Чуры-истуканы: для кого – история, для кого – «буратинки»

Каким представляет директора школы большинство обывателей? Солидным мужчиной (или женщиной), строгим, не терпящим возражений, при виде которого в коридоре все переходит с бега на шаг, а громкость голоса сама собой снижается на три тона. Руководитель учреждения должен быть всегда с толстым портфелем, с бумагами, отчётами – и на работе, и дома. Директор Рыбницкой средней школы №11 Иван Владимирович Василовский совсем не похож на подобного руководителя. Живой, энергичный, с сотней замечательных идей и планов.


Иван Владимирович – личность многогранная. И среди всех увлечений особое место занимают краеведение и работа с природным материалом. Почти каждый выходной он с женой Лией и сыновьями Артёмкой и Максимом выезжают на природу, благо, красивых мест в Рыбницком районе немало. Пока дети с мамой гуляют, Иван Владимирович ищет деревяшки – отколовшиеся сучки и куски древесины для своего нового увлечения.

С недавних пор наш герой увлёкся изготовлением чур – небольших по размеру скульптур-истуканов. Увлечение, конечно, связано с изучением истории родного края. Чуры (статуэтки, изображающие языческие божества, которым поклонялись наши далёкие предки) родом из дохристианской Руси. Раньше их изготавливали чуть ли не в каждой крестьянской семье и они выполняли роль оберегов – от сглаза, от порчи, от нечистой силы. Немало идолов в человеческий рост и выше было установлено по всей Руси. Им поклонялись, на них молились, у них просили защиты и помощи. Главным идолом и кумиром был бог Велес – мужчина со шкурой медведя на голове. Вызывают интерес и другие персонажи язычества древней Руси.

Чуры-истуканы.

И как-то так случилось, что Иван Владимирович решил попробовать создать эти чуры своими руками – конечно, по фотографиям, которые видел в научных журналах и Интернете. Ему повезло: во дворе дома ветром сломало ветку липы, и эта ветка стала материалом для его первого истукана. Попробовал работать разными ножами. Лучшим для резьбы по дереву оказался простой канцелярский нож. Да и липа – самый благодатный материал для изготовления скульптур. Её мягкая шелковистая древесина всегда была востребована и ложечниками, и матрёшечниками, и другими умельцами:

– Моя жена – художник, и её мнение очень ценно для меня. Лия сдержанно похвалила: «Вкус у тебя есть, но мастерства не хватает». Так и было. Потом появились другие чуры, и сыновья стали проявлять интерес: «Папа, когда ты сделаешь следующую буратинку?» Так они называли моих истуканчиков. Конечно, не сразу всё получилось. Я строгал, резал, вырезал черты лица, придавал то или иное выражение. Для того, чтобы добиться более интересного и глубокого цвета, я стал использовать морилку. После липы я попробовал работать с орехом и яблоней. Яблоня – очень капризное дерево, зато у неё очень интересная структура и цвет. Так же и орех. Нет одинаковых деревьев, нет одинаковой древесины. К каждой из них должен быть свой подход, своё настроение, свои энергетические и эмоциональные затраты. С тех пор, как я начал заниматься резьбой по дереву, я уже изучил характеры того или иного дерева: что-то – из Интернета, а что-то – от мастеров, которые давно занимаются скульптурой. Первые изделия были достаточно плоскими и даже скучными. Потом вошёл во вкус, и сегодня чуры, так говорит жена, стали более рельефными и выразительными. Моим детям нравится. Попутно я им рассказываю о наших предках и о том, какое значение они придавали этим статуэткам.

– А не вступают ли в разногласия ваш православный менталитет и языческая культура?

– Нет, что вы! Язычество – это незыблемая часть славянской культуры, истории нашей страны, наш вчерашний день, а православие – от князя Владимира до настоящего времени – наше сегодня. Как сказал великий поэт, «историю Родины знать не только можно, но и должно». Поэтому мои чуры-истуканы – это всего лишь дань прошлому нашей Родины.

– Разве истуканы являются безусловной принадлежностью России?

                                  Чура медведь.

– Такие маленькие формы – чисто российская придумка. А вообще-то истуканы распространены по всему миру. И самые известные из них – огромные фигуры на острове Пасхи.

– Откуда у вас страсть к работе с деревом?

– Гены, наверное. Дед мой был плотником и бондарем, и отец был плотником. Они работали, я рядом крутился, записывал на подкорку. Пришло время – появилось желание творить. Что-то даже получается. И этот запах деревянной стружки… Это аромат счастливого детства. Мне очень нравится процесс работы над чурами.

– А ваши сыновья не хотят попробовать заняться резьбой по дереву?

– Рано им ещё нож в руки давать. Пусть рисуют – им это по возрасту больше подходит. Всему своё время.

– Как вы находите время для своих увлечений?

– Если есть желание – найдётся и время. Резьбе по дереву я уделяю не так уж много времени, и в основном это ночь, когда в доме все спят. В это время я иду на кухню и начинаю строгать и резать. Зато как здорово, когда дети, придя утром на кухню и увидев моё новое изделие, дружно кричат: «Ура, у нас новая буратинка! Поедем в субботу в лес, ещё деревяшек для папы насобираем!».

 И поедем!


Дина Листюгина.

Фото из архива И. Василовского.

Leave a Reply