Истории местного значения

Не хочется соглашаться, но факт остаётся фактом: сегодня миром правит коронавирус. Пандемия достигла глобальных масштабов и проникла во все сферы человеческой деятельности.

Заострим внимание на историях местного значения. Хотя и здесь приходится констатировать, что самоизоляция всё более сужает круг общения, и мы невольно оказываемся в плену «режима онлайн». Даже когда интересуемся здоровьем друг друга, всё чаще обращаемся к Интернету и мобильной связи. Тем удивительней и радостней стал для меня реальный визит боевого товарища – руководителя Приднестровского общества дружбы с Кубой (ПОДК), председателя первичной организации ветеранов войны и труда Слободзейского района Александра Пушкарёва, который прямо с порога объясняет цель визита: нашей организации исполняется 10 лет, и надо подготовиться к этой дате. Он часто заходит ко мне, как к старшему товарищу, участнику советской военно-стратегической операции на Кубе «Анадырь». Мы согласовали число и место проведения мероприятий – ближайшая суббота, летняя веранда нашего боевого товарища Олега Подоляна. Отметим сразу два юбилея – 30 лет ПМР и 10 лет ПОДК. По установленному карантином порядку. На встрече будет о чём поговорить, что вспомнить. И наметить перспективы. Нам действительно есть что сказать.

Александр Анатольевич не сидит без дела и, обладая какими-то центробежными силами, заставляет действовать всё окружение. Наверное, потому и мне захотелось удовлетворить журналистское любопытство, чем сейчас он занят. Не задумываясь, Пушкарев поведал первую историю.

Зашёл как-то Александр Анатольевич на мемориал села Карагаш, окинул хозяйским взглядом и решил, что  настало время реконструкции. Мемориал устарел физически, да и, как известно, здесь упомянуты не все погибшие в войну земляки. Проверить бы… И список увеличить, упомянув всех односельчан – участников Великой Отечественной войны. Нашлись оппоненты, дескать, ветераны с почётом похоронены на местном кладбище. Но Пушкарёв непреклонен. Кто посещает могилы на кладбище? Разве что родственники. А ветераны заслужили всенародного поклонения, и это можно сделать только на мемориале. Ветераны, вернувшиеся с войны, удостоены почёта многократно: они принесли победу, на их плечи легла основная тяжесть восстановления страны от разрухи, они вырастили и воспитали не одно послевоенное поколение созидателей, укрепили, подняли науку и народное хозяйство, без преувеличения, до космических высот! Но, к сожалению, поколение победителей уходит. В Карагаше, к примеру, остался в живых всего один ветеран. И пока мы живы, надо оставить память о них, достойных.

Глава администрации Слободзейского района Василий Тищенко не только поддержал инициативу жителей села Карагаш, но и выделил на старт реализации проекта материальную помощь, и всё быстро закрутилось. Вскоре были изготовлены 10 мраморных плит, на которых высечены имена 419 ветеранов. Жаль, не удалось из-за эпидемии торжественно открыть реконструированный мемориал к 75-летию Победы. Но люди приходили с цветами не только 9 Мая.

 Позже в администрацию села обратилось несколько человек с претензией, что не упомянули их родственников. Их выслушали и заверили, что после проверки устранят несправедливость.

Вот так благополучно завершилась эта история, благодаря инициативе одного человека, которого поддержали работники музея, библиотеки, совета ветеранов войны и труда, депутаты, администрация села. Только непонятно, почему от этой затеи дистанцировалась средняя школа. Равнодушию всегда можно найти оправдание, но гораздо сложнее поддержать инициативу и найти пути и средства для её реализации.

Помнится, в своё время в каждой школе были отряды следопытов, которые приоткрыли свой исторический пласт и закрепили его в организации школьных музеев. Александр Анатольевич задаётся непраздным вопросом: «В школе действует исторический кружок, для чего он существует? Для галочки? Другое дело в Краснянской средней школе…». И он поведал нам ещё одну историю местного значения.

В канун 75-летия Победы Пушкарёв посетил среднюю школу посёлка Красное в числе организаторов передвижной выставки боевого стрелкового оружия времён Второй мировой войны. Мальчишки были в восторге от того, что можно было не только увидеть, но и взять в руки оружие дедов. И в знак благодарности ребята пригласили организаторов выставки в школьный музей, что расположился в двух светлых классных комнатах. Здесь собрано множество экспонатов – личных вещей, документов, наград, порой очень трогательных и даже раритетных. Удивительно, что экскурсию по музею провели сами ребята, со знанием дела они выполнили роль экскурсоводов.

Обе истории напомнили мне о том, что в селе Суклея тоже есть мемориальный комплекс, где поименованы вроде бы все односельчане, погибшие в годы Великой Отечественной войны, но, следуя примеру соседей из Карагаша, здесь тоже предстоит работа. Знаю точно, что названы не все. К примеру, нет среди них моего тестя – Степана Дмитриевича Агладова. В 1937 году он был репрессирован и вместе с семьёй выслан на Крайний Север. В первые дни ушёл добровольцем на фронт. Израненного и контуженного его потом привезёт медсестра из госпиталя к месту жительства семьи. Прожил всего два месяца и умер.

После войны жена и две дочери вернулись на родину, построили домик на краю села. Сейчас уже нет их в живых, но остались многочисленные внуки и правнуки, живущие в сёлах Суклея и Коротное, в городе Днестровске, и даже в далёком Казахстане, куда ещё при едином советском государстве старшая дочь по комсомольской путёвке отправилась поднимать целину…

Полагаю, что найдётся ещё немало позабытых имён. По совести, надо бы их вспомнить. Ведь большая история государства слагается из малых историй местного значения. И какую историю мы оставим потомкам, такими они нас и вспомнят.

Никандр Елагин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.