Моряки в боях на Среднем и Верхнем Дунае

29 августа 1944 года завершилась Ясско-Кишинёвская наступательная операция, вошедшая в историю Великой Отечественной, как один из десяти «Сталинских ударов». Была полностью освобождена Советская Молдавия и выведена из войны на стороне гитлеровской Германии Румыния.


Ясско-Кишинёвская операция стала прологом к освобождению Красной Армией Болгарии, Югославии, Венгрии и Австрии.  Самое активное участие и в Ясско-Кишинёвской операции, и в освобождении придунайских стран приняли моряки Дунайской флотилии. Кстати, небольшой любопытный штришок. В нескольких источниках, в частности, в изданном в 2010 году в Санкт-Петербурге альманахе «116-я Краснознамённая бригада речных кораблей Черноморского флота» и в книге известного российского военного историка Александра Широкорада «Поход на Вену», есть упоминание названия столицы Приднестровья. В обеих книгах говорится, что в период с  23 августа по 1 октября советскими моряками на реке Дунай и его протоках было захвачено много трофейных судов и кораблей, среди которых и бывший русский тральщик «Тирасполь».  Он в составе ЭОН (экспедиция особого назначения) героически воевал на Дунае в Первую мировую войну. В результате перипетий Первой мировой и гражданской войн он оказался у румын, которые корабль, исходя из своих экспансионистских планов, даже переименовывать не стали. Осенью 1944 года «Тирасполь» снова поднял военно-морской флаг нашего Отечества, на сей раз уже советский, и принял участие в славных делах, о которых рассказывается в этой статье. Кстати, она не первое посвящение Дунайской флотилии и её наследнице, 116-й бригаде, на страницах нашей газеты. Мы рассказывали о двух послевоенных визитах военных кораблей с Дуная в Тирасполь. Почти год назад Николай Крецул (автор нынешней публикации) рассказал об участии моряков-дунайцев в Ясско-Кишинёвской операции, в том числе и о боях в низовьях Днестра и на Днестровском лимане. Интерес Николая Федотовича  к истории легендарного соединения ВМФ СССР не случаен. Родился он и провёл детство в селе Кислица Измаильского района, где после войны базировались корабли Краснознамённой Дунайской флотилии.

После Ясско-Кишиневской операции корабли и части Берегового отряда сопровождения  флотилии в начале сентября 1944 года двинулись вверх по Дунаю. Командовал ею тогда  контр-адмирал Сергей Георгиевич  Горшков – будущий главком ВМФ СССР. Начальником штаба был капитан I ранга Аркадий Владимирович Свердлов – троюродный брат Якова Свердлова, чьим именем названа одна из тираспольских улиц. К началу похода в верховья Дуная в состав Дунайской флотилии входило 3 монитора (плоскодонные, хорошо бронированные и имеющие достаточно мощное артиллерийское вооружение корабли), 35 бронекатеров, 16 минных (иногда зовутся миномётными)  катеров, 38 тральщиков, отряд десантных судов. В береговой отряд входили части морской пехоты, а также артиллерия, включая и дальнобойную. Учитывая, что Дунайская военная флотилия  в 1944 году была в составе советского ВМФ  сформирована вторично, то многие из её моряков, кому довелось освобождать европейские страны, уже имели огромный боевой опыт. К тому времени среди моряков-дунайцев было семь Героев Советского Союза. Это бывшие катерники Азовской военной флотилии, отличившиеся осенью 1943 года во время Керченско-Эльтингенской десантной операции. Капитан 3-го ранга Павел Державин тогда командовал 1-й бригадой бронекатеров АзВФ, которая в течение 165 суток обеспечивала переправу советских войск через Керченский пролив. Старшие лейтенанты  Асаф Абдрахманов, Виктор Великий, Константин Воробьёв и Михаил Соколов были в той операции командирами бронекатеров. Мичман Василий Поляков на буксире вывел бронекатер, наскочивший на мель, а затем во время высадки десанта возглавил одну из штурмовых групп, которая трое суток удерживала небольшой плацдарм на Керченском полуострове. О подвиге старшего краснофлотца (соответствующее старшему матросу воинское звание, существовавшее на отечественном флоте с 1918 по 1946 гг. – Прим. ред.) Виктора Уса в  изданном в 1988 году двухтомном справочнике «Герои Советского Союза» сказано: «9 ноября во время шторма катер, подходя к месту высадки десанта был повреждён взрывами снарядов и затонул. Ныряя в ледяную воду под огнём врага, Ус поднял 40 ящиков с боеприпасами, которые доставили на плацдарм». Все эти моряки  встретили Победу в освобождённой Вене.

Среди армейских частей, с которыми взаимодействовала флотилия во время боёв в Югославии и Венгрии, была и 59-я Краматорская стрелковая дивизия. Впоследствии это соединение войдёт в состав расквартированной у нас 14-й армии и станет основой нынешней ОГРВ (Оперативной группы российских войск в Приднестровье). 25 октября 1944 года Москва двадцатью залпами из 320 орудий салютовала освободителям Югославии – войскам 3-го Украинского фронта, НОАЮ (Народно-освободительная армия Югославии) и морякам-дунайцам. 1-й гвардейский дивизион флотилии (командир – капитан-лейтенант Барботько) был удостоен почётного наименования «Белградский», а  369-й Керченский батальон морской пехоты (командир – майор Семён Григорьев) и 1-я Керченская бригада речных кораблей под командованием уже упоминавшегося капитана 3-го ранга Павла Державина стали Краснознамёнными. Кстати, эти части Дунайской флотилии в августе того же года воевали и на Днестровском лимане.

Дальнейшее продвижение кораблей вверх по Дунаю натолкнулось на мощные минные заграждения, как выставленные немцами и румынами, так и союзнической вкупе с нашей авиацией. Потом экипажи тральщиков под общим командованием капитана 2-го ранга Григория Охрименко насчитают более 3500 обезвреженных мин различных типов. Препятствовали проходу также затопленные отступающим противником суда и фермы взорванных мостов. Необходимо отметить, что на некоторых судах (из числа трофейных) экипажи были смешанными. Надо отдать должное и иностранным морякам. Болгарин Никола Давыдов предоставил карту сухопутных минных полей, а югославские лоцманы Любиша Жоржевич и Будемир Петрович обеспечили проводку кораблей по известным только им фарватерам. В ноябре и декабре с дунайских низовьев в Югославию советскими военными моряками было проведено в составе конвоев и одиночно более 400 судов с 50 тысячами тонн продовольствия и 15 тысячами тонн угля. Эти грузы предназначались не столько Красной Армии и НОАЮ, сколько населению разорённой Югославии. Будущий контр-адмирал Григорий Николаевич Охрименко тогда удостоился высшего её звания – Народный Герой Югославии.


Николай Крецул, член совета ветеранов войны,труда и Вооруженных сил г. Тирасполя.

Фото из открытых источников.