Эти грустные собачьи глаза

Любовь подчас затмевает разум, ссорит ум и сердце человека. Причем так можно сказать не только о неразделенной любви к некой даме, но и обратиться к более сермяжному пониманию этого слова. Кто-то любит много и часто выпивать, кто-то любит часами сидеть в Интернете. А кто-то любит животных.


Я периодически слышу новости о том, что в том или ином районе города снова завелась «злая собака», которая пугает людей, может, даже кусает. Вот по улице Ларионова в Тирасполе бегает бесхозный ротвейлер, пишут в соцсетях. В конце прошлого года писали о проблемах приюта для животных в Бендерах, который нуждается в помещении. Материал, который вы прочтете, достаточно полемичный, и я понимаю, что моя точка зрения не будет популярной, а потому призываю всех несогласных к диалогу.

Мы совершенно искренне считаем собак милейшими существами в мире, однако количество бездомных братьев наших меньших на улицах заботит приднестровских зоозащитников не первый год. Если вспомнить школьный курс по зоологии, собаки – это стайные хищники-падальщики, как бы мило они ни выглядели. Собаки охотятся стаями на разную живность. Если живут вблизи заповедников, то выполняют «важную» функцию по очистке территории от лосей, зайцев и даже соловьев – их гнезда они разоряют исключительно для развлечения. Вообще городская фауна – очень сложная система. Судите сами: кошек собаки выгрызают как главных соперников по добыче еды из мусорных баков. При этом кошки убивают наиболее опасных разносчиков инфекций – крыс, а вот собаки их как раз не трогают.

Стайная организация позволяет собакам нападать на более крупную добычу, чем они сами. Человек, как ни прискорбно, может входить в понятие «добыча». Городские службы это прекрасно понимают, потому их самая жесткая мера по регулированию численности собак (отстрел) очень критикуется. Здесь я соглашусь: ребенок, ставший случайным свидетелем этого не самого приятного зрелища, вполне может получить тяжелую психологическую травму.

Любители животных винят в большом количестве бездомных собак недобросовестных заводчиков. Дескать, наигрался и выгнал на улицу, а песя там озлобилась и начала кусать людей. Эта теория просто смешна: рядовой домашний пес, привыкший к плотному хозяйскому рациону, не протянет на улице и месяца. Более того, «новичка», скорее всего, забьет уже живущая в этом районе собачья стая – естественный отбор! Так что 95% этих милых песиков – бездомные до десятого колена, и все их инстинкты заточены на выживание. Человека такое животное уж точно не будет воспринимать другом. Выживать же им помогают заботливые тети, которые носят еду своим дворовым любимцам кастрюлями. Недавние истребители живности на время эволюционируют в миловидных попрошаек. Но только на время: когда кастрюли с едой подходят к концу, а кушать хочется, добрый песик превращается обратно в сурового альфу, ведущего за собой стаю в поисках пропитания.

У меня есть большие сомнения в том, что животному, привыкшему к уличной стае, комфортно в клетке приюта. Это просто насилие над ним! Взять такую собаку из приюта домой (к чему призывают зоозащитники) представляется не меньшим насилием над всеми участниками ситуации: опекуны бездомных животных искренне не понимают, что в человеческом жилище собаке рано или поздно станет тесно. Это выльется в ночные концерты с трубным воем, которые так понравятся вашим соседям, поцарапанную мебель и прочие «приятные» вещи. Выпущенную из приюта на улицу стерилизованную собаку опять же не принимают ее сородичи, лишая возможности пропитания. Вывод здесь может быть только один – изначально бездомным собакам лучше всего жить на улице. В зооприюты разумно отправлять лишь очень старых уличных собак, которые уже не могут добывать пищу самостоятельно.

Пытаясь пристроить очередного Шарика, зоозащитники используют классическую подмену понятий и пишут в объявлении что-то вроде «нужен Человек с большой буквы», «этот пес хочет иметь семью» или «посмотрите в его грустные глаза». Открою вам секрет: собаки не знают, что такое семья, и у них не бывает грустных глаз. Любители собак также часто используют понятие гуманизма, например: «Усыпление бродячих собак негуманно». Но стоп! В любом учебнике философии написано, что гуманизм – это учение, в котором высшей ценностью является жизнь человека и его потребности. Получается, настоящий гуманист расплодившихся собак, представляющих опасность для общества, должен сами знаете что. Добавляет масла в огонь наш брат журналист, который любит переворачивать проблему бродячих животных с ног на голову. Как правило, такая статья содержит фотографию все того же «одинокого» пса с «грустными» глазами, и вывод о том, что в очередном нападении собаки на человека виновато наше общество. По-моему, это верх бессмыслицы и нелогичности.

Центральный предмет споров зоозащитников и всех остальных – право стай диких собак на свободу обитания без хозяев во дворах, на детских площадках и на помойках и право людей на избавление от них. Защитники прав животных уверены, что стерилизация решит все проблемы с агрессией собак, и после нее собачек можно выпускать на свободу в их стаи. Собака бывает кусачей только от жизни собачьей, в общем.

Это также далеко от истины, так как звери продолжают распространять болезни, да и их клыки после стерилизации никуда не деваются. Отвечающий за агрессию норадреналин вырабатывается у собак надпочечниками, а стерилизация не равна кастрации и имеет достаточно косвенное влияние на гормональный фон животного. Ликвидация «собачьих свадеб» становится единственным эффектом от удаления половой системы, но у собак много других факторов агрессии.

Какие есть выходы из сложившейся ситуации? Очистить улицы от бродячих собак – довольно дорогостоящий проект, явно не для кризисных условий пандемии. Стерилизация, на которую так любят собирать пожертвования, совершенно бессмысленна. Эдакий сизифов труд и напрасная трата денег, чтобы показать всем, какой ты хороший. По законам природы, чем меньше самок может воспроизвести потомство, тем больше будет потомство у фертильных самок. Городская фауна, как я уже говорил, устроена очень хитро: если из 10 самок 5 стерилизованы, то оставшиеся 5 родят уже не по три, а по шесть щенков. Скоро наступит весна, и мы увидим, что количество «собачьих свадеб» не меняется вообще.

Я так же, как и многие, против отстрела в борьбе с численностью собак. Разумным может быть безвозвратный отлов собак с улицы. Так от них избавлялись во всех цивилизованных странах. Да, усыпляли – посмотрим правде в глаза.

Есть еще один вариант, самый простой – оставить все как есть. Мне, если честно, бездомные собаки не особо мешают. Но ведь тему численности собак на улицах сами зоозащитники и подняли! Замкнутый круг какой-то.


Андрей РАДЛОВСКИЙ.