20 лет приднестровскому рублю

Недавно все мы отмечали 30-летие со дня образования Приднестровской Молдавской ССР. Но мало кто знает, что в конце октября приднестровскому рублю исполнилось 20 лет.


Именно современному рублю, который до сих пор в обороте, а не его предшественникам. Но перед тем, рассказом о том, как появился на свет два десятка лет тому назад юбиляр, стоит напомнить и о его предтечах.

Ещё до развала Союза в некоторых республиках на фоне дефицита товаров и разговоров на тему «Мы кормим центр» в дополнение к деньгам появились купоны. Без них нельзя было отовариться ни в одном магазине. После того, как СССР не стало, новоявленные государства стали обзаводиться своей национальной валютой, и вся рублёвая масса тут же хлынула туда, где советский рубль пока ещё был в обращении. Среди таких мест было и Приднестровье. Для защиты финансовой системы у нас прибегли к достаточно оригинальному шагу – стали маркировать советские рубли. На фабрике Гознака в Москве заказали специальные разноцветные марки с изображением Суворова и номинала купюры.

Кстати, после того, как эти временные деньги вывели из обращения, марки пустили в дело отдельно. Уже как знаки почтовой оплаты. Чего добру пропадать? Цифры на них забили серебристой полосой с надписью «ПМР» и буквенным номиналом, характерным для приднестровских почтовых миниатюр. А были в запасе и листы с денежными марками, на которые по какой-то причине не успели нанести клей. Созрела идея использовать обратную их сторону для печатания новых. Кажется, в мире больше нет двусторонних марок…

Там же, на российском Гознаке были заказаны и первые собственно приднестровские купюры. Позже банкноты других номиналов заказывали и в Германии. Но вмешалась политика. По дипломатическим каналам Молдова потребовала от российских и немецких властей аннулировать договоры с «сепаратистами». Уже выпущенный тираж удалось вернуть через суды. Правда, впоследствии российский Гознак возобновил сотрудничество с нашим Центробанком, но стремительно растущая инфляция не ждала. Когда достаточно большая часть однорублёвых купонов пришла в Приднестровье, они уже ничего не стоили. Но уничтожать  совершено новые, не бывшие в обращении, купюры  стало жалко. Поэтому и родилась идея добавить к единичке четыре нуля. Заодно решили, чтобы выдержать правила русского языка, заштриховать узором слово «рубль» и рядом напечатать «рублей». Правда, сложность заключалась в том, что имевшиеся в республике полиграфические мощности могли работать лишь  с большими листами, а здесь надо было делать надпечатки на каждой купюре.

Есть такой  аппарат гестетнер (назван по имени венгерско-британского изобретателя Давида Гестетнера,  ещё в 1880-х годах разработавшего копировальную машину) для малоформатной печати. Вот на нём и происходило превращение единички в десять тысяч. Следует сказать, что к этому времени республика ощущала острую нехватку денежной массы. В работе на гестетнере была дорога каждая минута, поэтому решено было обратную сторону купюры не менять. На ней так и осталась одинокая «единичка». Позже, когда зарплату в Приднестровье выдавали  уже сотнями миллионов, подобный же «номинальный казус»  произошёл и с отпечатанной в ФРГ 50-тысячной купюрой с изображением Богдана Хмельницкого на одной стороне и республиканского драмтеатра – на другой. Их уже не стали переделывать. Просто решили считать её полумиллионой. Она ходила наравне с пятисоттысячной гознаковской. За границей стало всё труднее и труднее заказывать купюры. Поэтому со временем пришли к выводу о необходимости изготовления денег внутри Приднестровья. В 1998 году немцы вернули не использованную ими бумагу, а россияне в 2000 году подарили клише для новых, уже деноминированных купюр. Рисовать больше нули не представлялось возможным.

Для изготовления новых, уже деноминированных купюр было за рубежом закуплено специальное оборудование.  В конце октября  отпечатали пробную партию десятирублёвок, которую представители ПРБ свозили на московскую фабрику Гознака. Там специально собрали консилиум специалистов, который поставил первым приднестровским купюрам диагноз: «Отлично!». После получения заключения российских экспертов Президент ПМР Игорь Смирнов издаёт 24 октября  2000 года сначала Указ «Об изменении нарицательной стоимости приднестровских денежных знаков», а на следующий день – «О проведении мероприятий в связи с изменением нарицательной стоимости приднестровских денежных знаков и масштаба цен». Согласно им,  1 января 2001-го   миллион становился рублём. Разменные монеты в обращении появятся потом, а пока их роль выполняли купюры старого образца, которые были в обращении год. Кстати, наша газета заранее печатала описание и фотографии постепенно вводившихся в оборот купюр других номиналов. В тогдашних публикациях «Приднестровья» говорилось, что банкнота того или иного образца должна появиться тогда-то и тогда-то.  Для того, чтобы уложиться в заявленные сроки, печатная машина работала круглые сутки.


Кирилл Нефёдов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.