Самоизоляция и предубеждение

Чем заняться во время карантина? Можно написать пару-тройку грандиозных литературных шедевров, провести несколько научных исследований, пересмотреть взгляды на жизнь, помочь преодолеть болезнь сотне людей… Всем этим во время эпидемий прошлого на самоизоляции занимались знаменитые личности. А еще 50 лет назад холерный карантин в СССР ввели в непосредственной близости к Приднестровью!


Помни о «Декамероне»

Это, по моему мнению, самая важная книга Возрождения, которую я советую почитать прямо сейчас. Её автор, флорентинец Джованни Боккаччо, стал свидетелем эпидемии бубонной чумы, когда та пришла в его родной город в 1348 году. Отец и приемная мать поэта погибли от этой жестокой болезни. Сам он сумел пережить эпидемию в одной из тосканских деревень, где на протяжении трех лет и писал монументальный «Декамерон», собственно, и описывающий самоизоляцию в Средневековье. По сюжету, группа благородных юношей и дам, желая переждать эпидемию, коротает время, рассказывая друг другу занимательные истории. Кажется, рецепт проведения досуга на карантине придумали уже давно!


Только спокойствие

Представьте, как трудно было соблюдать его, когда в твоем крае разражается эпидемия бубонной чумы. Люди бежали из Лондона начала XVII века куда только могли, до тех пор, пока город не закрыли на карантин. Шекспир в то время был актером и совладельцем театральной компании «Слуги короля». Спустя две недели после начала эпидемии, когда число жертв болезни возросло, власти приказали закрыть все увеселительные заведения, в том числе театры.

Театральная индустрия оказалась парализована практически на год, и в освободившееся время драматург написал такие шедевры, как «Король Лир», «Макбет» и «Антоний и Клеопатра». При этом карантин, несмотря на всю опасность чумы, в Лондоне был мягкий: выходить из дома и общаться с другими людьми разрешалось.


Яблоко от яблони

Дело было в 1665-1666 гг., когда Кембриджский университет закрыли из-за страшнейшей эпидемии чумы, которая снова накрыла Англию. Молодому математику Исааку Ньютону пришлось уехать в фамильное поместье и заниматься наукой там.

В нём действительно росла та самая яблоня. Сидел он в саду под любимой яблоней, размышлял. Тут-то яблоко и упало. Так, по легенде, он и сформулировал некоторые положения, легшие в основу теории тяготения. Другие историки уверены, что сказку о падающем яблоке Ньютон сочинил для своей любимой племянницы, чтобы доступно изложить суть закона. В любом случае, в период карантина Ньютон создал несколько трудов по оптике, позднее принесших ему признание и уважение в научном сообществе.


Изоляция в Болдино

Этот период Александра Пушкина в школьном курсе литературы – пожалуй, самый изучаемый. Он называется Болдинской осенью, а правильнее было бы – Болдинским карантином! 190 лет назад главному поэту всея Руси пришлось засесть в своем имении в Болдино. В 1830 году Россию накрыла жестокая эпидемия холеры, въезд в Москву и Петербург закрыли на карантин.

Все, прощайте, балы, прощайте, званые приемы. Куча свободного времени пошла Пушкину на пользу: карантин в Болдино признан самым продуктивным периодом в его творчестве. «Повести Белкина», «Маленькие трагедии», «Сказка о попе и его работнике Балде», две последние главы «Евгения Онегина», три десятка стихотворений. Он писал своему издателю подбадривающие письма о том, что «хандра хуже холеры»: «Вздор, душа моя; не хандри – холера на днях пройдёт, были бы мы живы, будем когда-нибудь и веселы».

К слову, небеса будто были бы против его свадьбы с Натальей Гончаровой. 6 мая 1830 года официально объявили о помолвке, но свадьба постоянно откладывалась: то мать Гончаровой не хотела выдавать дочь без приданого, то умер дядя Пушкина, и ее отсрочили из-за траура. В итоге Пушкин поехал в Болдино, чтобы вступить во владение деревней Кистенёво, выделенной ему по случаю женитьбы отцом. Думал, что управится со всеми делами за месяц…


Чехов-волонтер

В конце XIX века Антон Павлович был земским врачом в подмосковном хуторе Мелихове (который, к слову, сам же приобрел для жизни там). Разразилась эпидемия холеры. Кстати, назначение писатель получил вовсе без жалованья, а во время эпидемии добровольно вызвался лечить крестьян из 25 окрестных сел, монахов из местного монастыря и рабочих с четырех фабрик.

О каком-то денежном вознаграждении не было и речи. Чехов, наоборот, сам тратил свои деньги на устройство фельдшерских пунктов, потому что земские власти этим решили не заниматься. Он принимал пациентов почти круглые сутки и практически ничего в тот период не написал. Великий человек велик во всем: Антон Павлович понимал, что делает в тот момент нечто, намного более серьезное. Холера бушевала в России вплоть до конца  1893 года.


Пациент Булгаков

Хуже всего пришлось Михаилу Булгакову: в отличие от коллеги-врача Чехова, он попал в карантин, сам заразившись тифом. Съездив на сутки в Пятигорск, уже на следующий день лежал в лихорадке с температурой 40. В это же время во Владикавказе, где он с женой находился, шли ожесточенные бои Белого движения и советской власти. Что интересно, писатель заболел еще при белых, а выздоровел уже при красных и не покинул страну, как планировал.

Именно на Кавказе, после эпидемии, Булгаков решил расстаться с медициной и посвятить себя литературе. Здесь он написал пять пьес, включая «Братьев Турбиных» – прообраз «Дней Турбиных». Молодой врач Булгаков мог бы и не заболеть тифом, что позволило бы ему покинуть родину вслед за Буниным, Шмелевым, Набоковым. Но написал бы он в таком случае «Мастера и Маргариту»?


Холерное лето 1970 года

Полвека назад карантин случился недалеко от Приднестровья – в Одессе! Вспышка холеры в Советском Союзе была частью пандемии, начавшейся в 1961 году и дававшей знать о себе в разных странах мира, пик пришелся как раз на 1970-й. Первые случаи были зафиксированы в августе: несомненно, зараза проникла в портовый город посредством торговых кораблей из Азии.

Уже 6 августа чрезвычайная противоэпидемическая комиссия экстренно закрывает Одессу, тем более, что возник второй очаг заболевания в Керчи. Выехать из Одессы можно только после обсервации: нескольких дней под надзором врачей в специально отведенном помещении – под них выделяли пионерские лагеря, школы, теплоходы в порту. В городе началась паника. А людям запретили выходить из дома, улицы обрабатывали хлоркой, город патрулировали армия и милиция. С другой стороны, такие жесткие меры, несмотря на панику, позволили побороть эпидемию всего за месяц, иначе она рисковала распространиться на ближайшие города.

Сотни тысяч курортников (самый разгар сезона!), которых эпидемия застала в Одессе, застряли на неопределенное время – пока не снимут карантин. Были и те, кто на свой страх и риск пытался прорваться через оцепление, не понимая, какую опасность «везет» домой. Смертельные случаи составили менее 1% от общего количества заболевших. Возможно, именно поэтому в памяти большого количества советских граждан та эпидемия холеры не осталась.


Не было бы счастья…

…да пандемия коронавируса помогла. Фанаты «Игры престолов» могут потирать руки. Автор серии книг, по которой был снят культовый сериал, Джордж Мартин сел на карантин и плотно принялся за продолжение цикла «Песнь Льда и Пламени» — роман «Ветра зимы», который поклонники ждут не один год. «Просматривая новости, не могу избавиться от ощущения, что мы находимся в каком-то фантастическом романе», – признался писатель. Эту мысль можно воспринять как в пессимистическом ключе, так и с оптимизмом. Нынешняя пандемия действительно может дать толчок развитию как культуры, литературы, так и технологий. Всякая фантастика рано или поздно становится реальностью!


Андрей ПАВЛЕНКО.