Наши земляки – чекисты

20 декабря сотрудники органов госбезопасности нашей республики отметят один из своих профессиональных праздников.


Их считают продолжателями традиций, заложенных 103 года назад на заседании Совнаркома РСФСР, когда была образована Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем.  К аббревиатурам ВЧК, ГПУ, НКВД, «СМЕРШ», МГБ, КГБ во все времена отношение было неоднозначное. В перестроечные, когда шло планомерное разрушение Советского Союза, благодаря явно заказным писательско-журналистскому перу и режиссёрской «хлопушке», неоднозначность восприятия отечественных (подчеркнём это слово) спецслужб резко ушла в негатив. Мы не собираемся вступать ни в какие дискуссии о роли органов госбезопасности в отечественной истории. Расскажем лучше о людях, верой и правдой служивших своему Отечеству, судьба, которых была тесно связана с нашим краем.

У нашей республики особая судьба. Территория нынешней ПМР несколько раз становилась форпостом России. В 1918 году бывшая Бессарабская губерния была оккупирована Румынией. Аппетиты румынских экспансионистов на этом не ограничивались. Поэтому после того, как сто лет тому назад в нашем крае закончилась Гражданская война (мы неоднократно уже рассказывали об этих событиях на страницах газеты), Румыния стала прибежищем для бывших белогвардейских и петлюровских офицеров, охотно шедших на службу в румынские спецслужбы, сколачивали вооружённые отряды, которые потом перебрасывались через Днестр. Очень часто доходило до боестолкновений с ними советских пограничников даже на окраинах Тирасполя. Одновременно развёртывалась разведывательная сеть на территории МАССР. Ответом стало создание Органов Главного политического управления (ОГПУ), которые состояли из иностранного (внешняя разведка), контрразведывательного и особого (внутренняя безопасность) отделов. В начале 1928 года советские контрразведчики обезвредили в МАССР целую организацию, работавшую на румынские спецслужбы. Шпионы и диверсанты периодически собирались на конспиративной квартире. В результате успешно проведённой операции шестеро членов организации сдались сразу же, не сделав ни одного выстрела. Но не было главаря. Начался обыск. Один из сотрудников подошел к печке, в которой сверкали горячие угли. Вдруг оттуда послышались стоны. Впоследствии участники этой  операции вспоминали, что они непроизвольно дружно рассмеялись, когда вытащили «слегка поджаренного» и дымящегося бандита.

Александр Абрамович.

Как уже было сказано, иностранный отдел (ИНО ОГПУ) занимался внешней разведкой. Отдел международных связей Коминтерна фактически был филиалом ИНО. В 20-е годы прошлого столетия в нём активно работал уроженец Тираспольского уезда Херсонской губернии Александр Абрамович. После исключения за революционную деятельность из Новороссийского университета (нынешний Одесский госуниверситет им. Мечникова) он оказался в каторжной тюрьме. Сумел сбежать. В эмиграции Александр Емельянович познакомился с Лениным, вместе с которым в пресловутом «пломбированном вагоне» в межреволюционный период (между февралём и октябрём 17-го) вернулся в Россию. В Гражданскую войну командовал одним из ЧОНовских (ЧОН – части особого назначения) отрядов Московского военного округа. Попав в поле зрения ВЧК, в феврале 1919 года нелегально был заброшен в Европу, где налаживал связи с революционными элементами. Затем, по заданию отдела международных связей Коминтерна, он подготовил 1-й конгресс этой организации, а также участвовал в создании Баварской Советской Республики  и даже входил в ее правительство. Под псевдонимами «Альбрехт» и «Четуев» выполнил во второй половине 20-х гг. во Франции, Чехословакии, координировал деятельность агентов Коминтерна в странах Латинской Америки. Некоторое время работал в Китае, где шла гражданская война.

Илья Старинов.

На здании, где ныне располагается минздрав ПМР (в 20-30-е годы прошлого столетия там был штаб 25-го Молдавского погранотряда, а заодно и иностранный отдел ОГПУ МАССР), установлена мемориальная доска «диверсанту №1» Илье Старинову. Он здесь служил с марта по июль 1933 года. В  обстановке строгой секретности Илья Григорьевич занимался подготовкой партизан-диверсантов. Они проявят себя ещё в Испании во время тамошней гражданской войны. Во время Великой Отечественной заслужил «звание» личного врага Гитлера и Муссолини. Рассказывать о нём можно до бесконечности, но всё же лучше почитать его мемуары «Записки диверсанта», а также статьи в военно-исторической периодике.

Сергей Никонов.

В ходе Ясско-Кишинёвской операции Румыния вышла из войны на стороне нацистской Германии. Ещё будучи королевскими, румынские вооружённые силы вместе с Красной Армией участвовали в боях за Венгрию. Монархический режим мирно, в буквальном смысле этого слова, улетел на Запад. Новой власти требовались новые спецслужбы и новые их руководители. С 1945-го и вплоть до начала 60-х годов прошлого столетия два самых главных поста там занимали Сержиу Николау и Георге Пинтилие.

 

Пантелеймон Бондаренко.

Некогда «в миру» они звались соответственно Сергей Никонов и Пантелеймон (Тимофей) Бондаренко. Один из них руководил в течение пятнадцати лет румынской военной разведкой, а второй возглавлял Генеральную дирекцию народной безопасности – аналог тогдашнего МГБ-КГБ СССР. Оба они – уроженцы Приднестровья. И оба работали нелегалами в Румынии с конца 20-х годов. После окончания Первой мировой и Гражданской войн по указанию центра были внедрены в местные спецслужбы, которые затем и возглавили.

Сегодня работа приднестровских органов госбезопасности как никогда актуальна и важна.

Особенно остро в нашей республике ощущается заинтересованность внешнеполитических сил, нацеленных на вытеснение российского влияния в регионе. Являясь форпостом Русского мира, Приднестровье с первых дней существования сталкивается с изощренной и хладнокровной методикой спецслужб недружественных нам стран. И возможно, все их замыслы могли осуществиться, если бы не министерство государственной безопасности, чья эмблема щит и меч олицетворяет главную задачу советских, а теперь и приднестровских чекистов – защищать интересы государства и обеспечивать безопасность наших граждан.


По материалам пресс-службы МГБ ПМР и фондов Объединенного Тираспольского музея.