Законотворчество идёт в ногу со временем

Пандемия коронавируса повлияла на  все сферы жизни общества. Пришлось на ходу вносить изменения и дополнения в законодательство. Кстати, когда в Правительстве зашла речь об осовременивании Трудового кодекса с прописыванием в нём такой обыденности наших дней, как «удалённая работа», о COVID-19 ещё ничего не было известно. Принимались, правда, соответствующие поправки в трудовое законодательство уже после введения у нас чрезвычайного положения. Вслед за «удалёнкой» настал черёд дистанционного обучения. Оно стало реалией в этом году, но законодательно не урегулировано.

На состоявшемся в среду очередном онлайновом пленарном заседании Верховный Совет рассмотрел изменения в Закон «Об образовании». «Необходимо законодательно регулировать дистанционное обучение. К нашему сожалению, пандемия продолжается. И обучение в дистанционном режиме не только не ограничивается, но и даже расширяется. Поэтому мы разработали проект закона, которым внесли определённые изменения в закон об образовании. Эти изменения позволят законодательно обосновывать возможность осуществления дистанционного обучения в условиях пандемии», – сказал, представляя законодательные нововведения, исполняющий обязанности Председателя Верховного Совета Михаил Бурла. Среди того, что прописано в законопроекте, возможность предоставлять для поступления в учебное заведение или для устройства на работу копий документов об образовании в электронном (отсканированном) виде. Также предусмотрено, что в случае необходимости и плановые аттестации педагогов могут проводиться дистанционно. Законопроект принят в первом чтении. Комментируя его, председатель парламентского комитета по общественным объединениям, спорту, информационной и молодёжной политике Игорь Буга заметил: «Реалии сегодняшнего дня и продолжающаяся пандемия, ограничительные меры вынуждают законодательно регулировать систему дистанционного обучения для всех категорий. И поэтому принята данная законодательная инициатива. Мы должны научиться жить и работать в этих условиях. Когда пандемия пройдёт, подкорректировать будет несложно, отменить, приостановить. Но время вынуждает нас всех – от мала до велика – научиться жить, работать в данных условиях».

Образования касался и ещё один законопроект. Под понятие «многодетная семья» подпадают и «ячейки общества», в которых в число детей входили и совершеннолетние студенты – инвалиды с детства. Но доселе речь шла исключительно об очниках. Теперь же решено распространить это и на студентов с ограниченными возможностями, обучающихся  заочно.  Такие семьи с начала следующего года получат льготы на  оплату коммунальных услуг. Скидки в 20% и 30% действуют для семей, где соответственно трое и четверо детей. Если их больше, то оплачивать будут лишь 50% «коммуналки». Также многодетные семьи имеют право на компенсацию от государства в 970 рублей за купленные для первоклассника канцтовары. Бесплатен проезд в городском транспорте для учащихся из многодетных семей, если речь  идёт не о такси или пригородных маршрутках. Действуют и другие льготы.

Увы, жизнь и без пандемии COVID-19 зачастую вносит коррективы в первоначальные планы. В бюджете на этот год средства на покупку жилья для детей-сирот были заложены. Но в Днестровске дом, где изначально выделяли три квартиры для детей-сирот, вовремя не достроили.  Стоимость жилья на вторичном рынке выходит за 221 тысячу рублей, заложенную в бюджет на эти цели. В Бендерах выделенных из госказны 1 миллиона 261 тысячи хватило на покупку семи квартир вместо девяти. Поэтому Президент Вадим Красносельский в режиме законодательной необходимости (такие законопроекты рассматривают в первую очередь) внёс предложение откорректировать бюджет.  «Взяв на себя ответственность, государство не собирается от неё отказываться. Мы отвечаем за этих детей. Это самые уязвимые дети, которые остались и без родителей, и без всякого попечения. Государство их содержит, поднимает на ноги и покупает жилье. Этот минимум  государство просто обязано им дать. Я убежден, что мы и дальше будем следовать в данном направлении», – цитирует председателя парламентского комитета по общественным объединениям, спорту, информационной и молодёжной политике Игоря Бугу пресс-служба Верховного Совета. Изменения в бюджет приняты сразу в двух чтениях.

Обеспечение детей-сирот жильём проводится в соответствии с государственной целевой программой. Это не единственная ГЦП, действующая в нашей республике. Но срок многих уже подходит к концу. Например, в нынешнем году заканчивается начатая в 2016 году программа по борьбе с туберкулёзом. «Если раньше считалось, что болезнь социальная и касается по большей части тех людей, которые ведут асоциальный образ жизни, то сейчас мы знаем, что есть много случаев поражения совершенно здоровых, крепких людей. Поэтому государство должно с этим бороться», – подчеркнул председатель парламентского комитета по социальной политике и здравоохранению Сергей Чебан по поводу новой ГЦП, рассчитанной на 2021-2025 годы. Кстати, заканчивающаяся в этом году программа принесла плоды. Согласно данным минздрава, за последние годы уровень заболеваемости туберкулёзом упал со 130 случаев на 100 тысяч человек до 80. По новой программе в течение пяти лет на борьбу с туберкулёзом предполагают потратить порядка 98 миллионов рублей. Из них 19 миллионов – в первый год действия ГЦП. Но бюджетные расходы из этой суммы составят только семь с половиной. Остальное берёт на себя Глобальный фонд борьбы со СПИДом, туберкулёзом и малярией.

В Интернете не редкость объявления об услугах психологов. Но этот вид деятельности никак не регламентирован законодательством. Меж тем, мы имеем дело с воздействием на человеческую психику. И неизвестно, как могут отразиться на ней сеансы какого-нибудь психолога-самоучки. Поэтому Президентом подготовлены проект закона «Об оказании психологической помощи», поправки в Трудовой кодекс и дополнения в Закон «О лицензировании отдельных видов деятельности». На нынешнем онлайн-заседании все три законопроекта  прошли первое чтение.

Так уж вышло, что до сих пор, например, Мемориал жертвам Бендерской трагедии не был внесён в Государственный реестр недвижимых объектов культурного наследия. То же самое можно сказать и о таких архитектурных достопримечательностях приднестровской столицы, как Дворец детского и юношеского творчества. Временные рамки не позволяли. Реестр их ограничивал 1980 годом. Поэтому ни захоронения защитников Приднестровья, ни памятники позднесоветской эпохи, ни установленные в последние годы мемориальные доски, ни созданные после 80-го музеи не подпадали под «охранную грамоту» государства. По предложению председателя парламентского комитета по образованию, науке и культуре Михаила Бурлы «временной ценз» с объектов культурного наследия был снят. Соответствующий законопроект Верховный Совет в среду принял в окончательном чтении.


Александр Никитин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.