«И славой русскою полна…»

Эти пушкинские строки из стихотворения «Баратынскому из Бессарабии» стали эпиграфом к атласу карт, которыми руководствовались русские войска при взятии Бендер 15-16 сентября (по юлианскому календарю) 1770 года. Презентация уникального издания прошла в конференц-зале гостиницы «Старый бастион», расположенной как раз внутри главного картографического объекта атласа –  Бендерской крепости.

«С начала года мы занялись сбором документов – журналы боевых действий, воспоминания, мемуары. Может быть, мы их ещё издадим в виде книги. Нам посчастливилось найти в Российском государственном военно-историческом архиве карты. Практически все они публикуются впервые. Есть среди них несколько, которые были опубликованы до этого, но не в таком качестве. Если брать турецкие карты того времени, то они более схематичны. Эти же включают не только военные объекты, но и передают рельеф местности, расположение достаточно удалённых от крепости населённых пунктов. По этим картам можно судить о том, что несколько современных приднестровских сёл уже были в то время, хотя и состояли из нескольких дворов», – рассказал в интервью нашей газете директор института социально-политических исследований и регионального развития Игорь Шорников.

Презентация атласа проводилась в рамках круглого стола, организованного ИСПИРР. Поводом, безусловно, стал 250-летний юбилей знаменательного для нашего края события. А посвящён круглый стол был прошлому и настоящему Бендерской крепости. «Штурм крепости стал для России самым кровопролитным сражением в войне 1768-1774 годов, нанесшим серьёзный удар по турецкой армии, а главное – подчинившим Днестровско-Прутское междуречье русским войскам. 250 лет отделяют нас от тех знаковых для нашего края событий. Полагаю, именно сегодня, принимая во внимание исторические эпизоды, происходившие до и после, можно объективно оценить масштаб и значимость, дать оценку событиям и персоналиям того времени… Уверен, что, проводя исторические изыскания, обсуждая эту тему на круглых столах и научных конференциях, в средствах массовой информации, мы вместе открываем новые детали», – говорилось в послании Президента Вадима Красносельского участникам круглого стола, которое зачитал советник главы государства Павел Прокудин. Кстати, один из экземпляров 120-штучного тиража займёт место на полках библиотеки российской дипмиссии в Кишинёве. Его обещал передать главный специалист представительства  Россотрудничества в Молдове  Николай Журавлёв. В приветственном слове он подчеркнул: «Мы не могли пройти мимо этой даты, потому что история всего Причерноморья и самой Бендерской крепости самым тесным образом связана с историей России… Нынешний круглый стол – это ценнейший вклад в осмысление этой истории».

Бендерскую крепость русские войска брали трижды – в 1770, 1789 и 1806 годах. Но только лишь раз – штурмом. Произошло это 250 лет назад. Вот уж воистину и небывалое бывает. Русские войска под командованием Петра Панина имели всего двукратный перевес над защитниками крепости.  Как правило, для удачного штурма необходимо было многократное, как минимум, пятикратное, преимущество атакующих. Поэтому и велики оказались потери армии графа Панина – погиб каждый пятый участник штурма. Екатерина II после известия о взятии крепости скажет: «Чем столько потерять и так мало получить, лучше было и вовсе не брать Бендер». Но это всего лишь первая реакция императрицы. Всё познаётся по прошествии времени. «После русских побед, в том числе и здесь на Днестре, это стали безопасные для России земли. Наши предки в необжитый край пришли после великих побед. Османская империя тогда находилась на пике своего могущества. Россия была растущей державой, но всё же ещё не считалась великой. И когда произошли победы на Ларге, при Кагуле, где русские войска разбили на порядок превосходящие силы османов  и взяли неприступную Бендерскую крепость, это стало шоком для всей Европы», – отметил директор ИСПИРР Игорь Шорников. А принявший участие в круглом столе по видеосвязи российский историк, кстати наш земляк, Игорь Иваненко заметил: «Кючук-Кайнарджийский мир, заключённый по итогам русско-турецкой войны 1768-1774 годов, накладывал на Османскую империю обязательство, что междуречье Южного Буга и Днестра после отселения отсюда ногайских орд не будет осваиваться». Он высказал и интересную мысль о том, что трёхъязычие в наших местах начало развиваться со времён  закладки спустя 22 года после первого взятия русскими войсками Бендер Тираспольской крепости. В её строительстве участвовали казаки-бугцы, екатеринославцы и черноморцы. Бугское казачье войско формировалось из представителей балканских народов, бежавших от османского ига под защиту российской короны. Очень много среди бугцев было молдаван. Костяк Екатеринославского казачьего войска составляли выходцы из Курской и Воронежской губерний. Черноморцы же были бывшими запорожцами. Среди тех, кто в разные времена побывал под стенами Бендер,  достаточно много будущих героев Отечественной войны 1812 года, включая и Михаила Кутузова и Михаила  Барклая-де-Толли. Адъютантом графа Панина был известный украинский поэт Иван Котляревский. На крепостных стенах тогда отличился и будущий крестьянский вожак, а тогда хорунжий Донского казачьего войска Емельян Пугачёв. Как сказал на круглом столе директор приднестровского отделения института стран СНГ Владимир Ладункин, лёгкость, с которой пугачёвцы брали укрепления в Поволжье и на Урале, корнями уходит в участие самого предводителя восстания в штурме Бендер. Кстати, подавляли  восстание Пугачёва войска под командованием всё того же графа Панина.   Не будет преувеличением, если скажем, что Бендеры – прародина Василия Жуковского и Ивана Айвазовского. Будучи детьми, в плен после взятия русскими войсками Бендер попали мать будущего великого поэта и отец самого известного отечественного художника-мариниста.

Примерно год назад наша газета рассказывала об исследованиях с помощью современнейшего оборудования крепостных сооружений специалистами итальянской компании Berlucci Studio.  В активе этой фирмы реставрационные работы в Нотр-Дам-де-Пари и в соборе Петра и Павла в Ватикане.  Бендерская крепость вместе со зданием цирка в Кишинёве – два объекта, реставрацию которых решил профинансировать Евросоюз. Между ними, правда, есть большая разница. Шедевр советской архитектуры в столице Молдовы дошёл до плачевного состояния за сравнительно короткое время из-за откровенного наплевательства. Над Бендерской крепостью же «потрудились» века. К тому же реставрационные работы в крепости велись и ведутся с 2007 года, в отличие от ставшего никому не нужным кишинёвского цирка. К сожалению, из-за пандемии коронавируса реализация проекта приостановлена. Во время круглого стола главный специалист архивно-исторического отделения Бендерской крепости Александр Булгаков рассказал о некоторых изысканиях итальянцев в Бендерах. В частности, было раскрыто фортификационное ноу-хау тех времён. Выражаясь современным языком, при строительстве Бендерской крепости применялся «композитный метод». Снаружи это не видно. Но с помощью томографов итальянцы установили, что камни укладывали внутри толстенных стен не друг на друга, а на деревянный каркас, что снижало нагрузку, а, следовательно, делало сооружение крепче.

Что же касается карт 250-летней давности, то во время круглого стола институт социально-политических исследований и регионального развития представил не только атлас с ними, но и копии в оригинальную величину. Они вскоре должны занять место в экспозиции музея Бендерской крепости.

Кирилл Нефёдов.

Фото: www.ispirr.org

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.