Чудеса по лицензии

Новый год и салют – близнецы-братья. Не бывает одного без другого. Даже в СССР, где с пиротехникой было туго, граждане запускали самодельные салюты из ракетниц. Кажется, сегодня с этим проще – можно пойти и купить любой фейерверк. Но, оказывается, не все так просто с «потешными огнями». И мы решили поговорить с теми людьми, которые занимаются салютами профессионально.


Это фирма «Вече» и ее директор Михаил Соловей. Это они запускают сверкающие огни на все наши праздники – и в День Республики, и в День города. И в Новый год тоже, конечно.

– Михаил, а как вы пришли к этой мысли – стать поставщиком фейерверков?

– Когда в армии служил, мы салюты запускали. Такие небольшие ракеты были, из кассет. Вот так зацепило, и пошло. А в 97-м открыл фирму, чтобы работать с пиротехникой…

– Обычно у «салютных» фирм названия как-то связаны с огнем. А у вас – «Вече». Почему так?

– «Вече» – это собрание у древних славян. И созвучно «вечеру». Вот и получается как бы вечернее собрание. Фейерверки ведь вечером и для всех, правильно?

Нельзя не согласиться. Хотя в Новый год и под утро гремят.


Салютная пиротехника различается по количеству выстрелов-ракеток (их называют залпами) и калибру этих ракеток – чем калибр больше, тем выше летит заряд. Да-да, все, как у больших. Даже устройство для запуска называется мортира. А сама сборка ракет, или мортир, называется батареей. Хотя в реальности она больше напоминает орган: ряды труб разной длины и диаметра.


Выбор гремящих и сверкающих забав у «Вече» огромный. Но все – импортное. Конечно, проверенное, сертифицированное, но все-таки…

– А не было мысли самим производить пиротехнику?

– Была. Но прежде чем делать, надо считать. Любая пиротехника – это химия: фосфор, селитра, кальций, медь… То есть нужно очень много компонентов, а у нас, увы, с полезными ископаемыми не очень. Вот даже глина, которой ракетки запечатывают: глина в Приднестровье есть, но не подходит, нужна специальная. В общем, так посчитали, что дешевле будет все-таки завозить.

Тоже верно. Вроде бы развлечение, ан нет, на самом деле пиротехника – серьезное химическое производство, и не в каждой стране оно есть.

Но вот что непонятно. На сайте производителя есть салюты калибром и в  38 мм, и даже 50. А у «Вече» – максимум 30. Михаил этому очень удивляется и немедленно проверяет свои данные. Оказывается, у наших фейерверкеров есть и покрупнее калибры. Просто в разных странах – разные требования к безопасности, поэтому у нас крупнокалиберные салюты использовать можно, а продавать – нет. Но чтобы их применять, нужно быть специалистом.

А в «Вече» такие есть. И что такое безопасность, эти люди понимают прекрасно.

– Всех нюансов раскрывать не буду, – говорит Михаил Соловей. – Вот одна деталь: даже склад салютов должен быть оборудован, как комната для хранения оружия. И плюс температура, влажность должны быть соответствующие. И проверяют нас часто.

Впрочем, даже без проверок «Вече» само отказалось от торговли петардами и взрывпакетами. Безопасность важнее, а покупатели (особенно молодые) не всегда о ней помнят. Поэтому механика огненного чуда такая: если есть желание устроить фейерверк, пожалуйста, приходите, покупайте. Но только маленький. Все, что летит очень высоко и далеко, не продается. Хочется больше огня – вам покажут, расскажут и сделают, но устраивать фейерверк будут сами специалисты, и только специалисты. Они осмотрят местность на предмет безопасности, установят батареи и будут сами ими управлять.

– Никто и никогда не продаст профессиональный салют. Мы все сделаем, но сами.

– А если я хочу во дворе фейерверк устроить, а окажется, что не подходит по безопасности?

– Или мы вообще откажемся, или предлагайте другую площадку, – твердо отвечает Михаил.

Когда-то довелось ознакомиться, как устраивали салюты при СССР. Задолго до стрельбы специально обученный офицер рисовал проект салюта – как будет на первой минуте, на второй и так далее. На бумаге, цветными карандашами сотни кружочков…

– Вы тоже проект рисуете?

– Конечно. Но, во-первых, на компьютере. А во-вторых, открою страшную тайну: если вам кто-то скажет, что может точно спроектировать салют, то это не так.

– То есть?

– То есть, если написано, что снаряд взлетит на 70 метров и даст шар диаметром 30, то в реальности он может подняться на 75. Или на 60. И шар будет не 30, а 26. Или 32. Это норма, тут предсказать точно невозможно.

Вот так. Добрый волшебник Гендальф, запускавший в небо огненных драконов, оказался выдумкой киношников.

– А как же тогда?

– Делаем расчеты, учитываем, возможные расхождения, для этого опыт нужен… Но, честно говоря, кто, как, а главное – зачем будет проверять, был там разлет на 40 метров или на 42?


Традицию запускать огонь в небо на Руси основал Петр Первый. Причем император лично принимал участие во всех стадиях создания шоу: от разработки пиротехники до сценария. Петр даже изобрел несколько рецептов для разноцветных огней. Кстати, к устройству фейерверков привлекались виднейшие российские ученые – например, М.В. Ломоносов.


И правда. Есть эффект, есть радующее глаз сочетание огней, а что еще надо? А еще надо, чтобы это сочетание было гармоничным, чтобы огненные шары не сбивали друг друга, чтобы… в общем, очень много «чтобы». И поэтому для каждого случая, для каждого клиента фейерверкер разрабатывает отдельный сценарий (так это правильно называется), с учетом характера площадки, возможностей и желаний клиента и так далее. А когда все расписано и продумано, вводят данные в специальную компьютерную программу, которая и управляет пусковыми устройствами.

– Прямо космодром какой-то…

– Так ведь ракеты правильно запускать надо, и неважно – большие они или маленькие.

– А что нужно, чтобы стать официальным фейерверкером?

– Все просто: получи лицензию и работай. Ну да, чтобы лицензию получить, надо сначала образование профильное иметь, опыт работы в этой сфере неплохо, ну и помещение оборудуй, специалистов найди, конечно… А так все просто.


Сергей ИРОШНИКОВ.