Ох уж эти оффшоры!

Какое красивое слово – «оффшоры». Не слово, а песня! Но красивое название, вроде «вне берега», «тихая гавань» или «налоговый рай», – всего лишь броская упаковка уродливого экономического явления.

 

 

В мире, по разным оценкам, насчитывается от 30 до 50 оффшорных юрисдикций, а общий объем «прокачиваемых» через них финансовых ресурсов достигает $18,5 трлн. Не секрет, что именно эти страны чаще всего ассоциируются в общественном сознании с отмыванием денег, добытых преступным путем, их легализацией. Потому что эти зоны никогда, ни при каких обстоятельствах и никому не выдают информацию о совершаемых бизнес-структурами сделках.

Даже чисто ассоциативное восприятие самого термина «оффшорная зона» у большинства людей негативное. Такое ощущение, что действия экономических агентов, каким-либо образом связанные с оффшорными сделками, несут на себе печать преступных проявлений, ухода от налогов или «игры с законом на грани фола». «Оффшоризация» экономики – явление довольно распространенное и… противоречивое. Одни (собственно, страны с особым налоговым режимом) его поощряют, другие с ним борются. Одни в операциях через страны с льготным налоговым режимом видят зло, подрывающее основы местной экономики, другие – возможности.

Местные эксперты утверждают, что ввиду непризнанности республики это явление «девятым валом» накрывает и нашу республику. Бизнесмены в оправдание лишь бубнят: «Деньги любят тишину». Власти же считают, что те, кто осуществляет денежные операции, заключает товарно-материальные сделки посредством оффшорных юрисдикций, выводят капитал за пределы республики и не платят с них причитающиеся налоги. Но при этом работают на территории Приднестровья, используют местные трудовые ресурсы, энергоносители, в последнее время все чаще по льготным ценам. В условиях кризиса, снижения уровня потребительского спроса у бизнеса велик соблазн как-нибудь, причем на законных основаниях, объегорить государство, уменьшить отчисления в его адрес. Никто не любит платить налоги – тоже установленный факт, как и делиться прибылью, тем более, когда маржа от сделок, разница между расходами и доходами, сужается в период кризиса, как шагреневая кожа. В отличие от «тучных годов», в такое время бизнес все больше и больше забывает о своей социальной ответственности перед теми, кто создает их материальный и финансовый потенциал.

Что в этой ситуации делать государству, которое является овеществленным выразителем общественных запросов, ведь за его плечами десятки тысяч пенсионеров, других получателей социальных пособий, работники бюджетной сферы. Наверное, единственный выход – перестать либеральничать и ужесточать требования к бизнесу, особенно к тем неблагонадежным его представителям, о которых говорилось выше. К тем, кто оффшорные операции используют для вывода капитала за рубеж. А ведь наша экономика как раз и нуждается в финансовых ресурсах, в инвестициях. И если на внешние вливания надежды очень мало, то местные-то должны «порадеть родному государству», тем более, что бизнес они делают здесь, на месте. Нельзя не заметить, какие льготные условия работы в последние годы начало предоставлять государство хозяйствующим субъектам Приднестровья. Но ведь должна же быть и отдача. Ведь цифры налоговых сборов просто вопиющие, бросающие в дрожь. Так, за 8 месяцев 2015 года налоговых доходов для пенсионного обеспечения получено 768 млн рублей, а израсходовано, даже с учетом того, что финансируется только 70% выплат, – 1 млрд 302 млн рублей. Общие доходы бюджета составили 2 млрд 100 млн рублей, а расходы только на заработные платы и пенсии – примерно 2 млрд 500 млн рублей. То есть расходы по зарплатам и пенсиям превышают собранные доходы более чем на 400 млн рублей.

Что имеем с другой стороны, со стороны бизнеса. А имеем увеличение в течение последних четырех лет объемов перечислений в адрес оффшорных компаний. Речь идет о «сумасшедших» для Приднестровья деньгах – 1,3 млрд долларов. Вывод капитала за рубеж в этот же период достиг почти 300 млн долларов. В этом году эти тенденции в сравнении с аналогичным периодом прошлого года нарастали, как снежный ком.

Это вам и не экономист скажет: «Для того чтобы обеспечить стабильное финансирование пенсий и заработных плат бюджетникам, необходимы дополнительные источники». Государство не может запретить предпринимательским структурам деловые отношения с оффшорными компаниями или через оффшорные юрисдикции. Но оно в состоянии обложить эти непрозрачные финансовые операции дополнительными сборами, чтобы стимулировать бизнес к его выводу из «серой зоны» и выходу на белый свет. Именно на это направлено предложение главы государства Правительству разработать в недельный срок механизм взимания оффшорного сбора с соответствующих сделок.

В качестве дополнительной информации стоит напомнить, что в новейшей истории Приднестровья оффшорный сбор уже вводился Постановлением Правительства №27 от 15 марта 2012 г. Его размер составлял 5%. Тогда, правда, он не достиг декларируемой цели, бизнес приноровился его обходить. Как будет на этот раз? На этот раз глава государства, Правительство полны решимости отстоять свою позицию и в ходе практической реализации механизма взимания оффшорного сбора.

  САВВА МОРОЗОВ.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.