Вехи борьбы

Люди, ставшие свидетелями деструктивных процессов на территории СССР в последние годы существования советского государства, вспоминают, насколько велика была вера в то, что кто-то сверху одним волевым усилием остановит националистический беспредел в советских республиках.

Ведь всё ещё функционировали всесильные государственные структуры. Увы! Страна Советов на закате своего существования не смогла обеспечить безопасность собственных граждан, мир и порядок на своей же территории. За это пришлось бороться самим гражданам.

Наглядно процесс самоорганизации советских людей можно рассмотреть на примере Приднестровья. Слепая вера в то, что советское государство не допустит националистической вакханалии, стремление решить проблему в рамках действующего законодательства, поиски компромисса (предложение ввести в Молдавии два государственных языка – молдавский и русский) – всё это было характерно для приднестровцев на первом этапе борьбы за свои права.

Нужно было набить немало шишек и потерять много сил, прежде чем стало совершенно ясно: метод уступок, призывы к законности и здравому смыслу неприменимы к пришедшим в исступление русофобам и румынофилам. Здравого смысла там не было ни на грош, и даже вопрос об интересах самой Молдовы, судя по всему, не стоял (лидеры «национального возрождения» добивались ликвидации молдавских истории, языка, культуры). Чего же хотели, на что могли рассчитывать приднестровцы? Оставалось полагаться исключительно на собственные силы и незамутненный рассудок.

«Лишь придя к выводу, что все наши попытки тщетны, представители трудовых коллективов, депутаты всех уровней собрались на свой первый съезд, на котором заявили о необходимости создания собственного государственного образования как механизма защиты людей», – напишет Владимир Емельянов (с мая 1990 года – председатель ОСТК ПМР). «Ко II съезду приднестровцы пришли дорогой надежд, тревог и разочарований, долгой нелегкой борьбы», – отмечал Владимир Рыляков, на тот момент – председатель оргкомитета по созыву II Чрезвычайного съезда депутатов всех уровней от Приднестровья.

Сложность ситуации определялась ещё и тем, что, будучи противниками растаскивания единого государства – Советского Союза, приднестровцы должны были демонстрировать приверженность законам СССР, многие из которых, кстати сказать, тогда уже мало кем соблюдались. Поэтому-то, по аналогии со съездом народных депутатов СССР, и проводились съезды депутатов всех уровней, что полностью соответствовало союзному законодательству.

Итак, I съезд состоялся 2 июня 1990 года в Парканах. Делегаты съезда приняли решения, от которых зависела консолидация экономики региона, возможность полноценно взаимодействовать с экономическими субъектами на территории СССР.

Спустя всего три месяца, 2 сентября 1990 г., в Тирасполе открылось заседание II Чрезвычайного съезда народных депутатов всех уровней. На нем присутствовало 636 делегатов. В центре внимания участников съезда стоял самый судьбоносный вопрос – «О целесообразности восстановления государственности на территории Приднестровья, исходя из волеизъявления населения региона». Вопросу провозглашения республики и была посвящена большая часть выступлений.

Делегаты говорили очень эмоционально и вместе с тем аргументированно о том, что наказывали избиратели. «Поддерживало и окрыляло чувство единения с чаяниями людей, которые доверили нам свою судьбу», – вспоминал первый Президент ПМР Игорь Смирнов. «…Каждый поверил, что у нас будет своя республика. Так можем ли мы обмануть своих избирателей? Нет, мы должны честно выполнить свой долг перед ними», – говорил, выступая перед делегатами съезда, Николай Остапенко, депутат от Слободзейского района, впоследствии убитый террористами группы «Бужор».

В выступлении народного депутата ССР Молдова Виктора Арестова прозвучали такие слова: «Я пришел к выводу, что сегодня единственное право решения судьбы народа в руках самого народа. Раньше я говорил: «Моя Молдавия», сейчас она на пути распада. В этом виновато руководство республики, проводящее политику народного фронта Молдовы».

«Наш путь верный: уйти из-под власти таких законов, которые стравливают между собой людей разных национальностей, – говорил бендерчанин, депутат ССР Молдова Александр Ефанов. – Это единственный путь, и мы должны это сделать. Я счастлив, что, наконец, настал этот час, когда мы можем определить свою судьбу твердо и с большой уверенностью в успехе».

2 сентября 1990 года в 13.08 было провозглашено образование Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики в составе СССР (впоследствии переименованной в Приднестровскую Молдавскую). В едином порыве зал встал, долго не смолкали аплодисменты.

Были приняты Постановление II съезда, Декларация об образовании ПМССР, Декрет о государственной власти, Заявление в адрес Верховного Совета ССРМ, Обращения к многонациональному народу Приднестровья, к Верховному Совету и Президенту СССР, к гражданам ССРМ… Создан Временный Верховный Совет ПМССР, председателем которого избран Игорь Николаевич Смирнов.

В состав приднестровского государства вошли: Григориопольский район, левобережная часть Каменского и Дубоссарского районов, Рыбницкий и Слободзейский районы, города: Тирасполь, Бендеры, Рыбница, Дубоссары.

Так, опираясь на факт существования Молдавской АССР (с 1924 по 1940 гг.), а главное – на результаты свободного волеизъявления народа, депутаты приняли судьбоносное для приднестровцев решение.

Наперекор обстоятельствам приднестровский народ, объединившись, сумел отстоять свое человеческое достоинство, право на жизнь, разнообразие культур и языков, сохранить веками ковавшуюся дружбу между людьми разных национальностей, защитить молдавскую самобытность от полного уничтожения. Гарантией сохранения всех этих достижений явилось образование Приднестровской Молдавской Республики.

Михаил ФЕРНЕТ.

Фото из архива редакции.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.