Преступление без наказания

Депутатам выдали индульгенцию на преступления

 

Чем ближе выборы в Верховный Совет республики, тем больше заявляют о себе кандидаты в избранники народа. С их стороны заверения о любви к людям, о сострадании к ним в период экономического кризиса перемежаются обещаниями блюсти интересы сограждан.

 

 

 

Самое время, анализируя работу депутатов всех уровней, и самому электорату определиться – кого и для чего они усаживают в законодательные и представительские кресла на достаточно длительный период – в 5 лет.

Ни в коем случае не стоит искать иронию или ерничество в сказанном. Основная масса депутатов – заслуженные и уважаемые граждане, имеющие от полутора до семи тысяч голосов приднестровцев, доверивших им управление страной. Однако велик соблазн усомниться в том, что все народные избранники осознают ответственность и обязанности, которые ложатся на них одновременно с выдачей депутатских мандатов.

 

Над законом,

над народом

Хочется напомнить, с чего начинается текст Основного Закона Приднестровья: «Мы, многонациональный народ Приднестровской Молдавской Республики, соединенные общей судьбой на своей земле; утверждая права и свободы человека, свободное развитие личности; исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущим поколениями; подтверждая приверженность общечеловеческим ценностям, стремление жить в мире и согласии со всеми народами в соответствии с общепринятыми принципами и нормами международного права; устанавливая правовое государство, которое бы обеспечило верховенство закона, как выражения воли народа; чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, желая обеспечить благополучие и процветание Приднестровью, принимаем Конституцию Приднестровской Молдавской Республики».

Каждая строчка и каждое слово в этом абзаце важны, справедливы и жизненно необходимы. Но остановимся лишь на одном неоспоримом пункте – «устанавливать правовое государство, которое бы обеспечило верховенство закона, как выражения воли народа». Правовое государство неотделимо от соблюдения ряда принципов, в том числе равенство перед законом и неотвратимость наказания. Нарушение этих принципов называется дискриминацией.

Казалось бы, зачем так подробно останавливаться на прописных истинах, известных даже школьникам, не говоря уже о депутатах всех уровней? Жизнь показывает, что практика работы отдельных представительных органов республики противоречит не только здравому смыслу, но и входит в конфликт с общечеловеческими представлениями о морали, нравственности и элементарной порядочности. Отдельные граждане, став депутатами, почему-то очень быстро причисляют себя к особой касте приднестровских Олимпийцев, которые над законом, над толпой – над народом, интересы которого отстаивают избирательно.

 

Руки прочь

от Торпана

Взять хотя бы последний случай в Григориопольском Совете народных депутатов, глава которого – Александр Торпан – 15 августа текущего года пренебрег мерами безопасности при управлении плавательным средством на реке Днестр. Буксируя на водном мотоцикле надувной резиновый круг, где сидели два пассажира (его друзья), Александр Торпан совершил опасный маневр, в результате чего один из пассажиров после столкновения с металлическим понтоном из-за полученных травм через час скончался в реанимации.

Осознав содеянное, А. Торпан, оставив пострадавших в опасном для жизни и здоровья состоянии, скрылся с места происшествия и отсутствовал по месту жительства несколько дней. Бывает и такое – человеческий фактор. Испугался, находился в шоковом состоянии, смалодушничал. Хотя некоторые СМИ, ссылаясь на источники в правоохранительных органах, предположили, что «скорее всего, не чай они распивали на природе, надо было «выветриться».

Но возмущение людей вызвало другое. Вернувшись в Григориополь, Александр Торпан стал уверять сотрудников Следственного комитета, что водным мотоциклом не управлял и вообще не находился на месте гибели своего товарища. Как следует из официального заявления комитета, «предпринял меры к сокрытию следов преступления». Однако факты – вещь упрямая, плюс показания свидетелей, так что причастность Торпана к смерти человека по неосторожности была следователями доказана. Прокуратура вынесла представление на задержание и арест депутата, но коллеги народного избранника решили запрос прокуратуры оставить без удовлетворения.

Где же «равенство» всех перед законом и «неотвратимость наказания»? Неужели григориопольские народные представители посчитали, что на их руководителя распространяется парламентский иммунитет из-за «выраженного им мнения или принятого в процессе депутатской деятельности решения», как это прописано в Конституции?

Нельзя же всерьез воспринимать городские слухи Григориополя о том, что прибрежный коттедж, который в народе называют «База Торпана», является питейным местом, где местные депутаты отмечают окончание каждой очередной сессии, а злые языки болтают, что таким образом «собутыльники» своих не сдают. Есть и такие кляузники, которые утверждают, что Торпан, дескать, боится, что после снятия иммунитета следователи могут докопаться и до других его грешков.

Нет, народные избранники, очевидно, руководствовались какими-то другими соображениями, которые не удалось выяснить ни журналистам, ни общественности. Решение «не отдавать» Торпана правоохранителям принималось григориопольским горрайсоветом при закрытых дверях в кабинете председателя, то есть Александра Торпана. Надо отдать должное – не все народные представители были солидарны, пятеро из них были согласны снять иммунитет с председателя, а заседание сессии провести в открытом режиме, но большинство – 28 депутатов – настояли на своем. Другими словами, выдали депутату индульгенцию на преступление.

 

Беспредел

продолжаться

не может

Народным избранникам все же неплохо было бы прислушаться к тем, кто их избрал в депутаты, тем более что причина для этого была. В государственную администрацию Григориополя поступило открытое письмо общественных активистов, которые заявили, что «повлекшее гибель человека и возымевшее широкий общественный резонанс происшествие на реке Днестр несовместимо с дальнейшим пребыванием Александра Торпана на посту председателя районного Совета народных депутатов».

Возможно, крайняя форма выражения народного недовольства своими избранниками – митинг, заявление о проведении которого уже поступило в районную госадминистрацию от общественности Григориополя, – несколько «отрезвит» не в меру сердобольных депутатов и напомнит им их конституционные обязанности, а не только права. Как заявила журналистам председатель местного союза женщин Любовь Косарева, «мы проведем митинг и на митинге будем говорить то, что мы о них думаем. Этот беспредел продолжаться дальше не может».

Решение, принятое григориопольскими депутатами, прокуратура намерена оспорить посредством третьей ветви власти – в суде. В планах этого ведомства и разработка законопроекта, ограничивающего депутатскую неприкосновенность. Для правового государства это нормальная практика, тем более когда речь идет об уголовных преступлениях, а не о политической деятельности народного представителя.

 

Кто на свете всех ровнее?

За 25 лет существования Приднестровья зафиксированы множественные случаи обращения прокуратуры в те или иные Советы с представлениями о снятии депутатской неприкосновенности по сугубо уголовным делам. Итог прокурорских запросов, увы, печален – лишь незначительный их процент был удовлетворен, остальных коллег депутаты «отстояли».

Вспомним хотя бы уголовное дело, возбужденное Следственным комитетом в отношении депутата Верховного Совета Олега Василатия, действия которого квалифицировались следователями как злоупотребление должностными полномочиями и халатность. Еще не став депутатом, будучи начальником управления муниципального имущества в столичной госадминистрации, Олег Василатий, как следует из материалов уголовного дела, умышленно занижал стоимость объектов приватизации. К примеру, один из объектов в центре города, на ул. 25 Октября, он оценил в 1 рубль, в то время как экспертная оценка показала, что стоимость здания не могла быть ниже 4,25 миллиона рублей. Невозможно и в данном случае отыскать «выраженного депутатом мнения или принятого в процессе депутатской деятельности решения».

Или еще одна странная история с попыткой привлечения депутатов Верховного Совета к административной ответственности за управление автомобилем в нетрезвом виде, согласно протоколам из ГАИ. Прокуратура сделала соответствующий запрос в Верховный Совет. Но вот решение комиссии по депутатской этике выглядело, по меньшей мере, странно. За одно и то же нарушение правил дорожного движения в отношении депутатов Юрия Спориша и Юрия Хорина запрос прокуратуры одобрили, а по депутату Анатолию Дируну – отклонили. Остается загадкой, по каким критериям комиссия определила, какой из депутатов, равных перед законом, более ровней, чем остальные.

И это не единичный случай. Комиссия Верховного Совета по мандатам, регламенту и депутатской этике рассматривала материалы в отношении 4 народных избранников представительных органов Слободзейского и Рыбницкого районов, местные Советы которых отказали прокуратуре в привлечении к уголовной ответственности депутатов Сергея Бешляги, Анатолия Белогуба, Дениса Заплитного и Виктора Делеу. Обвинения предъявлялись по подозрению в использовании служебного положения и хищениях в крупном размере. Решением комиссии пострадал только слободзейский депутат Денис Заплитный, остальные сохранили парламентский иммунитет.

А вот народные парламентарии Каменского района проявили завидную принципиальность в вопросе очистки своих рядов. Был удовлетворен запрос прокуратуры района о привлечении к уголовной ответственности депутата Рашковского сельсовета Сергея Высочанского по квалифицирующим признакам: хищение чужого имущества в особо крупном размере с использованием своего служебного положения, а также незаконное приобретение и хранение боеприпасов.

 

Имею мнение!

Уже давно вопрос парламентского иммунитета перерос в предмет споров и политических спекуляций, а теперь и в плоскость дискредитации парламентаризма перед избирателями. Политические игры народных представителей удаляют их от населения, ставят под сомнение народность депутатов. Зачастую трудно понять решения народных избранников. Чьи наказы они исполняют? Чем руководствуются при голосовании в парламенте?

Советовались ли со своими избирателями депутаты: М. Бурла, О.Василатий, В. Бычков, В. Гузун, Е.Гульчак, А. Дирун, Г. Дьяченко, Е.Коваль, А. Коршунов, В. Левицкий, О. Леонтьев, В. Морару, Н.Намашко, Д. Огирчук, П. Пасат, И. Тюряева, С. Чебан и В. Червоноокий, когда голосовали против отмены срока давности за совершенные особо тяжкие преступления, в частности – убийство? Получается, что депутаты не выполняют волю народа, а получили в подарок от избирателей право выражать в парламенте лишь собственное мнение по этому вопросу.

Однако нелишне снова обратиться к Конституции, к первой же ее статье: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Приднестровской Молдавской Республике является народ. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы».

Кстати, о выборах. Этот демократический процесс является лакмусовой бумажкой народного доверия к законодательной и представительской власти, а в абсолютном выражении характеризуется явкой избирателей на выборы. Нынешний состав депутатов Верховного Совета был избран в 2010 году при явке избирателей 42,6%, что на 14% ниже, чем во время выборов в 2005 году, а по сравнению с 1995 годом – минус семнадцать процентов.

Авторитет высшего законодательного органа республики заметно худеет с каждыми новыми выборами. Самое время задуматься – и депутатам, и электорату…

АНАТОЛИЙ МИХАЙЛОВ.