Сергей Пускепалис: «Мы более дерзкие»

Вечер рабочего дня. В зале тираспольской гостиницы «Россия» собрались люди разных возрастов и профессий. Были здесь и фотографы, и журналисты, и киноманы, и те, кто только мечтает иметь к кино непосредственное отношение. А собрались все ради встречи с рос­сий­ским актёром и ре­жис­сёром Сер­геем Пус­ке­па­лисом.

 

 

пускепалисОн из­ве­стен ши­ро­ко­му зри­те­лю бла­го­да­ря ролям в филь­мах «Метро», «Мой па­рень – ангел», «Си­бирь. Мо­на­мур», «Вось­мер­ка», «9 дней и одно утро». Также недавно вышел новый фильм, его режиссерская работа – «Клинч».

Сергей Пускепалис сказал, что ему было интересно приехать к нам, так как в свое время нас многое объединяло. Объединяет и сейчас, уверен актер. «Нас, простых граждан, живущих заботами сегодняшнего дня, а не движимыми какими-то геополитическими коллапсами. И мне это ближе, это настоящее, а все остальное от лукавого, по-моему».

На встрече говорили о том, что нужно сделать, чтобы российское кино не дало зарубежному заполонить все. О том, что в России вышло постановление: 40% проката должны быть отечественные фильмы. И это возможно, потому что далеко не все хорошее кино доходит до зрителя. Потому что некоторые чиновники думают, что давать народу умное интеллектуальное кино не имеет смысла, что оно не окупится. «Конечно, на интеллектуальном кино ты не заработаешь тех денег, что на развлекательном. Но у хорошего кино есть свой заработок, свой путь. Наш фильм «Как я провел этим летом» до сих пор приносит заработок его создателям. Фильм «Коктебель» до сих пор понемногу приносит доходы, хотя фильм не новый. Но я бы вообще на российские фильмы отменил билеты на пару лет. Такая практика была во Франции в 80-х годах, когда к ним заехал Голливуд и подавил французское кино», – делится Сер­гей Пус­ке­па­лис.

Из зала прозвучал вопрос о том, что кино, конечно, может менять мир, но от чего отталкиваться творцу? Актер и режиссер ответил, что в первую очередь – от своей совести. Она должна двигать художником, а не жажда наживы, сомнительной популярности. Цензор – сам человек. «Если ему все равно, что о нем думают люди, которых он уважает, любит, то какие мерила у него? Никаких. А если ты понимаешь, что не можешь подвести тех, кто в тебя верит, то у тебя есть рамки. А кто нас может научить чему-то? Только наши друзья, наш круг, наши педагоги».

Спросили о новом фильме «Клинч», в котором Сер­гей Пус­ке­па­лис выступил режиссером. Этот фильм идет в Москве в кинотеатрах, куда ходит интеллигенция, кинотеатрах без попкорна. Хотя, говорит гость, он не против попкорна. Всего 65 залов показывают этот фильм в Москве, и это мало с точки зрения коммерческой составляющей. В Интернете в рейтинге этот фильм уже занял 23-е место среди 48 картин, запущенных с октября. «Первый фильм «Марсианин», а 23-е – мы, – говорит режиссер. – Надеюсь, что у фильма «Клинч» будет нормальная жизнь уже независимо от нас. Понятно, что он пойдет в прокат, потом появится в Интернете, и о его популярности можно будет судить только по количеству просмотров. Я с этим фильмом носился около 6 лет, чтобы отдать его в хорошие руки. Так как не находил понимания или находил его в недостаточной мере. Поэтому я знаю, что если кино получается – это праздник. Потому что я понимаю, сколько за этим стоит трудов, волнений».

Затронули тему опыта Сер­гея Пус­ке­па­лиса съемок в Голливуде. Спросили, чем их актеры отличаются от наших. «Мы более дерзкие, – улыбнулся Сергей. – Если перед ними поставили задачу, то они как ослики будут ее выполнять, нравится им или нет. А мы можем искать, обсуждать. Для них это дичь. Но, с другой стороны, у них невероятная дисциплина. Кстати, в Америке очень любят оперу все. Я не люблю и не понимаю оперу. Для меня это ложь от начала до конца, кроме музыки. Смотреть это невозможно: выходит толстая тетка и прикидывается Джульеттой. У меня не настолько хорошо развита фантазия». По залу прокатилась волна хохота. И вся встреча была такой – откровенной и дружеской. Не поучать, а искренне поделиться приехал к нам гость. Конечно же, собравшиеся не могли не спросить его о впечатлениях от Приднестровья. И просто не успели сделать этого, Сер­гей Пус­ке­па­лис заговорил сам: «В Приднестровье хорошо. И не только в столице. Как только мы заехали к вам, ощутили это. Я был в Бендерах еще в 89-м году. Помню, это был обычный губернский город, каких много в России. А сейчас приехали – чистота невероятная. Были у вас в Тирасполе на Мемориале Славы. Это место сразу наводит на серьезные мысли. Прошли до театра, мимо Дома Советов. Фасады чистые, все покрашено. Люди все замечательно выглядят. У вас ощущение порядка. И со стороны смотришь и думаешь: «Повезло же людям!». Приднестровье производит совершенно потрясающее впечатление. Поверьте, нам есть с чем сравнивать».

Наша газета не могла не задать вопрос, волнующий многих сегодня, волнующий и нас: «Мы в кино часто ходим за ответами все же. Как и в театр, как в церковь. Должно ли современное российское кино отвечать нам на сегодняшние вопросы о событиях в соседних государствах, о человеческих трагедиях, о разбившемся самолете, наконец? О том, почему жизнь сегодня есть, а завтра – неизвестно?». Сер­гей Пус­ке­па­лис стал отвечать тут же, казалось, что это то, о чем он часто думает и часто говорит. «Постоянно толковать о тяготах и невзгодах нашей современной жизни тоже не следует. Кино, искусство не должно в нас вселять рефлексы, комплексы – неполноценности, вины. Оно все-таки должно говорить о том, что жизнь не заканчивается. Да, произошедшее ужасно, и давайте стараться этого не повторять. Такие ситуации должны учить. А когда мне говорят, что самолеты будут падать всегда, всегда будет плохо, мы ни с кем не помиримся, и, ребята, давайте даже из дома не выходить, то к добру это не приведет. Если уж на то пошло, то человек родился для чего? Очень простой вопрос. Чтобы умереть. Все. Но если говорить каждый день о том, что ты умрешь, то никакого желания жить не возникнет. Хотя фраза «Memento mori» прекрасна. Помни о смерти. Каким ты уйдешь? Вот главный вопрос, который должен нас сопровождать. Помните слова песни ДДТ: «Это все, что останется после тебя»? Какую память я оставлю о себе?».

Встреча с Сер­геем Пус­ке­па­лисом закончилась. Была она насыщенная, полная вопросов и ответов, смешных историй и философских размышлений. Длилась она два часа. А пролетела как миг.

 

Татьяна

Астахова-Синхани.