Первая скрипка Тирасполя

…Но не последняя. Мы продолжаем знакомить читателей с уроженцами нашего края, которые достаточно известны за пределами Приднестровья, но по той или иной причине оставлены без внимания у себя на родине. На этот раз остановим свое внимание на русском композиторе Николае Ивановиче Казанли (1869-1916), родившемся 5 декабря (17‑го по старому стилю) в Тирасполе.


Тогда город входил в состав Херсонской губернии. Музыке Коля первоначально учился дома. Музыкальное дарование перешло к нему, как надо полагать, от его матери (урожденной Линден), передавшей сыну страстную любовь к классической музыке. Впрочем, Николай Иванович был не только потомственным дворянином, но и тесно связанным с военной средой: все его предки служили на благо Отечества. Отец имел специальность военного инженера, причем он выдержал одиннадцатимесячную осаду Севастополя и был ранен.

Местные учителя разглядели в подростке немалый музыкальный талант, и отец не стал возражать против стремления сына к музыкальной карьере. Но с одним условием: Коля должен был не только учиться музыке, но и поступить в кадетский корпус. В десять лет мальчик отправляется в музыкальную школу Одессы обучаться игре на скрипке. После этого он продолжает образование в Петровском Полтавском кадетском корпусе и Михайловском артиллерийском училище.

Когда Казанли был юнкером, ему улыбнулась удача: он попал под благотворное влияние известного композитора, создателя русской самобытной музыкальной школы Милия Балакирева. Кто не помнит, Балакирев объединил вокруг себя выдающуюся «Могучую кучку»: Бородина, Мусоргского, Римского-Корсакова и Кюи. Благодаря теплому отношению Балакирева к талантливому юноше состоялось знакомство его с Кюи и Римским-Корсаковым.

Наконец, в 22 года Казанли получил звание офицера, за которым последовало долгожданное поступление в Санкт-Петербургскую консерваторию, естественно, в класс Балакирева. Он быстро стал его любимым учеником, а позже изучал теорию композиции у Римского-Корсакова. Дружба с такими маститыми старшими товарищами по музыке вдохновила нашего соотечественника на самостоятельное творчество.

Казанли продолжает сопутствовать фортуна. Он много ездит за границу с целью пропаганды русской музыки, дирижирует в Мюнхене, Берлине и Праге. В Германии, например, впервые была исполнена опера Глинки «Руслан и Людмила», и дирижером значился именно Николай Иванович.

В качестве музыкального критика Н. И. Казанли сотрудничал в мюнхенских и берлинских газетах, а также писал в журнале «Артист». Но в первую очередь он видел себя именно композитором! Ему принадлежат сочинения для оркестра, хора с оркестром (здесь выделяется «Волк на псарне» на стихи Ивана Крылова), хора a capella, а также несколько романсов.

Главным и крупнейшим произведением Казанли стала лирическая опера-драма в трех действиях «Миранда» в Мариинском театре. «Переложение «Миранды» для пения с фортепиано уже разошлось в первом издании и явилось событием в русской музыкальной жизни. Действие оперы происходит в Палестине, в осажденной крепости тамплиеров (духовный рыцарский орден, защищавший пилигримов, направляющихся в Иерусалим) в конце XII века. Музыкальной критикой отмечается широко и мастерски написанная картина сражения, красиво выделяющаяся на общем лирическом фоне оперы», – писали в газетах того времени. Эх, когда мы разучились так чувствовать?..

В творчестве Казанли остро прослеживалось влияние «Могучей кучки». Он оставил после себя целый ряд оркестровых переложений («Лесной Царь» Шуберта, патетическая симфония Бетховена) и романсов. Возможно, как композитор он раскрылся не полностью, не в той же мере, что дирижер, однако жизнь не терпит сослагательного наклонения. В зрелый период Казанли руководил преподаванием музыки в инженерном училище и кадетском корпусе, состоял членом комиссии по улучшению военной музыки. Как все же раньше заботились о духовном образовании юношей!

К слову, сын уроженца Тирасполя Дмитрий Николаевич Казанли, родившийся уже в Петербурге, по стопам отца, как и его родитель, и не думал идти. И тоже не прогадал: он стал видным геодезистом и геофизиком, лауреатом Ленинской премии. Эта генеалогическая цепочка лишний раз доказывает: родителям не стоит воплощать в детях свои неудавшиеся мечты! Найти собственный путь гораздо легче, чем вслепую двигаться по чужому.


Андрей ПАВЛЕНКО.

Leave a Reply