Кредит на развитие проверен-2

Мы продолжаем изучать постановление коллегии Счетной палаты о деятельности Фонда госрезерва. Сегодня – о том, как расходовали российские (и не только) деньги в прошлом году.


Напомним, Фонд госрезерва – целевой бюджетный фонд, который занимается в том числе и оказанием государственной поддержки различным отраслям народного хозяйства в целях стабилизации экономики. Средства фонда начали формироваться из российской финансовой помощи. Их потом выдают в виде кредитов по сниженной ставке или вообще как беспроцентный займ (например, на раскорчевку).

Идея оказалась отличной: если из России было получено около полумиллиарда рублей, то выдать смогли 1,3 млрд российских рублей и 1,2 млн евро (с 2019 года средства конвертируют и выдаются в евро). То есть фактически помогли намного большему числу предприятий. На сегодня это 237 организаций. И плюс еще почти 6 тысяч граждан получили беспроцентные займы на развитие личного подсобного хозяйства.

Как отмечает Счетная палата, в 2019 году «свободные остатки финансового резерва, хранящиеся в российских рублях, и возвратные платежи по ранее выданным кредитам и займам в рублях РФ конвертируются в евро». Разумное решение – так наши финансисты страхуются от перепадов курса российского рубля. Кроме того, проверяющие обнаружили «рост востребованности получения кредитов и займов субъектами агропромышленного комплекса».  В прошедшем году наблюдательный совет фонда удовлетворил 21 заявку на  сумму 93 657 200 руб. РФ, почти миллион евро, 62 800 долл. США и почти полтора миллиона руб. ПМР.

 Обычная ставка кредита от Фонда госрезерва не более 6% годовых. Это значительно ниже, чем ставка по обычным коммерческим кредитам. Максимальный размер – 300 тысяч евро. В зависимости от вида деятельности, срок возврата может меняться. Обычно это 3-5 лет, но есть исключения. Например, на развитие молочного хозяйства или переработку сельхозпродукции срок кредита – 7 лет. Объяснение простое та же корова должна сначала вырасти.

Выдано кредитов по сниженной ставке и беспроцентные займы в 2019 году 16 предприятиям на сумму  86 945 493 руб. РФ и 533 610 евро.

Кроме самих сумм и порядка их выдачи, Счетная палата также проверяет, на что пошли полученные деньги. Согласно результатам контрольных мероприятий, в основном предприятия берут кредит на покупку высокопроизводительной импортной техники (опрыскиватели, сеялки, комбайны с навесным оборудованием) или строительство помещений для хранения сельхозпродукции (просто ангар или холодильник). Конечно, еще берут кредиты на покупку оборудования или даже целых перерабатывающих комплексов.

Довольно большую часть из этих сумм составили ссуды на раскорчевку – 1 645 100 руб. РФ и 82 470 евро.

– Сейчас в стране практически нет свободных полей, – говорит Наталья Балан, и.о. директора Фонда государственного резерва. Но в то же время есть много заброшенных садов – их можно раскорчевать и работать. А поскольку процесс этот очень трудоемкий и затратный, а отдачу он принесет не так быстро, ссуда на раскорчевку беспроцентная.

Однако, с другой стороны, и получить такую ссуду несколько сложнее. Если для обычного кредита работает двухуровневая схема (сначала проект изучают специалисты банка – оценивают риски, смотрят залоговое обеспечение, а потом уже заявку рассматривают на наблюдательном совете ФГР), то для ссуд на раскорчевку подключается еще и минсельхозприроды. Это ведомство «оформляет заключение по проектам раскорчевки многолетних насаждений с указанием обоснования и предельной стоимости раскорчевки».

Даже если кредит получен, он должен быть использован именно для тех целей, которые были заявлены. Специалисты Счетной палаты проверяют также и этот вопрос. На сухом языке официальных документов это называется «провести обследование приобретенной по решениям 2019 года с.-х. техники, земельных участков, подлежащих раскорчевке, установленных дождевальных систем орошения, холодильных комплексов и зданий по переработке и хранению с.-х. продукции, иных товарно-материальных ценностей».

Впрочем, несмотря на столь суровое название, на самом деле в этих «обследованиях» нет ничего страшного. Приезжают проверяющие, просят показать то, на что брали кредит: технику, оборудование и так далее. Если все в порядке, делают отметки в бумагах и уезжают.

И судя по постановлению коллегии, наши заемщики – люди честные. О чем говорили, то и купили. Или сделали. Практически в каждом абзаце этого раздела документа записано что-то вроде «приобретен комбайн в комплекте», или «трактор и культиватор находились на поле», или «система орошения установлена, на момент обследования  функционировала». Здания – либо уже построены, либо строят, земельные участки раскорчевывают (а некоторые уже даже засеяны), и контролеры могли сами увидеть ход работ.

Единственный раз Счетной палатой указано «оборудование простаивает». Но тут причина более чем уважительная: фирма взяла кредит на закупку оборудования для точки общепита. Технику купили, начали оборудовать кафе – и тут ввели карантин, деятельность подобных заведений была приостановлена. Тот самый форс-мажор.

И в то же время стоит отметить:  по некоторым потенциальным заемщикам ранее принятые положительные решения пришлось отменить. Даже без проверок. Кто-то отказался сам (обошлись собственными средствами), а кто-то просто не стал подтверждать заявление.


Андрей БАРСУКОВ.

Фото: https://avatars.mds.yandex.net