Одиночество среди своих

Нина Олеговна несколько часов плакала в одиночестве, а потом все же успокоилась и стала размышлять. «Как так получилось-то? – грустно думала она. – Ведь всегда старалась делать всё возможное и невозможное ради детей. Все самое лучшее – им. Ведь были мы одной большой семьёй когда-то, даже, вроде бы, счастливой. А теперь?..». И пожилая женщина опять начала плакать.


Когда-то давно, тридцать лет назад, юная Нина познакомилась в институте с высоким статным парнем по имени Юрий. Это была любовь с первого взгляда. Юра красиво ухаживал, дарил цветы, приглашал в кино и кафе. А по вечерам они, взявшись за руки, гуляли по парку и мечтали о счастливой семейной жизни. Через год решили пожениться. Поначалу было сложно: оба студенты, съёмная квартира, но они никогда не опускали руки. Юрий по вечерам работал грузчиком, Нина на старенькой швейной машинке, доставшейся ей от бабушки, шила на продажу постельное белье. Спустя год появился первенец – Роман, затем погодки – Виктория и Лена. Юрий к тому времени окончил институт и устроился на машиностроительный завод. Был на хорошем счету у начальства и вскоре возглавил конструкторный отдел. За заслуги и отличную работу предприятие выделило ему трёхкомнатную квартиру. Все складывалось как нельзя лучше.

Супруга Нина целиком и полностью посвятила себя детям, семье. В доме всегда пахло выпечкой, было чисто и уютно. В выходные и праздники большая семья ездила на дачу. Словом, старались свободное время проводить вместе. Дети радовали успехами. Все трое хорошо учились в школе, были положительными и покладистыми ребятами. Старший сын Роман получил профессию электрика и с лёгкостью нашел работу в одной из фирм города. Вика и Лена окончили экономический факультет. Одна стала банкиром, другая – бухгалтером на предприятии. Нина Олеговна не могла нарадоваться семейному счастью. Сбылось всё, о чем они с её любимым Юрочкой тогда мечтали, гуляя по парку. Но случилась беда – неожиданно умер муж. Сердечный приступ. Он никогда не жаловался на здоровье, был крепким мужчиной, не выпивавшим даже по праздникам. А тут такое… И осталась Нина Олеговна в пятьдесят лет одна. «Есть же дети, они мой смысл и опора», – думала тогда она.

 Дочки к тому времени уже вышли замуж, появились внуки, но продолжали жить с матерью, квартира стала напоминать коммуналку. Но Нину Олеговну это, скорее, радовало. Главное, что все вместе. Дети же начали вдруг придираться к ней без повода. То дочь на кухне хочет быть главной хозяйкой, то сын просит её посидеть в комнате, пока у него друзья будут. Стесняется, видите ли. Постепенно мелкие ссоры перешли в крупные скандалы. «Ну мы же одна большая семья», – увещевала детей Нина Олеговна. «Слишком большая семья», – как-то презрительно сказала дочь Виктория. – Тесно нам здесь всем, может, ты на дачу переедешь? Там дом тёплый, кирпичный. Будешь в тишине и покое доживать».

Всю ночь проплакала мать, пытаясь понять, в какой момент её любимые дети стали такими чёрствыми и жестокими. А утром она собрала вещи и уехала на дачу,  всё же  надеясь, что уже к обеду сын с дочерьми приедут за ней, будут просить прощения и заберут обратно домой. Но ни к обеду и даже через неделю никто не приехал. Был один лишь звонок от них: «Нормально устроилась, мать? Если что-то понадобится, звони. Давай, не скучай».

Пришлось матери обустраивать свой быт на даче. Близилась зима. Все соседи разъехались по городским квартирам.  До ближайшего продуктового магазина – около двух километров. Из развлечений – старенькое радио на стене. Хоть волком вой. Но в один из вечеров раздался телефонный звонок: «Тёть Нина, здравствуйте, это Маша. Видела сегодня Ленку, она сказала, что вы на дачу переехали. Как вы там?». Ничего не смогла ответить Нина Олеговна, ком в горле встал, а из глаз хлынули слезы. «Собирайтесь, я сейчас за вами приеду», – без раздумий выпалила Мария. Маша была племянницей Нины Олеговны, единственной дочерью её родной сестры Валентины. Когда сестры не стало, Машке было всего 17 лет, и тётя Нина забрала её к себе, поддерживала как могла. Характер у Марии был не сахар, резкая, шустрая, за словом в карман не полезет, с горем пополам окончила школу. Как ни уговаривала её Нина Олеговна, она наотрез отказалась поступать в университет. Устроилась работать продавцом на рынке. Сняла однушку наполовину с подружкой. Параллельно окончила курсы по парикмахерскому делу. Перешла работать в салон красоты. От клиентов не было отбоя. Сейчас Мария совладелица студии красоты.

Через час за окном раздался автомобильный гудок. Нина Олеговна собрала скромные пожитки, заперла дверь дома и вышла во двор, где ее ждала племянница. «Машка, какая же ты красивая стала, прямо как с обложки журнала! От той пацанки и следа не осталось», – заметила тётя. Мария улыбнулась в ответ, распахнула дверь автомобиля, приглашая сесть. «А куда мы едем? Дома меня не ждут», – растерянно сказала Нина Олеговна. «У вас теперь новый дом, где вас всегда ждут и любят. Мы едем ко мне», – ответила Маша и завела машину.

Уже год, как Нина Олеговна живёт с Машей в её квартире. По вечерам они вместе пьют чай и делятся новостями. Мария записала тётю на йогу, та сначала сопротивлялась, но после первого занятия влюбилась в это дело. Появились подруги по интересам, жизнь заиграла новыми красками. «А что же дети?» – спросите вы. Навещают мать, правда, нечасто, да и то, чтобы денег попросить. То на оплату счетов по коммуналке не хватает, то внукам надо обувь и одежду прикупить. Но обратно домой не зовут, даже завидуют, говорят: «В Машкиных хоромах тебе хорошо и вольготно живётся, не то, что мы в нашем муравейнике мучаемся». Но, что самое интересное, никто из них не пытается изменить ситуацию. Они привыкли жить за спиной родителей, которые всегда решали их проблемы, оберегали от любых сложностей. Теперь Нина Олеговна просто сторонний наблюдатель. Она отпустила их в свободное плавание по океану жизни, хотя по ночам, несмотря на  обиду, которую ей нанесли родные дети, она молится об их счастье и, конечно же,  счастье Марии.


Ирина Круглова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.