Я тебя никому не отдам…

Житейские истории не надо придумывать – их придумывает сама жизнь, а потом пересказывает с помощью наших мам, бабушек, а то и обычной попутчицы, как было в моём случае.


Как легко нынешняя молодежь относится к браку! Не успели поссориться – всё, развод и девичья фамилия! Наговорят сгоряча обидных слов – как я её (его)! – лишь бы побольнее сделать. А потом, через много лет, оглянувшись и взвесив всё на холодную голову, приходят к мысли: зря разошлись, зря разрушили семью.

Мой рассказ – о мудрой женщине, которая даже в сложной житейской ситуации сумела сохранить семью и никогда не пожалела об этом. Было это давно, после войны, а рассказала мне эту историю недавно моя добрая знакомая. Но она показалась настолько поучительной, что я решила её представить нашим читателям. Хорошо бы, чтобы её почитали молодые супруги, которым ещё придётся учиться житейской мудрости.

Когда домой вернулся Егор Сердюк, среди девушек начался переполох. И было чего волноваться: рыжий Егор уходил в армию ещё мальчишкой, а вернулся возмужавшим мужчиной с медалями на застиранной гимнастёрке. Но главное – добрым и весёлым был Егор, а чего ещё девкам надо?

Егор недолго гулял, мать торопила его – женись, сынок, в доме хозяйка нужна, я уже немолода. И хоть было в селе немало красавиц, Егор выбрал Степаниду – скромную тихую девушку из семьи местного сапожника Сидора Лиховида. У Сидора, кроме Степаниды, было три старшие дочки, и вроде бы младшим до замужества старших нельзя было замуж выходить. Но поскольку женихов на всех не хватало, отец четырёх невест ответил согласием сватам Егора. Старшие дочки волосы на себе рвали от зависти, а что делать? Пришлось им на свадьбе младшей сестры делать вид, как они рады…

– И что он в ней нашёл? Вот Гафуня – высокая, грудастая, голосистая. Или Марфуня – красавица писаная, коса до пояса. Или Марийка, председателева дочка, – и нарядов, и приданого, как у княгини! А он Стешку осчастливил…

Стешка, и правда, была на седьмом небе от счастья, и всё-то в руках у неё горело, всё успевала – любовь ей силы давала. А уж как готовила своему мужу – когда только успела научиться всему? Особенно удавались пирожки – с печёнкой, капустой с грибами и сладкой черёмухой. Свекровь, старенькая Панадия, на невестку не могла нарадоваться – и проворная, и весёлая, и сына любит. От большой любви родился первый сын, Федя, – копия папаши! За первым через два года второй родился – Сергуня, ещё через два года – Костик. Все – рыженькие, курносые, зеленоглазые, как отец.

Всё бы хорошо было – в доме всегда был порядок, вкусно пахло Стешиной стряпнёй, дети росли чистенькими да послушными, уже и стройматериалы завезли на новый дом. Живи да радуйся! Степанида и радовалась, а бабы-одиночки завидовали. Егор в силу мужскую вошёл, к нему, весёлому балагуру и лучшему трактористу колхоза, так и липли бабы и девки-перестарки: то надо крышу подправить, то забор отремонтировать подсобить, то дрова из леса привезти. А он был добрым, не мог отказать…

И как-то так случилось, что изменил Егор своей Степаниде. Был бы трезвый, может, этого и не случилось. А тут привёз дрова домой продавщице сельмага Тамаре Зотовой, она его хорошо угостила, налила португальского портвейна – диковинка какая! Егор потом удивлялся: в праздники мог выпить пол-литра самогона – и ничего его не брало, а тут выпил полбутылки сладкого вкусного напитка – и мозг выключился…

Утром он и не понял, почему рядом с ним спит Тамарка. Когда понял, что произошло, вспотел от стыда: что я скажу Стеше? Приехал домой на тракторе, глаза от смущения поднять не может. А Стеша – ни слова упрёка: «Садись, позавтракай, я вот тут тебе тормозок на работу приготовила, твои любимые пирожки…».

Как ей удавалось в сложных ситуациях сохранять самообладание, непонятно. Другая женщина в подобном случае закатила бы скандал, порвала бы сопернице волосы, а Степанида держалась так, будто бы ничего не произошло.

Первые дни после загула Егор «замаливал грехи», нанял строителей, за неделю вырыли фундамент для нового дома и залили бетоном. Дети бегали вокруг строителей и всё спрашивали отца: «Это будет наш дом?».

А Степанида хлопотала на кухне, готовила на всю ораву – муж, строители, дети, свекровь. После работы накрыла на стол – мужики не нахвалятся: «Хорошая у тебя жена, Егор!». «Лучшая!» – соглашался Егор. Ночью на супружеском ложе Степанида горячо шептала мужу: «Я тебя никому не отдам!».

А его снова понесло – Гафуня, Маруся, Ольга… Переночует, а на следующий день домой возвращается с поникшей головой: «Прости…». Мать ругала Егора: «Что ж тебе не хватает? Что ж ты по бабам шляешься? Ты ж меня в могилу вгонишь!».

Егор только отмахивался: «Не ругайся, мать. Сам знаю – виноват…».

Добрые люди приходили к Степаниде и докладывали, к кому завернул на этот вечер Егор. Степанида молча выслушивала, а ближе к утру подходила к окну очередной зазнобы мужа, тихонько стучала в окно: «Егорушка, не проспи работу! Тут я тебе узелок со снедью принесла, чтоб не оголодал. Не забывай – дети тебя ждут дома…». И уходила.

Бывало так, что в обед женщина, у которой переночевал Егор, раскладывала продукты, среди которых были и Стешины необыкновенные пирожки. Степанида не ругалась, а только усмехалась: «Что, вкусные мои пирожки? Ну, ешь, ешь, раз мой Егор с тобой поделился…». Степаниде сочувствовали, но советов, что делать с неверными мужем, она не слушала.

Однажды Егор, собираясь к очередной зазнобе, собрал было харчишек – кусок хлеба, сало, пирожки. Спрятал узелок в сенцах, а сам вышел по какому-то делу. Степанида узелок нашла, и вместо кульков с продуктами положила кульки с золой. Вернулся Егор со двора, а Степанида и ухом не повела.

Когда у вдовушки Егор развязал узелок и обнаружил там кульки с золой, засмеялся: «Ну, Степанида, а ведь и вида не показала, что знает о моих планах!». «А что ж ты ходишь по бабам, если у тебя Степанида такая умная? Был бы у меня такой муж-гуляка, я бы его выгнала в два счёта!». «Да я вас, дурочек, жалею. А Степаниду свою люблю, и пирожки её люблю. И она меня любит. Поэтому и терпит».

Как бы там ни было, а родила Степанида ещё двух пацанов – Ванятку и Гришу.

Прошло ещё несколько лет – и загулы у Егора как-то незаметно сошли на нет. Понял, наконец. Егор, что лучше его Стеши нет никого на свете. И дом достроили, и детей выучили, а потом и поженили. Панадия успела ещё и правнуков понянчить, а потом тихо ушла в мир иной.

До конца жизни жили в любви и понимании Егор и Степанида. Детям помогали, внуков растили. И всегда в доме было чисто, уютно и пахло вкусными пирожками, секрет приготовления которых Степанида не открыла никому.

…Егору и семидесяти не было, когда его не стало. Горевала Степанида над любимым мужем и в первый раз упрекнула: «Жил бы ты долго, если бы себя по бабам не растратил!».

Сама же Степанида не дожила до столетнего юбилея всего год. Когда её спрашивали, в чём секрет её долголетия, она с улыбкой отвечала: « Не держать в сердце злобы, и уметь прощать любимых людей».

Редкой душевной красоты и мудрости была женщина…


Дина Листюгина.

Автор выражает благодарность  попутчице Валентине Степановне за эту историю.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.