Чтобы не погасла свеча жизни

– Воспитание детей – это не славословие. Дети нравоучений родительских не слышат, они учатся жить так, как живут их родители, – голос у Тамары Ивановны Зыковой спокойный и мелодичный, и глаза смотрят ясно и приветливо. – Сколько ни говори детям, что пить и курить нехорошо, но если при этом родители пьют и курят, не удивляйтесь, если ваши дети будут пить и курить. Слова пусты, если не подкрепляются делом…

Тамара Ивановна знает, о чём говорит, и сомневаться в истинности её слов не приходится. Её дети и внуки – наглядный и убедительный пример правильной системы воспитания. А их на белом свете немало – трое детей и уже двенадцать внуков обязаны своей жизнью этой мудрой доброй женщине, матери и бабушке. Поговорить с Тамарой Ивановной – всё равно что напиться воды ключевой. И сама она – чистая, добрая и светлая, и, кажется, эта чистота, тепло и свет идут изнутри и согревают всех, кому посчастливилось быть с ней рядом.

От чистого сердца пишу эти слова…

Всё хорошее в человеке – из детства. А родилась и выросла Тамара Братенькова (её девичья фамилия) в степной деревеньке в Алтайском крае, в семье сельских интеллигентов. Лет с четырёх школа стала вторым домом для Томы: если мама задерживалась, дети были рядом, где-то на задней парте, так как дома сидеть с ними было некому. Мама давала им книги (Тамара в четыре года уже умела читать) или карандаши, чтобы были заняты делом.

Все почему-то думали, что Тамара станет врачом. Она хорошо училась и умела оказывать первую помощь – хоть подружкам, хоть соседскому котёнку или щенку. Но получилось иначе.

Тамара училась в девятом классе, когда в село приехали трактористы из Молдавии – помогать в уборке урожая. На танцах девушка познакомилась с симпатичным парнем, Владимиром Зыковым. Оказалось, что родом он из Красноярского края. Просто отцу Владимира, военному человеку, всю жизнь кочевавшему по гарнизонам страны, от Кушки до Сахалина, после выхода в запас предложили выбрать место жительства. Зыковы выбрали Рыбнницу. Там они были в гостях у сослуживца, и им понравился зелёный уютный город у Днестра.

В этом городе Владимир вырос, образование получил. Вместе с отрядом механизаторов в начале семидесятых отправился на целину, в Алтайский край, где и встретил девушку своей мечты. После двух лет переписки Владимир приехал за невестой и забрал её в Рыбницу. Шел 1975 год, а в семьдесят шестом появился первенец – Ваня. Через четыре года родилась Леночка,  в восемьдесят пятом – младшенькая, Мария.

Владимир работал фрезеровщиком на насосном заводе, Тамара – на межрайбазе, а вечером вся семья была в сборе, и это было так здорово: «Я всегда чувствовала себя прежде всего мамой, а работа занимала хоть важное, но всё же второстепенное место. Главная миссия женщины, на мой взгляд, – дать жизнь новому человеку, чтобы не погасла свеча жизни…».

Дети с раннего детства пристрастились к чтению, мама научила девчонок рукоделию, а отец всех детей – игре в шахматы. Молодые, здоровые, весёлые – счастливое время!

– Все ваши дети хорошо учились. Лена окончила школу с золотой медалью, все получили высшее образование, причём на бюджете. Образование и увлечения были разносторонние. А как вы их воспитывали?

– Мои дети росли с ощущением абсолютной свободы! Я им ничего не запрещала, они занимались тем, что им хотелось и нравилось. А я могла только проследить и чуть-чуть направить. Они у меня ходили в «художку», на танцы, в Дом пионеров – сразу в несколько кружков. А когда Мария захотела учиться музыке, мы с мужем купили ей пианино. Я вязала – и девчонки возле меня, папа работал с деревом – и Ваня был рядом. Я не понимаю родителей, которые всё запрещают: не трогай, замолчи, не бегай, не приставай! Мои дети трогали, бегали, разговаривали, приставали. Если чего-то – горячий утюг, например, – нельзя было трогать, я объясняла, почему. У нас в доме всегда было многолюдно, я не запрещала детям приглашать друзей. Мне самой было интересно, с кем они дружат, какие у них интересы. А угостить ребят – своих и чужих – чаем с печеньками сам Бог велел!

– Приходилось ли вам наказывать детей?

– Зачем? Если произошло что-то неприятное, достаточно было с ними поговорить – и всё становилось на место. В нашем доме никто не кричал, а уж чтобы руку поднять на ребёнка – это было просто недопустимо. Доверие потерять просто, а восстановить почти невозможно.

– Ваши дети всегда были дружны между собой.

– А что им делить? Наоборот, они всегда помогали друг другу. Лена училась в ПГУ на дизайнера, а Мария – на кафедре иностранных языков. Лена создавала чудесные, необыкновенно красивые наряды, которые Машенька демонстрировала на выставках и экзаменационных показах. И очень радовалась, когда работы Лены занимали первые места. И я помогала – куда бы ни ездила, обязательно привозила ей кружева, нитки для вышивки, бисер, пайетки. Ваня тоже у нас постоянно учится. Для того, чтобы получить новую, более интересную работу, он получил сначала второе, а потом и третье высшее образование. Наша молодая мамочка Машенька, даже будучи в декрете, продолжает сотрудничать с московским издательством – переводит книги с иностранного языка на русский.

– В вашей семье сильны православные традиции…

– Да, это идёт у нас из поколения в поколение. Я не могу представить себе своих детей с татуировками, с кольцом в носу, они не приемлют курение и алкоголь, в семье не услышишь мат. Зато если человеку трудно, они всегда придут на помощь. Мы с мужем не навязывали наши убеждения, просто они скопировали наш образ жизни, в том числе и культ детей. Не понимаю эгоистов, отвергающих деторождение. Ведь это такое счастье – жить для детей, а теперь уже и для внуков.

– И сколько у вас внуков?

– У Вани, который живёт на Сахалине, четверо детишек, у Леночки, она работает в рыбницком ЦДЮТ, трое детей, самая младшая, Машенька, живёт на Рязанщине, – самая богатая: у неё уже пятеро. Мои дети не только хорошие родители, они успешны в карьере.

– А были ли в вашей семье испытания, и как вы их переживали?

– Конечно, были. Самые тревожные дни мы пережили, когда муж вместе с рыбницким батальоном народного ополчения отправился под Дубоссары. Ему говорили: «Владимир, тебе не надо ехать, у тебя трое детей!». Но он не мог остаться в стороне, когда его товарищи отправились в окопы. Я каждый день молилась за него, чтобы вернулся домой живым. И он вернулся, уставший и счастливый, – мир! А потом, в конце девяностых, начались непонятные дела, предприятия закрывались. Я потеряла работу и пошла в храм – там тоже нужны были люди. Помню, дети после школы прибегали ко мне в храм, я их напою чаем с пирожком, они сделают домашнее задание и бегут дальше – кто в художку, кто в музыкалку. Очень тяжело семья перенесла уход мужа – уже одиннадцать лет, как его нет на этом свете. Всякое было в жизни…

– Жизнь матери трёх детей и бабушки двенадцати внуков – какая она?

– Неспокойная, – смеётся Тамара Ивановна. – Я и на службу хожу – работаю в церкви при районной больнице, и с внуками повозиться хочется. В свободное время вяжу детям и внукам кофточки, сарафанчики, пледы. А когда надо, спешу им на помощь. Когда у Маши родились девочки-двойняшки, всё бросила и поехала в Рязань, чтобы помочь ей. И рыбницким внукам, если надо, помогаю. Вот до Сахалина ехать трудно, поэтому жду Ваню с семьёй в Рыбницу.

Дети – моё счастье, а внуки – наше бессмертие.

Разве не так?


Дина РУДАЯ.