Люди и вещи из другого века

Мы, дети советского времени, те, кому за 30 немногим или многим, помним, как это было волшебно: накануне праздника заглянуть в почтовый ящик и обнаружить там письмо с открыткой в нем или сразу саму открытку. В ней все казалось необычным: и штампы, и марки, и обратный адрес, и почерк, каким было написано поздравление, и само поздравление. Мы спешили понять, откуда письмо и от кого. Мы читали тут же, не отходя от почтового ящика, торопя самих себя, а потом неслись домой, чтобы сообщить родным: «Нам – открытка! Ура!». После того, как каждый член семьи прочтет её по несколько раз, потрогает пальцами узор на ней с позолотой или улыбнется нарисованным словно детской рукой героям, замысловатая или простая картинка занимает свое почетное место на самой видной и презентабельной полке. Открытка была гордостью, приветом от дорогих людей, знаком, что о тебе думают, что о тебе помнят. И не имеет значения, живут ли эти дорогие люди на соседней улице, или на другом краю света – открытка была ценна в любом случае. Ее берегли, между делом поглядывали на нее, при случае гордостью показывали гостям. А когда праздники заканчивались, ее аккуратно убирали в коробку с прочими. Чтобы потом, когда пройдет год-два, а лучше лет десять, достать коробку из шкафа и, рассматривая вместе со своими детьми открытки, говорить: «Раньше мы так друг друга поздравляли. Открытку от важных людей издалека порой ждали больше дорогого подарка. Видишь, какой почерк, каждая буковка аккуратно выведена чернильной ручкой. Сколько тепла от этого небольшого кусочка бумаги!».


В одном из кварталов, где расположены частные дома тираспольчан, живет Олег Дутченко, который коллекционирует старинные вещи. Отдельное почетное место в его разнообразной коллекции занимают рождественские дореволюционные открытки и новогодние открытки царских времен. Олег признается: «Я на коллекционировании денег не зарабатываю, это просто моя душа, мое сердце, мой мир. И когда смотришь на эти открытки, то углубляешься в то время, понимаешь, о чем люди думали, о чем мечтали, догадываешься, как жили, проникаешься их мировоззрением, жизненными убеждениями. Это переносит тебя прямо в то время, это волшебство».

На обратной стороне открыток из коллекции Олега Дутченко мелькают имена отправителей: Маруся, Павел, Иван, Василиса… И все буквы выведены с загогулинками, размашисто и витиевато – настоящее искусство! Многие слова заканчиваются «Ъ». На открытках этих все еще можно прочесть уцелевшие и не стершиеся со временем пожелания, узнать в людях того времени тонкую душу и высокое воспитание. Так одна новогодняя открытка царских времен, которую мне удалось увидеть в гостях у Олега и подержать в руках, гласит: «Имею честь поздравить съ Новымъ Годомъ Васъ, Маруся, и Ваших родныхъ…». Какие обороты речи, какое почтение в каждом слове! А пожелания одно другого ярче: быть в достатке, в добром здравии, провести весело праздники, обзавестись богатым хозяйством, выдать дочку замуж… И каждая такая открытка – кусочек истории, возможность заглянуть в то время. И никаких формальных пожеланий, сделанных за тебя типографией, как это часто бывает с современными открытками. «Посмотрите, какими их делали! Сколько времени уже прошло, а они остаются актуальными и трогают нас за душу! – говорит коллекционер – В выставках с открытками я не участвую, но с коллегами-коллекционерами мы впечатлениями обязательно обмениваемся».

Если советские открытки видели многие, да и сами дарили такие, то увидеть царские – большая удача. Но наши читатели благодаря коллекционеру Олегу и нашему фотокорреспонденту Виктору Громову сегодня такую возможность получат! Вот эти открытки – на фото, прямо перед вами! Сколько в них тепла и душевности. На них изображены и дети у новогодней елки, украшенной настоящими свечами и разными конфетами, орехами в блестящей фольге. И ангелочек на башне с курантами, которые показывают ровно 12. И дети, катающиеся на санках или получающие подарки от родителей. И мама с сыном у елочки. Здесь обозначены самые разные темы: и зимней природы, и животных, и семьи, и любви, конечно. И ты погружаешься в праздничную атмосферу того времени, которую передают открытки с такой силой, что впечатление захлестывает тебя.

…В комнате коллекционера Олега, как в музее – здесь и старинный комод, и этажерки с книгами и журналами дореволюционных времен, и граммофон с пластинками того времени, и самовар царской эпохи. Буквально на днях мы с сыном читали пушкинского «Дубровского». Когда я вошла в комнату Олега и увидела огромное зеркало в деревянной оправе, то почему-то сразу подумала, что похожее зеркало, наверное, стояло в комнате Андрея Гавриловича Дубровского. Беседуя с Олегом, вслух предположила, что он ощущает себя человеком из прошлых веков. Собеседник подтвердил мои мысли: «Да, мне ближе то время, когда люди были набожными, когда были добрее друг к другу, когда понятия чести и собственного достоинства ставились высоко, было развито чувство патриотизма. Поэтому и вещи, которые могут мне рассказать о той поре, – моя отдушина, возможность попутешествовать во времени».


Мила ИВАНОВА, г. Тирасполь.

Фото Виктора Громова.