Американская трагедия

Когда дочь жила с нами, в доме очень часто бывали ее друзья. Еще в детском саду наша Вика была очень общительным ребёнком, мы радовались этому и всегда старались делать все, чтобы у нас ее сверстникам  было хорошо и уютно.

Детскую дружбу с лучшими подружками она пронесла через годы. Жизнь раскидала многих по разным странам, но  они продолжают общаться и искренне радоваться редким, увы, встречам. И, конечно, мне далеко не безразлична судьба тех девчонок и мальчишек, которых я знаю с малых лет… Они часто делились своими секретами, о которых не хотели рассказывать строгим родителям, да и, чего греха таить, бегали на свидания, а дома говорили, что пошли в гости к Вике и тете Инне…

Среди них была красавица Элина. Единственная дочка в семье военных, долгое время живших в Германии и баловавших ее безмерно. Училась она средне, и когда подружки делились планами, мечтали о будущих профессиях, Элина говорила, что главное в жизни для девушки – удачно выйти замуж и уехать жить за границу. Примером служила прежняя жизнь в Магдебурге. После окончания школы она без труда поступила на платное отделение Одесского межрегионального гуманитарного университета с направлением обучения «Гостинично-ресторанное дело и туризм». Ведь именно в этой сфере она надеялась найти будущего супруга, который обеспечил бы ей достойную, по ее меркам, жизнь. При этом он обязательно должен был быть богатым иностранцем. После окончания учёбы она стала работать в турфирме, часто ездила по работе в отели Европы, Турции и Египта. Естественно, при ее молодости и красоте отбоя от поклонников не было. Но вот замуж почему-то никто не звал. Зато были дорогие подарки, в том числе и машина, но на квартиру, разумеется, в Одессе, а не в Дубоссарах, никто не раскошелился. А годы бежали… Вот уже за тридцать, и ровесницы водят детей в садики и школы.

Как в кино, за ней стал ухаживать красавец араб Сабир, приехавший в Одессу по делам из США. Он, как и отец Элины, был военным, по выслуге лет рано вышел на пенсию, которая была более чем достойная даже по американским меркам, и занялся бизнесом. После знакомства сделал ремонт в квартире ее родителей, часто приезжал в гости и вскоре сделал предложение. Свадьбу шикарно отпраздновали в одном из лучших ресторанов Одессы. А после он повёз ее знакомиться с родственниками в Сан-Диего, с сёстрами. Особой радости по поводу женитьбы любимого младшего брата на иностранке они не проявили, на примете в качестве его жены была подружка, тоже арабка, а тут такой сюрприз. Но новобрачные жили отдельно, так что мнение и отношение сестёр Элину особо не волновали.

А вот куда хуже стало открытие, что Сабир у себя дома превратился совсем в другого человека. Если в Одессе он буквально сорил деньгами, устраивал гулянки в барах и ресторанах, давал немалые деньги ее родителям, то сейчас  буквально закрыл Элину в квартире, а сам занимался делами. Продукты и все остальное покупал Сабир, денег на новую одежду не давал. Говорил, что у нее все есть, и одеваться красиво она должна только для него, а не для чужих глаз. Изредка возил на встречи с  друзьями, но там Элина должна была тихо сидеть и молчать, не поднимая глаз. Он очень хотел ребёнка, Элина долго не могла забеременеть, сказался ранний аборт, но потом все получилось,  и она родила мальчика, которого назвали в честь отца.

В ее жизни появился смысл, а когда малышу исполнился год, Сабир разрешил ей поехать домой, навестить родителей и друзей. И именно дома, в кругу родных и близких Элина чувствовала себя счастливой. Проведя дома несколько месяцев, она возвращалась к мужу и с нетерпением ждала поездки на родину. В Америке, кроме домашних забот, у нее не было ничего, работать муж не разрешал, машину, чтобы ездить в магазины, парки, на детские площадки, не давал. У себя дома она снова была в центре внимания, за ней по-прежнему ухаживали мужчины, и рядом любимый сыночек. Можно было в любое время оставить его с бабушкой и дедушкой, а самой отправиться с весёлой компанией в Кишинев, Одессу, оторваться «на полную катушку», как это было до замужества.

Так продолжалось несколько лет. Полгода в Америке, полгода дома. С Сабиром они жили все хуже и хуже, у них не было ничего общего, кроме сына. Он первым предложил развестись, при этом поставив условие. После развода она официально отказывается от сына, все права на ребёнка передаёт ему. А он продолжает обеспечивать ее материально и разрешает на несколько месяцев в году брать сына с собой домой. Он объяснил, что будет получать на ребенка хорошее пособие как отец-одиночка, значит, и Элине будет давать намного больше денег, чем сейчас. И она согласилась…

Эпилог истории печален. У Элины теперь нет ни мужа, ни сына, ни денег. Сабир с самого начала и не думал выполнять обещания. Он получил ребенка под полный контроль, и растить мальчика помогают его сестры, но и мачеха для него скоро найдётся, Сабир по-прежнему завидный состоятельный жених. Пока он еще разрешает Элине прилетать к ним, чтобы побыть рядом с сыном, оплачивает дорогу и проживание. Но о том, чтобы отпустить навестить бабушку и дедушку, которые ждут внука, не может быть и речи.

Элина питает надежду, что когда-нибудь бывший муж позволит ей взять сына с собой, и она его не вернёт ему.

– Ведь он не сможет силой забрать его с территории нашей республики? – с надеждой спрашивает совета у знакомых. И собирается в ближайшее время связаться по этому поводу с юристами. А пока живёт с безутешными родителями, которые фактически потеряли любимого внука, и собирается устраиваться на работу. По специальности пока сделать это невозможно, туристические агентства сейчас переживают очень трудные времена в связи с продолжающимся распространением коронавирусной инфекции, а ведь жить на что-то надо. Американская сказка обернулась для нее настоящей трагедией…

Инна Влада, г. Дубоссары.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.