Жить по клятве Гиппократа

Черная кошка с перебитой лапой с трудом ковыляла на трёх конечностях. Чудом вырвавшись то ли из капкана, то ли из жестоких человеческих рук, она брела, ведомая лишь инстинктом самосохранения. Добравшись до нужной двери, легла у порога и стала обречённо ждать…


Вот уже больше года, как трёхлапая Полундра нашла приют в семье врачей Татьяны Михайловны и Сергея Ивановича Добровенко. Это не единственный представитель кошачьего рода, обретший здесь кров и защиту, не считая уличных – голодных, несчастных, побитых, – периодически возникающих в кухонном окне, пропадающих на неизвестный срок, но обязательно возвращающихся. Впрочем, речь не о котах. Они – лишь маленький штрих к образу удивительной семьи, жизнь и служение которой вызывают безграничное уважение у всех, кто её знает.

ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА

Хирург… Эта врачебная специальность чаще всего ассоциируется у людей с сильной половиной человечества, которой наиболее присущи холодный разум и твёрдая рука. Заведующая гнойно-септическим отделением РКБ Татьяна Добровенко с очевидным не спорит, но имеет на этот счёт особое мнение. За 30 лет хирургической практики она видела и делала то, что недоступно простому смертному. Любая операция – это таинство сродни божественному. И тому, кто вторгается в сферу человеческой плоти во имя её оздоровления, это предназначение даётся свыше… Или не даётся. Тогда хирурга не получается. Женские руки не хуже мужских способны творить чудеса, но более изящно, красиво и тонко, где скальпель порой обретает способность художественной кисти. Обладательница таких рук и такого инструмента человеческие ткани чувствует на уровне собственных нервов, и работает, не разрушая их.

Когда приходит боль, рассудок отключается. Накрывает безнадёжность и полный отчаяния вопрос: «За что это мне?!».

– Нам никогда не обойтись без помощи больного, – говорит Татьяна Михайловна, – без его доверия врачу и веры в благополучный исход. На этом этапе общение с пациентом выходит за грань медицины и становится предметом психологии… «Мы с вами в одной команде? Давайте вместе подумаем, как выходить из этой ситуации», – с этих или подобных слов начинается совместный путь пациента и доктора, который они должны пройти рука об руку. Кульминацией становится операция. И больной чаще всего не догадывается, какую бездну эмоций переживает врач, принимая окончательное решение и возлагая на одну чашу весов свой опыт, мастерство, репутацию, а на другую – человеческую жизнь.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ

В семье Добровенко четверо (!) детей. Рождение первых трёх дочек (Любы, Саши, Лены) Сергей Иванович принимал с величайшей радостью, но при этом не терял надежду на наследника. Андрюша, надо полагать, стал отцу заслуженной наградой.

Высокая конкуренция среди хирургов, как сегодня, так и 30 лет назад, коллегам, отставшим от процесса, шансов не оставляла, поэтому Татьяна Михайловна в декретные отпуска практически не уходила, неизбежные больничные, пока дети подрастали и, понятно, болели, тоже не оформляла. Как выкручивалась – сама не знает. Просто жила с твёрдой уверенностью: рядом достойный мужчина, который никогда не разочарует и не подведёт. И не ошиблась.

Добрейший, полный любви и участия взгляд сквозь пластик маски пациенты в ковидных госпиталях Тирасполя и Рыбницы ощущали на физическом уровне. Эти глаза помогали лучше всяких лекарств. Впрочем, почему помогали? Пульмонолог Добровенко и сейчас на главном рубеже самой настоящей войны за человеческие жизни. Каждый день, облачившись в ковидный скафандр, он бесстрашно идёт в «красную зону», и, наверное, не думает о том, что совершает подвиг. Как не думал об этом летом 92-го в Бендерах, принимая на руки раненых бойцов, прибывавших из фронтовых окопов. А ещё он умеет найти те самые нужные и правильные слова, которые подарят надежду даже самому безнадежному больному, откроет глаза на недуг и заставит поверить в благополучный исход. Каждый, кто прошёл стационар больницы, скажет: «Это дорогого стоит!».

АЛЕКСАНДРА

Саша – единственная из детей Добровенко, решившая продолжить врачебную династию. Из неопределившихся остался Андрюша, но он ещё школьник, и интереса к родительскому делу пока не проявляет. Про таких, как Александра, говорят: «Не божий подарок». Бунтарский дух у неё превалировал с детства. Но стоит заметить: чаще всего именно из мятежников с обостренным чувством справедливости вырастают настоящие личности. Обучаясь в гимназии, она неоднократно получала «неуды» за поведение, чего престижное учебное заведение долго терпеть не могло. Словом, выпускалась Александра из рядовой средней школы, а после, ни у кого не спрашивая совета, отнесла документы на медфакультет ПГУ. Там она тоже к числу пай-девочек не относилась, хотя учиться умела и хотела, а случавшиеся «косяки» отрабатывала рабским трудом. Фамилии надо было соответствовать. К слову сказать, коллеги родителей не щадили самолюбия своенравной девчонки. Мнений о себе ей пришлось выслушать немало, но, несмотря ни на что, после третьего курса она совершенно осознанно пришла работать в отделение гнойно-септической хирургии, и три года не знала выходных и праздников, совмещая обязанности медсестры с учёбой на стационаре. «Добрая» мама учинила ей экзамен с пристрастием прямо в первый день, прямо в операционной, на живом примере. (Между нами говоря, болячки пациентов из этого отделения лучше не видеть). По словам Татьяны Михайловны, она всё ждала момента, когда Александра грохнется в обморок. Но девочка оказалась стойкой. И не просто стойкой, а способной стремительно осваивать практические навыки, просчитывать возможные риски, безошибочно ставить диагнозы и принимать чужую боль, как свою.

Сложившийся за последние пять лет тандем хирургов Добровенко в очередной раз блестяще зарекомендовал себя на первой в Приднестровье операции с ковидным больным. Предстояла ампутация конечности у пожилой женщины в Дубоссарах. Оперировали, как и положено, в облачении со звуконепроницаемыми масками на лице. Всё общение происходило на уровне жестов, мыслей и интуиции, а ещё при незримой поддержке дубоссарских медиков, которые остро переживали, наблюдая за ходом операции со стороны. Всё завершилось благополучно: бабушка преодолела ковид и восстановление прошла без осложнений. Ну а что пережили за эту операцию Татьяна Михайловна и Александра, как водится, останется за кадром. Однажды, вступив на этот путь, они сказали себе: «В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного». И этой клятве врачи династии Добровенко останутся верными до конца. Можно не сомневаться!


Галина БЕЗНОСЕНКО, г. Тирасполь.

Фото Виктора Громова.

На фото: Татьяна Михайловна Добровенко (старшая), Александра Сергеевна Добровенко (младшая).

#людидобройволи