Республику мы создали

30 лет республике. В исторических масштабах это немного, но для жителей Приднестровья – значительный период. Республика в молодёжном возрасте, если исходить из человеческих параметров. И когда она создавалась, многие были детьми, а потому не могут помнить то время. Но есть основатели Приднестровской Молдавской Республики, они могут рассказать, как это было. О событиях минувших лет вспоминает мастер планового ремонта Бендерского троллейбусного управления Николай Иванович Марченко.

— В 1989 году, когда появился проект закона о языках, предусматривающий повсеместное использование лишь молдавского, на предприятиях Приднестровья начались забастовки. Люди не согласны были с тем, что им надо отказаться от родного языка. Мы боролись за двуязычие.

Бастовали рабочие и на Бендерском шёлковом комбинате, где в то время я был начальником цеха. Руководство предприятия не вмешивалось. Я был одним из 12 участников первого заседания рабочего комитета в городе, после которого мы пошли в горком партии, где нас никто и слушать не захотел.

Вопрос о создании республики возник не сразу, сначала был вопрос о языках. Молдова в законопроекте выделила четыре категории владения языком. И я как начальник цеха не мог работать даже слесарем, поскольку не знаю молдавского. Но если ты знаешь язык, значит, становишься суперспециалистом?! В Европе приглашают переводчика, чтобы не пропустить то умное, что скажет инженер. А меня хотите заставить говорить на молдавском техническом языке?

Больше скажу, в 1975 году, когда после учёбы в Одессе я приехал в Бендеры (хоть сам и родился в Молдавии), заметил, что даже молдаване говорили по-русски. Никто не обращал внимания на национальность, на каком языке ты разговариваешь. Мне, например, даже интересно было выучить молдавский язык. Во время забастовки посчитал, сколько знаю молдавских слов, – порядка 700 насчитал, но не могу их связать. Понимаю молдавскую речь, но сам ответить не смогу.

У нас в республике никогда не стоял национальный вопрос, русские, молдаване, украинцы, евреи – все жили в дружбе. Но именно на национальных чувствах и сыграли мировые лидеры. Ведь ни для кого не секрет, что целые институты работали на развал Советского Союза.

Но приверженцы наведения «конституционного порядка» увидели и узнали, что мы будем защищать свою семью, свой дом, свои жизненные устои, свою территорию и право говорить на русском языке.

Стычек в 1989 году не было, протестовали против закона о языках. Хотя были и те, кто выступал против, – на шёлковом комбинате создан и антизабастовочный комитет. А стычки случились позже, когда народный фронт Молдовы устраивал марши, когда к нам двигались колонны. Мы перекрывали все входы в город. У меня было Каушанское направление, я был старшим на посту.

Могу сказать, что тогда все жители Бендер встали на защиту города. Только в моём батальоне – пять депутатов (и сам Марченко был депутатом двух созывов с 1990 по 2000 годы. – Прим. ред.), среди них непосредственно те, с кем плечом к плечу отстаивал город, – это Виктор Осипов, Константин Кушнир, Виктор Иванов.

Во время войны 1992 года потерял товарища Валентина Желтка (бывший «афганец» хотел помочь раненому и сам получил злосчастную пулю).

На войне все под прицелом. Не раз на волоске от смерти был и я сам, в основном по глупости. Например, шёл ночью и курил, а огонек сигареты виден за километр. Вот и свистели пули над головой. И по собственной глупости мог погибнуть.

А вместе с Витей Осиповым случайно попал в заложники, и нам сказали встать на колени и просить прощения, мы только переглянулись, но на колени не опустились. Разговор был приблизительно такой.

– Ты откуда? – спрашиваем солдата.

– Со Страшен, – отвечает тот.

– Зачем сюда пришёл?

– Наводить конституционный порядок.

– А если я к тебе в Страшены с автоматом приду, ты меня пустишь?

– Нет, у меня тут семья.

– А у меня тут кто?

То, что мы с Витькой выжили, – счастливый случай. Мы же не профессионалы были в военном деле. А вот мой комбат, который приехал в Тирасполь в отпуск, а попал на войну, – грамотный военный, знал, как надо выстроить оборону города. Мы до сих пор поддерживаем связь (общение) по Интернету. Ему весь город должен быть благодарен. Приехал в отпуск, а тут война.

Республику мы создали. Никто не мешает нам говорить на родном языке. Нас поддерживает великая Россия.

Мы, приднестровцы, желаем своему государству – Приднестровской Молдавской Республике – независимости и признания.

Надежда ПИРОГОВА.

Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.