Альтернативы существующему формату нет

В Приднестровье уже более 28 лет реализуется миротворческая операция под эгидой Российской Федерации. Все это время удается избегать боестолкновений и жертв как среди миротворцев, так и гражданского населения. Вместе с тем, прошедший 2020 год оказался непростым для всей миротворческой операции, и это было сопряжено не только с пандемией коронавируса.


О миротворчестве и не только мы беседовали с сопредседателем Объединённой контрольной комиссии от Приднестровья Олегом Беляковым.

– Прошедший год был непростым как для Приднестровья, так и для всего мира. Чем 2020-й запомнится в истории миротворческой миссии на Днестре?

– Во многом 2020-й был не просто тяжёлым, но и поистине чрезвычайным для Приднестровья. Здесь речь идет и о внешнеполитических аспектах, несущих для него свои угрозы и весьма нешуточные вызовы, но здесь же будет справедливым утверждение о том, что 2020 год является весьма особенным для проводимой на Днестре миротворческой операции. Сегодня ситуация складывается так, что события в рамках миротворческой операции в действующем формате, то есть под гарантией Российской Федерации, имеют весьма большое значение не только для нашего государства, но и для общего политического климата во всём северо-западном Причерноморье. В Молдове избранный президент Майя Санду прямо заявляет о намерении добиваться вывода российских войск из Приднестровья и переформатирования миротворческой операции в мирогарантийную под эгидой гражданских миссий ЕС. Для самой же миротворческой операции в Приднестровье 2020-й – это, прежде всего, уже 29-й год нелёгкого ратного труда по сохранению мира в регионе, а также преодоления всех тех вызовов, которые этот труд осложняют и с точки зрения политической составляющей, и в плане природных катастроф (сегодня это, несомненно, пандемия коронавируса COVID-19).

– С весны прошлого года наблюдается определённый кризис в работе Объединённой контрольной комиссии. Что стало причиной блокирования заседаний ОКК? Какие проблемы и разногласия мешают сегодня сторонам продвинуться вперед в работе руководящего органа миротворческой операции?

– К большому сожалению, сложности в проведении миротворческой операции в существующем формате сохраняются, и более того, в 2020 году они имели тенденции перманентного нарастания. Пандемия коронавируса COVID-19 в этом процессе – несомненный осложняющий фактор, но, тем не менее, для молдавской стороны она является только фоном и инструментом для генерирования кризисных явлений в ходе проведения миротворческой операции. Цель – переформатирование миротворческой операции в целом, с ослаблением роли Российской Федерации, или перестройка порядка функционирования миротворческих институтов: ОВК, военных наблюдателей, самой Объединённой контрольной комиссии посредством фактического расширения в её деятельности полномочий представителей ОБСЕ. Всё это стало главной причиной блокирования под надуманными предлогами заседаний ОКК молдавской стороной. Делается это либо путём отказа от рассмотрения на заседаниях ОКК любых вопросов, кроме предложенных молдавской стороной, что является игнорированием Регламента ОКК, либо путём отказа от подписания докладов ОВК об обстановке в Зоне безопасности, что также не позволяет рассматривать их на заседаниях ОКК. Равно как и молдавские офицеры, обязанные участвовать в контрольных мероприятиях ОВК в Зоне безопасности, зачастую также отказываются подписывать акты военных наблюдателей, несмотря на то, что это их прямая обязанность. Такое нарушение базовых руководящих документов миротворческой операции категорически недопустимо, но, очевидно, для молдавской стороны такая позиция вполне приемлема – ведь цель, как представляется, со стороны отдающих столь противоречивые указания людей оправдывает средства. Цель эта – дискредитировать действующую миротворческую операцию и добиться её переформатирования.

– Повлияли ли на реализацию миротворческой операции электоральные процессы в Республике Молдова, и можно было избежать провокаций, произошедших в Зоне безопасности в ноябре прошлого года во время выборов президента Молдовы?

– Несмотря на противодействие молдавской стороны, позитивные моменты, несомненно, есть, прежде всего, это состояние мира в регионе. Как бы то ни было, миротворческая операция выполняет свои функции. Обстановка в Зоне безопасности в целом управляемая и контролируемая. Таковой она оставалась даже в условиях беспрецедентного её обострения в период проведения голосования на выборах президента Республики Молдова в первом и втором турах 1 и 15 ноября 2020 года. Российские, молдавские и приднестровские миротворцы способствовали урегулированию всех тревожных ситуаций вблизи постов СМС, сохраняли спокойствие и не допустили перерастания этих ситуаций в опасное противостояние. Ведь на самом деле ситуации были действительно тревожными. Стоит вспомнить, как вели себя так называемые комбатанты Молдовы накануне голосования. Какое отношение они демонстрировали к приднестровцам, чьи головы они обещали свозить к молдавскому парламенту. И 1, и 15 ноября 2020 года военизированные отряды этих людей блокировали дороги, ведущие из Приднестровья в населённые пункты, в которых были развёрнуты избирательные участки. Комбатанты препятствовали проезду приднестровцев, имеющих молдавское гражданство, к местам голосования, угрожали им, вели видео- и фотосъёмку людей и автотранспорта. Молдавская полиция пыталась противодействовать нарушителям порядка, но, к сожалению, в отдельных случаях присоединялась к ним в их противоправных действиях.

– Избранный президент РМ Майя Санду неоднократно заявляла о необходимости вывода военных РФ из Приднестровья и переформатирования самой миротворческой миссии. Как вы оцениваете подобные заявления, и насколько сегодня оправдано менять миротворцев на гражданских наблюдателей?

– Все годы проведения миротворческой операции в Приднестровье показали, что альтернативы существующему миротворческому формату нет. В 1992 году в Бендерах уже действовал иной формат миротворчества – некая миссия международных наблюдателей. Вот только вопрос, куда эта миссия делась к 16.00 19 июня 1992 года, когда на улицах города стали падать мины и снаряды, свистеть пули, гибнуть мирные граждане? И это притом что международная общественность знала, что приднестровцы поверили в объявленное молдавской стороной перемирие и выполнили требования о разблокировании въездов в город и выводе из него своих вооружённых формирований с передачей контроля ситуации этой самой миссии. Менять миротворцев действующего формата и сохраняющего мир в регионе уже более 28 лет на новый «дубль миссии» в Приднестровье не согласятся.

– Уже несколько лет не проводятся совместные учения миротворческих сил. С чем это связано, и насколько реально возродить эту практику?

– Совместные миротворческие силы, несомненно, продолжают совершенствование навыков коллективной боевой подготовки, что, в общем-то, и проводит ОВК на уровне постов СМС и групп оперативного реагирования (ГОР). Однако итоговые военные учения СМС в весенний и осенний периоды уже не проводятся в течение нескольких лет из-за отказа участвовать в них ВК МС РМ. Проведение учений укрепляет сплочение, слаженность воинских контингентов РФ, РМ и Приднестровья, укрепляет взаимовыручку и доверие военнослужащих сторон – участников выполнения Соглашения 1992 года, а по большому счёту – это свидетельство успешности миротворческой операции в целом. В этом-то и кроется причина отказа молдавских коллег от «демонстрации такого успеха».


Беседовал Андрей Белоус.