Под прессом

В Интернете слово «подписка» сейчас ассоциируется вовсе не с печатными изданиями. Если вы подписываетесь на какое-то интернет-СМИ, это означает, что оно автоматически будет присылать вам новости. Хотите вы этого или нет, но ваш гаджет будет просто заполнен присланными материалами. В этой электронной куче нужное подчас очень сложно отличить от ненужного.

Миллион экземпляров

Несомненно, человечество вступило в цифровую эру, но и о подписке в традиционном смысле этого слова забывать не следует. Полагаю, будет интересно напомнить ее историю в нашем крае. Сразу после Великой Отечественной войны индивидуальная подписка на газеты и журналы была отменена. Печатные издания лимитированно распределялись по воинским частям, предприятиям, учебным заведениям, колхозам, библиотекам.

В послевоенное время люди буквально гнались за газетами и журналами, их вечно не хватало на всех. Администрация Тираспольской конторы связи устраивала целые рейды, проверяя, как распространяют газеты в селах. Профессия почтальона в 1940-е годы была довольно престижной: колхозные почтальоны, например, получали 5% от выручки.

Правда, уже спустя год, в 1946-­м, в СССР вернули свободную индивидуальную подписку. Связано это было еще и с тем, что в селах вообще не было киосков «Союзпечати», а зачастую – и нормально работающих почтовых отделений. Да что говорить о селах – в 1958 году в отделе «Союзпечать» Тираспольской конторы связи числилось всего 4 киоска по продаже прессы. Но именно во времена Хрущева сеть стала расширяться. К 1960 году открылись киоски с прессой в Слободзее, а позже – в едва намечавшемся Днестровске, по просьбе молодых строителей ГРЭС.

Именно в хрущевское время сняли лимит на подписку газет. Их тиражи существенно выросли. Лимит на журналы остался. Так, например, «Крестьянку» и «Работницу» привозили только на швейную фабрику им. 40-летия ВЛКСМ и ХБК, потому у швей того времени стояла целая очередь из подруг, желающих посмотреть, что нового в женских советских журналах.

Наверное, молодым людям эта ситуация может показаться даже комичной. Но читательский бум шестидесятых не спадал: по статистике, в 1965 году в Тирасполе выписали 574866, а в сельской местности – 467782 экземпляра периодических изданий (вместе – миллион!). Старались, в первую очередь, грамотные управленцы предприятий. К слову, подобным же способом реализовывали и книги. На каждого работника завода им. Кирова приходилось по два экземпляра газет и журналов! Стоит ли объяснять, почему 60 лет назад обычный рабочий завода стремился быть всесторонне развитым и мог поддержать разговор с доцентом института? А сейчас… вряд ли даже люди с высшим образованием сейчас стояли бы в очереди за Хемингуэем и Ремарком. Это более серьезная проблема, нежели кажется на первый взгляд.

Дефицитнее колбасы

Увидеть толпу людей возле газетных витрин города (у парка «Победа», завода «КVINТ», «Молдавизолита» и т.д.) было обычным делом. Не хотели казаться простачками и сельчане. В 1968 году на 1000 жителей сел Красное, Кицканы, Тея, Спея выписано по статистике 1300 газет.

Однако подписка все еще не удовлетворяла спрос на прессу. В 1969 году в Тирасполе по улице Ленина началось строительство нового магазина «Филателия». В нашей истории остался автор проекта здания – француженка Симона Файф. Это был ее дипломный проект, магазин открылся через год и считался одним из самых модных в городе.

Но в СССР по-прежнему не могли найти равновесие между подпиской на издания и их продажей в розницу. Возможно, вечная нехватка прессы и стала одним из катализаторов для постепенного выхода телевидения на первый план. В конце 1970-х, например, было решено изъять из числа подписных наиболее популярные журналы: «Журнал мод», «Неделя», «Футбол-Хоккей» и другие. Предполагалось, что они будут продаваться исключительно в киосках. Как вы понимаете, они мгновенно стали таким же дефицитным продуктом, как колбаса.

Только с 1984 года широкое распространение в сельской местности получила публицистика и художественная периодика вроде журналов «Новый мир», «Знамя», «Литературной газеты». На большинство прочих лимит для села оставался.

Перестроечное время существенно уронило не интерес наших жителей к газетам и журналам, но финансовую возможность их выписывать или покупать. Пустовали и киоски «Союзпечати». Существовала даже странная практика, когда люди, имевшие возможность подписаться на «Аргументы и факты», «Семью» и другие популярные издания того времени, перепродавали их в киоски, которые затем уже реализовывали несвежие номера. Тяга людей к информации не уменьшалась.

Для профилактики… дислексии

Людмила Ковченко, отдавшая службе на тираспольской, а затем и приднестровской почте долгие годы, в своей книге «История связи Тирасполя» отмечает, что «в 1994 году в Приднестровье наступил газетный голод». Именно в этот период поднимается новая волна интереса к периодике, возникает ряд молодых печатных изданий, в том числе и газета «Приднестровье». Подтолкнул к этим процессам и тот факт, что с августа 1992 года «Молдпресса» отказалась реализовывать в Молдове приднестровские газеты, хотя у нашего населения доступ к молдавским изданиям сохранялся.

Скажем откровенно: вряд ли читательский бум советских времен повторится в ближайшем будущем. Сейчас общая статистика приднестровской подписки на печатные издания – где-то на уровне начала 1950-х. Факторов тому великое множество. Конечно, первое, что приходит на ум, – это распространение Интернета. Однако в европейских странах цифровые технологии развиты не меньше, а газеты и журналы пользуются все той же популярностью. Тираж немецкой «Бильд» составляет более полутора миллионов экземпляров. Дело не только в подаче информации, но и ее ценности, ответственности за публикацию. Здесь уже вступает в свои права пословица «Что написано пером, не вырубишь топором». В Интернете, как известно, перьями не пишут, а вот удалить написанное – всегда пожалуйста.

Цифровая и традиционная подача текстов должны идти рука об руку, иначе мы рискуем деградировать, а наше восприятие реальности останется где-то на уровне просмотра пятнадцатисекундных видео в TikTok. Это чревато тем, что будущие люди не смогут фокусировать свое внимание на той или иной теме более чем на минуту. Да уже сейчас примеров предостаточно. Тогда не то что «Войну и мир» осилить некому будет – гороскоп в газете прочесть невмоготу станет! Это такой себе подвид дислексии, когда человеку сложно бегло распознавать слова при чтении. В том числе и взрослому – длинные тексты вызывают некий страх непонимания. Но почему его не было у читателей газет из 1960-х?

И не Интернетом единым. Нельзя не признать, что процедуру доставки газет и журналов по подписке пора как-то реформировать. Наши читатели нередко рассказывают, что получают ежедневные номера с опозданием, сразу за несколько дат. Современной почте, если она хочет, чтобы ее услуги оставались актуальными и востребованными, предстоит решить много насущных вопросов, которые остались в «наследство» от советской системы. Например, переосмыслить работу почтальонов. Может быть, это побудит наше население читать чуть побольше.

Андрей ПАВЛЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.