Волшебство времени и чудо от людей

В краеведческом музее встречаются настоящее и прошлое: проходишь по музейным залам и чувствуешь, как дух ушедших времён наполняет тебя. У каждого старинного предмета, у каждого экспоната – своя удивительная история.

 

 

…Однажды в осеннюю пору в историко-краеведческий музей села Незавертайловка зашла женщина со свёртком в руках. Оглядевшись, она спросила:

– Вы директор нашего музея?

– Да, – ответила я.

Она протянула мне сверток и сказала:

– Я хочу передать в музей очень ценную вещь. У неё – своя история…

Аккуратно разворачиваю предмет и – о чудо! – передо мной старинная икона Пресвятой Девы Марии с младенцем на руках.

– Сколько перенесла страданий эта икона, только, наверное, ей самой известно, – со вздохом сказала женщина.

– Моя мать умерла несколько лет назад, – продолжила свой рассказ известная мне тётя Настя. – После её смерти мы переехали из Днестровска в отчий дом в Незавертайловку. Отопления в сельском доме нет, но есть печь. Во дворе стоял старый сарай, доверху набитый дровами. Переехали мы ещё летом. Сразу же стали наводить порядок в доме, во дворе, на огороде. Хожу это я по двору, а тут какая-то дощечка мне под ноги попала, споткнулась об неё, чуть не упала, взяла в руки, да и выкинула её в сарай с дровами, чтобы ещё раз, как на грабли, не наступить…

Сели обедать, стол как-то неровно стоит, попросила сына принести из сарая дощечку, чтоб под ножку стола подложить. Незавидная судьба досталась этой дощечке, швыряли мы ее из угла в угол. И тут я решила всё старьё сжечь, и дощечку в углу возле плиты приготовила.

За целый день так намаялась, что оставила эту работу на следующий день. Легла спать, и снится мне сон: выхожу во двор, сажусь на лавочку, ко мне мама подходит и с укоризной в голосе говорит: «Что же ты, Настюша, так над иконой издеваешься? Я долго её искала, найти не могла, а ты нашла её и даже в угол красный не поставила, швыряешь как попало. В сундуке есть рушник, вышитый ещё твоей бабушкой, покрой икону этим рушником и поставь туда, где ей положено быть…». Проснулась, целый день сон из головы не выходит: «Какая ещё икона?». Заглянула в сундук: никакой иконы не оказалось. А вот рушник бабушкин нашёлся – добротный, домотканый, детство напомнил… К вечеру как бы про сон забыла. Опять дела: в селе без них никак – прополка, сбор урожая, закатка… Ну, думаю, вечером точно сожгу весь хлам. Закинула всё лишнее в печь, а дощечка в углу опять на глаза попалась. И вдруг сон вспомнила: взяла я эту дощечку в руки, стала аккуратно протирать её, а на ней образ какой-то начал проступать. «Неужели икона?» Набрала воды в таз и стала бережно отмывать: она самая, что мать говорила! – Анастасия Григорьевна кивнула в сторону иконы. – Батюшки мои! Слёзы на глаза навернулись, вспомнила мать с её рассказами о том, как бабушка эту икону в советское время прятала, как тайком перед ней крестилась, как церковь в селе разрушили, колокола закопали.  Мама действительно долго искала эту икону, и вот так неожиданно нашлась… Сначала хотела эту икону в церковь отнести, а потом услышала, что вы новую экспозицию в музее делаете, решила подарить её вам и рушник домотканый… Надеюсь, что вы найдёте достойное место, где им положено быть…

В первом музейном зале быта и этнографии XIX века, среди сундуков, самопрялок, домотканых ковров в красном углу расположили мы икону Божьей Матери с Сыном на руках, обрамленную старинным рушником ручной работы, ее освещает лампада… В самые большие православные праздники музейные работники зажигают лампаду, при огненном мерцании которой кажется, что образ с иконы улыбается.

ИРИНА КИПРИЯНОВА,

директор историко-краеведческого музея села Незавертайловка.