Вехи борьбы

Характерно, что «полицейская практика» как определяющий метод внутриполитических дискуссий применялась официальным Кишиневом не только по отношению к приднестровцам (что, в частности, опровергает суждение о том, что кроме «левобережных сепаратистов» недовольных в стране не было»).


В самом Кишиневе преследовали участников «Интердвижения», всех, кто не разделял идей народного фронта. Давлению подвергался гагаузский народ, имевший все основания думать о собственном будущем, причем вне зависимости от прорумынских устремлений бывшего республиканского центра.

28 сентября 1990 г. в Кишиневе состоялась итоговая встреча комиссии Президента СССР с руководством ССРМ, представителями ПМССР и Гагаузской Республики. Председатель комиссии      Г. Таразевич, а также её члены Маршал СССР С. Ахромеев и депутат ВС СССР М. Демидов пришли к выводу, что происходящее в крае – показатель несогласия народа с позицией руководства ССРМ.

Однако выводы эти были слишком запоздалыми. И приднестровский, и гагаузский народы были не только не согласны с позицией националистов, на глазах превращавших «солнечную Молдавию» в шовинистическое, мононациональное государство, но и активно шли по пути государственного строительства. На том этапе уже шлифовались детали, уточнялись нюансы, утверждалась государственная символика.

Так, 9 октября приняли Постановление Временного Верховного Совета ПМССР о порядке разработки и утверждения герба, флага и гимна республики.

13 октября было принято совместное заявление Временного Верховного Совета ПМССР и Временного Комитета Гагаузской Республики в связи с предстоящими 28 октября и 25 ноября 1990 г. выборами в верховные органы власти Гагаузской Республики и ПМССР. В заявлении говорилось, что несмотря на угрозы со стороны руководства ССРМ и НФМ, выборы состоятся; принято совместное Обращение к международной общественности и ООН.

В это же самое время, используя силовые структуры, в Кишиневе пытались нарастить присутствие в регионе, на что крайне болезненно реагировали сами жители Приднестровья.

22 октября в Дубоссарах прошел митинг протеста против прибытия полицейских Молдовы.

Точно такой же тактики (путем увеличения силового контингента) ССРМ придерживалась и в Гагаузии.

25 октября Гагаузскую Республику окружили силы полиции под видом «штабных учений». Последовала переброска из Кишинева на юг свыше 20 тыс. волонтеров для борьбы за «целостность Молдовы».

28 октября должны были состояться выборы в Верховный Совет Гагаузской Республики. Вот почему силовиков Молдовы, по приказу министра внутренних дел И. Косташа, так спешно подтянули к Комрату. Волонтеров из Кишинева автобусами перебрасывали в том же направлении. Осознавая, какими могут быть подлинные масштабы предстоящей акции «конституционалистов», гагаузы обратились за помощью к приднестровцам.

Несмотря на то, что в самой ПМССР никто не был застрахован от аналогичного сценария, призыв Гагаузии услышали. 25 октября Председатель Временного Верховного Совета ПМССР Игорь Смирнов поставил задачу формировать в Приднестровье рабочие отряды для помощи гагаузскому народу. Точкой сбора объявили территорию, прилегающую к Тираспольскому хлопчатобумажному комбинату. Отряд тираспольчан возглавил В. Рыляков, рыбницким руководили Н. Богданов и В. Воеводин, бендерским – В. Вит.

26 октября поход сводных отрядов добровольцев из Приднестровья начался, вынудив президента Молдовы объявить на юге страны чрезвычайное положение.

Подчеркнем: поход приднестровцев, проявивших готовность оказать поддержку братскому народу, не был (не мог быть!) «мобилизацией». В Чадыр-Лунгу отправлялись лишь те, кто не мог поступить иначе, считал помощь гагаузам своим долгом. Да и были это не профессиональные военные, а представители трудовых коллективов, люди разных профессий, разного возраста. Тем не менее эффект, достигнутый их появлением, произвел должное впечатление на кишиневских силовиков и экстремистов, предотвратив расправу над «непокорными гагаузами», которую планировали учинить народнофронтовцы.

1 ноября сводные отряды вернулись в Приднестровье.

Как и следовало ожидать, гагаузские события получили трагическое продолжение на приднестровской земле. И едва успели добровольцы вернуться, как их помощь потребовалась в Дубоссарах.


Михаил ФЕРНЕТ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.