Два кургана

Мы поставили своей целью собрать легенды, предания и сказки, связанные с землей приднестровской. И как не радоваться тому факту, что «Шкатулка самоцветов», наша постоянная рубрика, пополняется на глазах.


Житель Мокры, краевед Василий Диордица, прислал в редакцию собранные им с детьми из краеведческого кружка материалы. Это легенды и предания, бытующие в селе. О некоторых из них мы уже рассказывали. Теперь настало время поделиться с читателем авторской сказкой или, так скажем, историей, которую рассказал Анатолий Васильевич Вербицкий, один из жителей Мокры, почерпнувший, в свою очередь, немало исторических знаний от своего отца, школьного учителя.

Трудно сказать, что послужило непосредственным импульсом к рождению этой легенды: вид ли курганов на окраине села, прочитанное ли в книгах, а может, общение с археологами, работавшими близ Мокры в былые годы. Главное – то, что те или иные особенности приднестровского ландшафта, памятники истории и архитектуры наводят сельчан на мысли о старине глубокой, заставляют работать воображение, фантазию и рассказывать… сказки.

Приводим «Легенду о двух курганах» в сокращенном, литературно-обработанном виде. Итак…

Случилась эта история в давние времена, когда села Мокра ещё не было, а на приднестровских землях кочевали скифы, сарматы, аланы и другие народы. У вождя одного из племен был сын по имени Драпет, которому тоже предстояло стать вождем.

Поскольку в те времена кочевники часто терпели поражения от греков, вождь решил отправить сына обучаться военному искусству в Константинополь. И когда по Днестру (который тогда назывался «Тирас») проплывали варяги, отправлявшиеся на службу к базилевсу, вождь уговорил варягов взять с собой и сына.

Драпет был парнем рослым, ловким, крепкого телосложения, неудивительно, что его отобрали служить в гвардию базилевса. Десять долгих лет служил он, постигая военное искусство. В мирное время охранял покои императора, во время войн, которые в то время не были редкостью, мог продемонстрировать воинские навыки в походах и сражениях.

Однажды с Драпетом приключилась удивительная история. Когда он с другими воинами базилевса преследовал врага в задонских степях, стал свидетелем боя между амазонками и аланами. Со стороны амазонок было всего пять воительниц, а со стороны аланов – десять. Амазонки сражались храбро, но терпели поражение. Драпет решил вмешаться в бой и помочь воительницам.

Помощь подоспела вовремя. Но юная предводительница амазонок была тяжело ранена и потеряла сознание. Драпет подхватил её, когда она уже падала с седла. Объяснив соплеменницам на языке кочевников, что он не враг, воин помог отвезти раненую в стан амазонок.

Выяснилось, что храбро бившуюся с врагом воительницу зовут Аэрта, и она – дочь царицы. Девушка тем временем пришла в себя, сначала испугалась, увидев рядом незнакомого мужчину, а потом, присмотревшись к нему, залюбовалась статным воином.

Царица амазонок, узнав, что произошло с её дочерью, гостеприимно встретила Драпета и сопровождавших его воинов, расспросила, кто он и откуда. Так амазонки узнали, что Драпет тоже кочевник, но, как и многие, поступил на службу к византийскому императору.

Но, главное, Драпет признался, что успел полюбить Аэрту и хотел бы жениться на ней, что было бы хорошо, по его словам, для заключения союза между их племенами. Таким образом, Драпет, как мы видим, отнюдь не был варваром и смотрел на вопрос женитьбы ещё и в политическом плане.

Царица посоветовалась с дочерью, узнала, что и самой Аэрте такой сценарий отнюдь не неприятен. Тогда амазонки обещали ждать возвращения «влюбленного джигита» со своими кунаками, чтобы заключить брак по обычаю, чин чином.

Счастливый Драпет вернулся к базилевсу, завершил службу, заказал у лучшего ювелира в Константинополе украшения для свадебного подарка и отправился в родные степи. Отец благословил его на брак, и в сопровождении других соплеменников они отправились в путь, к амазонкам, чтобы вручить свадебные дары.

О, как же радовалась Аэрта, увидев возлюбленного! Отец Драпета и мать Аэрты скрепили союз, состоялась роскошная свадебная церемония, которой позавидовали бы и мы, потомки. Гуляло не то что всё село, а сразу два племени.

Однако греки в Херсонесе были сильно встревожены усилением «варваров». И, надо признать, опасения командующего гарнизоном в Таврии были не напрасны. Вскоре кочевники решили опробовать окрепшие силы.

Драпет, незаметно пробравшись в Херсонес, смог убедить рабов поднять восстание. Они открыли ворота, и кочевники ворвались в город. Однако грекам удалось отомстить Драпету. Уже после того, как город был взят, ему передали кубок с отравленным вином. Бывший при войске шаман взялся исцелить Драпета. Однако ничто не могло отвратить волю рока. Передав через близкого друга Аэрте, что любит её, Драпет отошел в загробное царство.

Отягощенные невиданной добычей, но с горестной вестью, возвращались кочевники. Аэрта была безутешна.

Согласно установленному обычаю, тело воина погребли в родных краях, в степи, близ реки Тирас, насыпав над могилой высокий курган. Вместе с Драпетом положили всевозможную утварь, украшения, оружие и его любимого коня.

Аэрта же поняла, что не сможет без любимого жить. Тогда она упросила вождя, отца Драпета, выбрать пять самых храбрых воинов, чтобы она могла, сразившись с ними, как и подобает амазонке, умереть в бою.

Так рядом с курганом Драпета появилась ещё одна высокая насыпь, ибо кочевники насыпают курганы только над теми, кто достоин почитания соплеменников. Девушка, да ещё из другого племени, впервые была удостоена такой чести. Аэрту погребли не просто как жену Драпета, ибо для этого не нужно было насыпать отдельный курган, но как великого воина, с оружием в руках.

Отныне Драпет и Аэрта были неразлучны, а курганы, где они похоронены, служили ориентирами для путников на протяжении двух тысячелетий.


P.S. Из работы «Свод археологических памятников Рыбницкого района ПМР» мы узнаем, что археологи действительно изучали курганы у с. Мокра. Так, в 1990 году пять курганов близ села были исследованы участниками экспедиции во главе с Татьяной Александровной Щербаковой.

Читаем: «В результате исследований был получен разнообразный и интересный материал из погребальных комплексов различных культурно-хронологических эпох от энеолита до позднего средневековья. Особое же значение имеют сарматские погребения, раскопанные в двух курганах у с. Мокра, в которых находилось значительное количество красивых и дорогих вещей, в том числе из золота со вставками из драгоценных камней. Материалы из курганов у с. Мокра стали определенной научной сенсацией. Благодаря им археологи получили новые факты, подтвердившие высокий уровень культуры сарматских племен и ту важную роль, которую они сыграли в истории. Открытие сармато-аланских древностей у с. Мокра показало, что Поднестровье являлось одним из важнейших регионов Европейской Сарматии».

Николай Феч.