантом начинал свой боевой путь, и август 44-го – Ясско-Кишиневскую операцию.

Юлия СИМАНЬКИНА, ученица 9-го класса ГОУ СПО «Училище олимпийского резерва», г. Тирасполь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.