Рыбницкий Маресьев

«Не тот пропал, кто с коня упал, а тот пропал, кто духом упал». Эта пословица как нельзя лучше подходит к рассказу о судьбе заместителя председателя Рыбницкого общества инвалидов Леонида Ивановича Тымкована.


Руководитель этой общественной организации Тамара Ивановна Прушковская так охарактеризовала этого человека: «Его трудная судьба – пример того, насколько важно в любых обстоятельствах не опускать руки, а сохранять силу духа и желание жить. У нас зарегистрированы 430 человек из города и сёл района, но этот случай – уникальный. У Леонида Ивановича столько профессий, столько увлечений, что можно только позавидовать его упорству и жизнелюбию. Он и в нашей общественной организации своеобразный камертон, по нему сверяют свою жизнь люди, чьи возможности в силу разных причин стали ограниченными».

А ведь жизнь Леонида Тымкована начиналась ярко и беззаботно. Родился и вырос он в крестьянской семье в  живописном селе Плоть, богатом родниками и людьми:

– Знаете, как я люблю своё родное село и его родники? В них вода живая, наделяющая силой и энергией. Если у кого-то во дворе появлялся колодец, это был настоящий праздник – с гостями, угощениями, музыкой. Я пил эту воду, напитался её энергией. Самыми добрыми, светлыми и уважаемыми людьми в моей жизни были и остаются родители. Я с детства решил: что бы ни случилось, они не будут за меня краснеть. Никогда.

Леонид успешно окончил школу, поступил в Тираспольский техникум пищевой промышленности и окончил его с красным дипломом. Занимался спортом, был весёлым компанейским парнем. Пришло время – добросовестно отслужил в армии. Вернулся домой, устроился на работу в кишинёвскую фирму «Молдторгмонтаж» – вроде всё так хорошо начиналось! И работа была интересная и понятная – в Рыбнице на улице Мичурина устанавливали холодильное оборудование. Всё складывалось хорошо, как вдруг – авария, катастрофа, изменившая всю его жизнь…18 октября 1988 года при установке оборудования взорвался компрессор. Один человек погиб на месте, второй, Леонид, получил тяжёлое увечье –  огнём опалило лицо и руки – волосы полностью сгорели, но, что самое страшное – взрывом оторвало обе ноги. Как потом оказалось, всё случилось из-за халатности руководства – перепутали баллоны с газом…

Леонида на «скорой» привезли в больницу, никто не давал гарантии, что он выживет: слишком большая кровопотеря. Долгое время жизнь была на грани. Только через несколько недель он пришёл в сознание. Увидев склонившееся заплаканное лицо матери, спросил: «Мама, что с моими ногами?». А мать тихо прошептала: «Слава Богу, что живой…».

– Выжить мне помогли не только врачи, но и родители. Я постоянно чувствовал их поддержку, их желание спасти меня, отогнать дурные мысли: жить или не жить. Я ведь только начинал самостоятельную жизнь, мне было всего двадцать два года, и вдруг – такое…

Два месяца Леонид пролежал в больнице, всё время рядом была его мать, Анна Онуфриевна. Потом пришлось ехать в Киев за протезами, учиться на них ходить.

Первое время помогала и фирма, в которой Леонид пострадал: оплатила стоимость инвалидной мотоколяски, и ремонт её оплачивали. Даже пенсию платили некоторое время. А потом, с развалом Союза, забыли про своего бывшего работника и свои обещания…

В 1989 году решением Рыбницкого горисполкома Леониду Тымковану была выделена однокомнатная квартира в новом доме. И в том же году он поступил в Кишинёвский государственный университет:

– Я очень хотел получить высшее образование. К сожалению, большинство вузов не приспособлено для посещения занятий инвалидами. Нередко бывало так: первая пара в одном корпусе, вторая – в другом, да ещё на третьем этаже, третья – снова надо бежать, чтобы успеть за перерыв. Я на протезах не успевал и получал нарекания от преподавателей. Проучившись полтора года, забрал документы.

Леонид решил: я сумею жить и в этих условиях и не сдамся. И началась борьба за жизнь. Он постоянно занимался спортом, чтобы руки были сильными. К алкоголю и сигаретам был всегда равнодушен, не изменил привычкам и после аварии. Более того, начал осваивать новые профессии. Строительные работы изучал, будучи инвалидом первой группы. А работы по металлу и дереву вскоре стали его любимым увлечением. Женился, родилась дочь Алеся. И хоть семейная жизнь со временем разрушилась – так бывает, но есть его продолжение – дочь, которой он помогает по мере возможности.

Когда автор этого материала решила познакомиться с Леонидом Ивановичем, в свете сегодняшней ситуации пришлось поинтересоваться: может, поговорим по телефону? Респондент не согласился: «А как я вам смогу показать всё, что сделал своими руками? Надевайте маску, я выезжаю». У Леонида Ивановича есть небольшой старенький «Рено» с ручным управлением, а права он получил ещё тридцать лет назад, проучившись на специальных курсах.

Было чему удивиться у него дома! Просторный гараж-мастерская, в котором есть все для ремонта автомобиля и строительных работ. Много полок с инструментами. Весь пол забетонирован, и тут же – яма для ремонта автомобиля: «Всё это сделано моими руками». Каких нечеловеческих усилий Леониду это стоило, не говорит. Он вообще никогда не жалуется.

Неменьшее удивление вызвал и подвал под квартирой Леонида, где уже оборудован лифт-подъёмник – на случай, если придётся выезжать на улицу в коляске. Тут же, в подвале – сотни банок с консервацией, компотами. «Консервирование – одно из моих любимых и полезных увлечений. У родителей есть огород. А дома, в Рыбнице, я делаю закатки на зиму. Я и с вами могу рецептами поделиться».

На балконе Леонид оборудовал небольшую мастерскую, чтобы выполнять работы по дереву: «Недавно освоил изготовление стульчиков и скамеек. Уже подарил родителям, сестре, друзьям. Я должен постоянно работать, что-то делать, чинить, изготавливать. Это помогает мне сохранить присутствие духа, чувствовать себя полезным человеком. Видите плитку на полу в прихожей? Я сам её уложил. И ламинат могу укладывать. А вот этот журнальный столик на колесиках нравится? Моя работа». И тут же вздыхает: «Эх, мне бы новые протезы! Я бы ещё больше сделать мог. Но один протез стоит 2,5 тысячи долларов, а мне нужно их два…». Натруженные руки, доброжелательная речь, умные глаза человека, через боль и испытания постигшего мудрость и смысл жизни, – таким его знают окружающие.

Цветы на подоконнике – повод для гордости. Леонид сам вырастил свои фиалочки и герань, а на зиму перенес их с балкона в квартиру – пришлось сделать «многоэтажные» полки. А хозяин дома всё продолжал удивлять: «Хотите посмотреть мою коллекцию пуговиц? Вы не представляете, насколько это интересно!». Пуговиц сотни, если не тысячи: с формы американских полицейских, французские, немецкие, шведские, греческие, да какие – фирменные, служебные, настоящие ювелирные украшения ручной работы… А нумизматическая коллекция?!

С Леонидом Ивановичем по-настоящему интересно, и друзья у него такие же увлечённые. Они заходят к нему поговорить, посоветоваться, а иногда и за помощью – что-то отремонтировать, что-то переделать. Он никогда не отказывает.

Один из самых близких друзей, Сергей Царюк, охарактеризовал Леонида Ивановича: «Я счастлив, что у меня есть такой друг. Считаю его рыбницким Маресьевым. Его жизнелюбие заряжает всех друзей энергией и верой в себя. Жаль только, что удочка, которую Леонид подарил мне на день рождения, пока стоит без дела. Но мы обязательно найдём время, чтобы выехать на рыбалку, полюбоваться природой и отдохнуть от городской суеты. Мы ещё порадуемся жизни!».


Дина Листюгина.

Фото автора.