Чувство жизни и жизнь с чувством

«Видно, надо, мама, так, чтоб ветром

Нас по миру разнесло, как семена».

Эпиграф – из стихотворения Никандра Елагина «Матери». В эти дни, на Покров, наш старший коллега, приднестровский и российский журналист, писатель, человек известный и заслуженный, отмечает восьмидесятилетие; отмечает, не почивая на лаврах, в строю, будучи корреспондентом республиканской газеты «Приднестровье».

При всех заслугах, Никандр Анатольевич куда ближе к молодежи, нежели к патриархам, мэтрам. Юбиляр бодр и молод душой.  Поэтому, решительно отбросив «официоз», скажем прямо: у нас, младших коллег, настроение в связи со знаменательной датой самое что ни на есть застольное. И сейчас больше всего хочется отправиться к Никандру Анатольевичу в гости, поздравить, с честью для себя пожать руку. Да обстановка не позволяет.Вот почему решено было отказаться от грандиозных планов и резонансных мероприятий. Точнее – повременить…

Но всё равно, хоть я только и взялся за перо, а уже чувствую – непременно получится тост. Вот и не буду становиться на горло собственной песне.

Никандр Анатольевич! Разрешите от души поблагодарить вас за то, что вы есть. С вами журналистская жизнь ярче, глубже, с вами чувствуешь, как сильна связь между поколениями газетчиков; с вами, с вашими опытом, душевным теплом и подлинно мужским характером, мы – сила. И скажу больше (бесконечно рад, что могу сказать): с вами просто хорошо. Вместе, на редакционном задании, в поездке по городам и весям или за праздничным столом.

О Елагине-журналисте, поэте и Елагине-путешественнике рассказать можно многое. Да вот беда – он уж сам это сделал, и куда лучше, с большим знанием дела. А что же остается нам? Читать классика! Делиться собственными впечатлениями и «размышлизмами»! И мы будем читать, будем делиться, отталкиваясь от елагинских строк.

Строки, взятые эпиграфом, автобиографичны – за плечами Никандра Анатольевича путешествия в самые отдаленные уголки земного шара (если только у шара есть уголки). Родился в центре европейской части России, служил на Кубе, работал на Таймыре, живет и творит в Приднестровье. Кто сможет сосчитать друзей, добрых знакомых, в чьи сердца Елагин заронил семена любви к себе, к своему творчеству. Более того! Автобиографичные строки резонируют в каждом сердце. Все мы, приближаясь к поставленной цели, невольно отдаляемся от родных мест, друзей. Вот и мы, коллеги Никандра Анатольевича, чувствуем эту «разбросанность». А так хотелось бы видеться чаще, быть ближе…

Пусть Бог меня не слышит…

Откуда же всё это

В меня вошло извне?

И правда, откуда в простом деревенском парне (родился в деревне Стечкино Горьковской области) такой творческий потенциал, тяга к печатному слову, к журналистике? Поначалу Никандр Анатольевич и вовсе, по его собственному признанию, думал стать «технарем». Помогла, как и миллионам других советских парней, армия. Елагин с удовольствием писал заметки об армейских буднях (службу начинал в Тирасполе), набираясь опыта, набивая руку. А впечатления, полученные в дни Карибского кризиса, сформировали его гражданскую позицию, наделили масштабностью мышление. Вот где корни журналистского таланта… И всё же природа этого таланта – загадка.

Но позвольте не согласиться с автором, что «Бог не слышит». А как иначе, если не волей Провидения, объяснить пройденный путь, где жаркие и холодные страны стали «полюсами», но неизменно «точкой возврата» становился полюбившийся Тирасполь.

В самом авторе проросли посеянные Всевышним семена. А теперь, благодаря Елагину, прорастают и в других людях.

А вот ещё говорящая строка: «Испытан ударной стройкой». Это про целое поколение, не только про себя. Сегодняшней молодежи не так просто понять, какими идеалами жили отцы и деды, на каком фронте сражались, какими масштабами мыслили… То было время, когда газеты читали, а к журналистам прислушивались. Так что не только сталевару, но и газетчику требовался «железный характер».

Про любимый Днестровск:

«В просторы неба рвутся стрелы  кранов.

Мой юный город строится, растет.

Днем ловит солнце жадно и упрямо.

А ночью щедро свет из окон льет…»

В этом весь Елагин, подлинно советский журналист: пафос «ударной стройки» плюс  редкое жизнелюбие, плюс готовность делиться светом с другими.

А вот про Север: «Здесь находят мамонтовы бивни. Но ведь это не начало, а конец!..». Что показательно: Никандр Анатольевич, человек и журналист, весь устремлен в будущее. Общаясь с Елагиным, меньше всего ожидаешь с его стороны охов и ахов на тему, что вот, мол, в наше время было лучше. Нет, ему и молодежь нравится такой, какая она есть. И он не подделывается, не изображает из себя «молодого». А так прямо и говорит: мне больше нравится русский романс. Но уж если Елагин споет, то и сегодняшним поклонникам электронной музыки сумеет передать свои музыкальные пристрастия. Вдруг понимаешь: да, есть такой уровень глубины душевной, который ну просто недостижим для шоу-бизнеса во всех его проявлениях.

Диксон, Дубинка, Красноярск, Магадан, Анкоридж, Чикаго, Днестровск, Тирасполь… Где бы ни находился Елагин, с ним его любовь к поэзии, тяга к творчеству. Поэтическое восприятие мира – дар. «В реке играла синяя вода…» – это невозможно подделать, так нужно видеть, с этим нужно родиться. Но вот сохранить душу чистой, поэтическое чувство незамутненным – непростая задача, особенно с учетом, что кругом «бездушие богатством хотят прикрыть». И простые человеческие чувства, искренность, доброта высмеиваются, считаются проявлением «неполноценности».

В постперестроечный период неприличной, подозрительной стала и любовь к Родине. «Патриотизм не в чести», – напишет Елагин. Но и в этой ситуации чувствующему, мыслящему человеку остается не так мало: всегда есть возможность отстоять свое право быть другим, бросить вызов прагматичному, потребительскому миру. «Готов ли к этой жертве гастролер-турист?». Но кто сказал, что любить Родину легко?..

Жить над обрывом

Умеют ивы.

И я смогу,

Лишь позови!

Нет, никогда не жалуется Елагин на жизнь, как бы ни было тяжело. Подобно ивам из своего стихотворения, он умеет жить над обрывом, потому что знает: только это и есть настоящая жизнь; только это и есть подлинный, не «пластмассовый» мир, за который болит душа и, следовательно, мир, в котором есть место живому чувству, поэзии…


Распоряжением Президента ПМР В.Н. Красносельского Н.А. Елагин награжден нагрудным знаком «За заслуги перед обществом» III степени.


Николай Феч.