Окна делают все. Вопрос – как и на чем?

Совсем недавно пластиковые окна считались показателем обеспеченности. Помните, как с придыханием говорили: «О, вот он поднялся, евроремонт сделал, стеклопакеты поставил»? Сегодня, конечно, никто с таким чувством так не скажет. Пластиковые окна – вполне обыкновенный элемент наших домов. А ведь есть люди, которые когда-то это все начинали, которые сделали «европейское чудо» нашей обыденностью. И мы решили пообщаться с одним из этих людей, Геннадием Николиным, директором бендерского оконного комбината «АРТ-Строй» о том, как все начиналось и почему сейчас именно так.


Честно говоря, был поражен. Когда говорили «оконный комбинат», почему-то думал: видели мы такие комбинаты, сидят там в двух гаражах, варганят что-то… А тут – просторные, светлые цеха, огромные, сложные даже на вид агрегаты, люди у мониторов. Это действительно серьезное, большое производство.

Говорят, что «Арт-Строй» больше 10 лет на рынке окон. Это так, но есть нюанс. Начиналась фирма действительно 10 лет назад, но не с изготовления окон, а с поставок комплектующих. Закупали детали: профили, фурнитуру и все остальное, а здесь продавали. Бизнес шел очень неплохо. «Продавали, жили – не тужили. И вообще, мы тогда думали – зачем нам эти проблемы с производством», – говорит по этому поводу сам Геннадий Николин.

Но несколько лет назад прибыли стали снижаться – кто-то сам начал закупаться, кто-то требовал очень большие скидки… Впервые задумались: а может, стоит попробовать, так ли уж велики эти сложности с производством? Но потом как-то понадеялись выкрутиться, продолжили торговлю. И последней каплей стало, когда сами столкнулись с продукцией «гаражных» производителей.

– Взяли мы один объект на реконструкцию, – рассказывает Геннадий, – нужно было много окон. Обратились к тем, кому сами же комплектующие поставляли. Сделали они нам окна, конечно, но вот качество… Мягко говоря, я был недоволен.


“ Потому что делают окна на ручном оборудовании. Прямые руки – это, конечно, хорошо, но в итоге у окон получается кривая геометрия. А машина есть машина», – говорит Геннадий Николин.


И тогда приняли окончательное решение – делать самим. Ездили на выставки, общались с производителями. Не было смысла брать такое же оборудование, как у всех остальных производителей. Определялись с производственной площадкой и помещениями. И решали финансовые вопросы: оборудование для производства окон – вещь недешевая.

Э. Дружко.

– Кстати, о деньгах. Свои?

– Не совсем. Часть своих, конечно, вложили, но очень сильно нам государство помогло.

– Связи в верхах?

– Нет (смеется). Ходили по банкам, узнали о программе госрезерва по льготному кредитованию, дали заявку, нам одобрили. Но у нас еще до этого была хорошая кредитная история. В итоге получили деньги под 4,5%. Это при ставке на рынке 12 и больше.

Геннадий говорит, что сам процесс оформления кредита по линии Фонда госрезерва занимает немного времени. «Арт-Строй» получил деньги в декабре прошлого года, до пандемии успели смонтировать и запустить профильную линию. Монтаж стекольного участка (который собирает стеклопакеты) затянулся – закрыли границы, не могли приехать специалисты по наладке.

Пока мы разговариваем, автомат сам берет заготовки, сам их измеряет, крутит, режет… Математически выверенные движения робота завораживают. Все-таки есть какая-то эстетика в совершенных механизмах.

– Это не просто станок, – говорит Геннадий Николин. – Это автоматическая линия, она готовит профиль к свариванию в единую оконную конструкцию. И не только режет, но и сама фрезерует все необходимые технологические отверстия. И она же потом сама и сваривает, вон вторая часть.

– А вот это что?

У стены стоит здоровенный, метров пятнадцать длиной, комплекс весьма футуристического вида.

– Линия по обработке стекла, – поясняет Геннадий Николин. – Тоже автомат. Моет стекла, разрезает по размерам, обрабатывает кромки, а потом склеивает и герметизирует. Так вот стеклопакет и получается.

Стекла эти стоят рядом. Пачки из листов стекла, метра 3, а то и больше, в длину и ширину. Такие вручную уже не разрежешь – просто не дотянешься. Вот такие листы укладывают на специальный стол, и за пару минут робот нарезает штук 20 стекол по введенным в компьютер размерам. Фактически процесс идет параллельно – пока одна линия готовит стекла, другая делает рамы. Поэтому и оборудование установлено так, чтобы создавалась как бы единая производственная линия: здесь подают в работу листы стекла, здесь – профили, вот здесь они соединяются, а вот здесь уже собирают готовое изделие. Благодаря продуманной производственной логистике (и современному оборудованию, конечно) есть возможность выпускать 600 стеклопакетов и 250 рам в смену.

– В июле у вас был штат 20 человек. Вы говорили, что планируете еще людей набирать. Сделали?

– Сейчас уже человек 40 работает. Но тут что интересно – у меня ИТР (инженерно-технических работников. – Прим. ред.) больше, чем, собственно, рабочих. Бухгалтерия, менеджеры, инженеры – вот их больше, чем тех, кто у станков.

                                                        С. Вахромов.

Но, с другой стороны, это вполне логично. У огромного станка-автомата – один человек. Фактически он просто следит за работой и подает новые заготовки. Двадцать первый век все-таки

– И где ж вы их набрали? Все жалуются, что рабочих нет…

– Платить людям надо – и будет очередь из рабочих. Мы платим достойную зарплату, делаем хорошую социалку, поэтому текучки у нас нет абсолютно. Но это все репутация, нас давно знают, и я так скажу: когда запускали производство, очередь стояла на работу. Потому что знают: мы не обманываем. Да, бывает всякое, но обычно люди платят добром за добро. Вот из этого и исходим.

– Однако у вас уникальные агрегаты работают. Персонал за границей обучали?

– Нет, здесь. Первых операторов поставщики оборудования готовили. У них это входит в цену. Причем сразу нескольких человек. Ну а потом уже сами.


“ У нас трудится несколько специалистов, которые раньше работали в Европе. Приехали в отпуск, я говорю – оставайтесь здесь, с семьями, по деньгам будет не хуже, чем там», – говорит Геннадий Николин.

­


– А вы не думали как-то локализовать производство? Ну чтоб вообще все делать здесь – и профили, и фурнитуру?

– Сейчас – нет. Для того же алюминиевого профиля оборудование стоит просто космических денег. Опять же – сырье где брать? Поэтому у нас сейчас другая задача – на внешний рынок выйти.

– То есть?

– Сегодня в Европе лидеры на рынке окон – болгары, сербы, поляки. Но у нас условия лучше, чем у них! У нас дешевле энергия, рабочая сила, у нас и налоги ниже, – говорит Геннадий Николин.

По его словам, фирма готова начать экспорт «хоть сегодня», уже прошли все процедуры сертификации – и в Приднестровье, и в Молдове, но есть объективные трудности. В первую очередь, конечно, это блокирование границ из-за пандемии.

– Есть спрос, есть возможность, все преимущества у нас, – говорит он, – и в первую очередь – по цене. Но сейчас, к сожалению, вынуждены ждать, пока все откроется.

В. Тищенко.

Конечно, все это можно сделать, и «Арт-Строй» обязательно это сделает. А пока работа идет на внутренний рынок. Остекление школ, детских садиков по программе Фонда капвложений – это тоже работа «Арт-Строя».

– Нам когда-то говорили: «Зачем такие мощности»? А вот когда встал вопрос по школам, кто справился? Тот, у кого есть оборудование, у кого есть запас мощности.

Бизнес держится на трех китах, – продолжает Геннадий. – Это стоимость, качество, спрос. И кто бы что ни говорил, но спрос в нашей стране есть. А стоимость можно сделать. Уйти от ручного труда, все механизировать. И эта же механизация, эти же машины дадут нам качество. И они же дают возможность маневра по цене, то есть мы можем сделать дешевле других.

Что, разумеется, становится очень важным преимуществом, особенно когда речь идет о госзаказе. Геннадий об этом не говорит, но это и так понятно.

Конечно, есть еще четвертый кит – время. Сейчас «Арт-Строй» работает так: замерщик поехал, размеры снял, по телефону передал, здесь инженер ввел в компьютер, пока замерщик возвращается – машины уже работают. Все понимают: чем быстрее будет выполнен заказ, тем больше вероятность, что получат следующий.

А иногда именно скорость работы решает все. Например, так было, когда «Арт-Строй» получил заказ на обустройство ковид-госпиталей (перегородки и т.п.). Коллектив тогда сумел справиться с задачей всего за 2 дня.


“ Когда начинали, сразу сказал: не хочу гараж, не хочу этих деятелей, которые то работают, то не работают. Надо, чтоб было нормальное, реальное производство. И в нашей стране есть все возможности для этого», – считает Геннадий Николин.


Геннадий настаивает, что его предприятие должно называться именно «комбинат». Завод, по его словам, – это что-то из тяжелой промышленности. Фабрика – это больше про легкую. А вот когда что-то собирают из деталей, да еще в разной конфигурации, это все-таки комбинат.

Но можно сказать, что на этом предприятии еще комбинируют скорость, качество работ и цену.

И у них неплохо это получается.


Сергей ИРОШНИКОВ, г. Бендеры.

На фото: Г. Николин.

Фото Виктора Громова.