Слободзейский самородок

Жизнь наша нынешняя – сплошная скорость и круговерть. Всё куда-то спешим, бежим, торопимся и не успеваем…


С одной стороны, ситуация заставляет… Надо семью кормить, детей растить, да просто элементарно удержаться на плаву, а кому-то даже выжить… А с другой – мы часто сами загоняем себя в положение безысходности, ругая президента, депутатов, уборщицу в подъезде, рабочих «Водоканала», в то же время проходя мимо вещей, которые могут наполнить нашу жизнь душевной гармонией и внутренним комфортом, помогающими легче пережить сложный период и вынести груз, казалось бы, неразрешимых проблем.

Однажды я оказалась на русской части города Слободзеи. Не той, что примостилась вдоль оживлённой тираспольской трассы, а притаилась в глубине населённого пункта. Шагая по улице Советской Армии к четвёртой слободзейской школе, испытывала ощущение сладкой ностальгии по детству. Вся в зелени деревьев и кустарников, с домами, спрятанными за аккуратными заборами, почти безлюдная улица дышала 70-ми годами прошлого столетия. Мало этого, подтверждением моих ностальгических ощущений посередине дороги возник… колодец. Прямо из тех времён, но аккуратно огибаемый справа и слева заасфальтированным дорожным полотном и заботливо обложенный декоративным камнем. Источник действовал, правда, ведро отсутствовало, поэтому испить колодезной водицы не пришлось. И надо было торопиться. В школе меня давно ожидал майор внутренней службы в запасе, есаул Черноморского казачьего войска Виктор Михайлович Крившенко, человек уникальный, творческий и талантливый. О таких в народе говорят – самородок.

«У нас тут много колодцев, построенных ещё в незапамятные времена, – оживлённо стал рассказывать Виктор Михайлович. – 15 лет назад задумали с казаками один из заброшенных восстановить. Его возводил ещё дед нашего ветерана Великой Отечественной войны дяди Пани. Несколько лет назад он в мир иной отошел, а было ему 94 года. Надо полагать, колодцу не менее полутора сотен лет. Но оказалось, что при строительстве нового дома по соседству кто-то засыпал его остатками старой постройки. Поэтому здесь ручным трудом уже не обойтись, нужны техника и финансовые вложения».

Тема колодцев, судя по всему, Виктору Михайловичу особенно близка и интересна. Слово за слово – выяснилось, что казачий есаул обладает немалым поэтическим даром. По долгу профессии часто сталкиваясь с примитивным рифмоплётством, я была достаточно удивлена, когда Виктор Михайлович выдал на-гора профессионально-певучие строки опять же о колодце:

«У пыльной дороги, где ясень высокий,

Стоит одиноко колодец глубокий,

Его сердце бьётся во тьме под землёй,

Артерии полны водой ключевой.

Сей дивный ларец подарила природа,

Помог ей творец из простого народа,

Казак чтоб уставший испить мог водицы,

Коня расседлать возле сруба криницы…».

Стихи гармонично ложились на не придуманную, но уже звучащую в подсознании мелодию. Как оказалось, творческий дар выявился у Крившенко во взрослом возрасте при выпуске стенгазет. Проходя службу в должности зам. начальника погранзаставы, он отвечал за наглядную агитацию. Чтобы критика действеннее доходила до нерадивых, писал на них сатирические четверостишия. А потом была встреча с Анатолием Дёминым, членом союза писателей Приднестровья, у которого Виктор взял первые уроки стихосложения.  Спустя несколько лет он уже стал соавтором сборников «Созвездие лиры-2» и «Слава казачья», выпущенных Слободзейским литобъединением «Зов души».

Виктор Михайлович – коренной слободзеец. Его предки по матери восходят к казаку Трофиму Корфуненко, оказавшемуся на Слободзейской земле в составе войскового коша, подобия Сечи, который просуществовал здесь три года. Потом по указу Екатерины II основная масса казаков переселилась на Кубань, а те, кто остались, завели семьи, дав этой земле крепкий казачий корень.

Колодец на русской части Слободзеи.

Судьба советского паренька была вполне стандартной: школа, училище, ДОСААФ, армия, школа прапорщиков… Он хотел стать военным и стал. Служил в Иркутске в войсках стратегического назначения начальником расчёта пускового ракетного комплекса «Тополь». Его контракт окончился через два года после распада Советского Союза, и, естественно, встал выбор – остаться в России или отбыть на историческую родину. Он вернулся домой, юной республике были нужны обученные воины. Сначала служил во вневедомственной охране, был начальником погранзаставы в п. Красное, потом перешёл в аварийно-спасательное подразделение… Нареканий никогда не имел, и продолжал бы служить дальше, да здоровье подвело. Вышел в запас в звании майора в 2015 году.

Энергичному и общительному, усидеть на пенсии было невмоготу, и он подался в родную школу охранником, чтобы быть в коллективе. И вот с этого места начался новый отсчёт в его жизни. Судьба, отняв любимое дело, тут же обозначила новую точку приложения его потенциальных возможностей, о которых он у себя даже не подозревал. Неуёмная часть души, горевавшая по утрате дела всей жизни, привела его в школьную мастерскую, где вот уже 30 лет преподаватель физики и технологии Сергей Николаевич Малыхин обучает школьников самым разнообразным ремёслам. Выжигание и выпиливание, лозоплетение и резьба по дереву, гравюра и выточка изделий на токарном станке – всё это можно встретить в комбинированной мастерской. Однажды заглянув сюда во время своего дежурства, Виктор Михайлович был уже не в силах уйти. Почти год присматривался, пытался что-нибудь создать…

Крившенко без остатка «запал» на необычное для себя дело. Его творческая натура гармонично отозвалась на зов рук, и спустя какое-то время, он, освоив ряд технологий, стал выдавать изделия, превосходящие по своему качественному исполнению даже учителя, коим стал для него Сергей Николаевич. Дело настолько увлекло, что он начал детально изучать фактуру произрастающих в Приднестровье деревьев и пробовать их в обработке. Так появились сахарница из акации, подсвечник из ореха, чаша из яблони, фляга из ясеня, кубок из софоры со стразами и ещё множество удивительных вещей, которые он просто дарит своим друзьям и знакомым. Продать рука не поднимается, это как сродни измене, ведь столько любви вложено…

Дуб, ясень, акация – три любимых дерева Виктора, о которых тоже сложены стихи. И не только стихи. Отслужившим свой век деревьям он даёт новую жизнь в чудесных изделиях. Творчество бесконечно. И тот, кто познал эту истину, останется ему преданным навсегда.


Галина БЕЗНОСЕНКО, г. Слободзея.

На фото: Виктор Крившенко – слободзейский самородок.

Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.