Семен Уралов: Олигархи готовы фальсифицировать выборы

Мы завершаем серию интервью с политологом, специалистом по реинтеграции постсоветского пространства, шеф-редактором  «Однако. Евразия» Семеном Ураловым.

 

 

– Семён, Вы утверждаете,  что конфликт государства и олигархии неизбежен. Причем наиболее ярко этот конфликт проявляется на выборах. В нашей республике очень скоро пройдут парламентские выборы. Что надо сделать государству для того, чтобы олигархия не победила?

– Эти выборы надо провести максимально четко и в соответствии с законом. Потому что выборы – это всегда соревнования. Но, как и любые соревнования, их можно выиграть, упорно тренируясь, а можно – приняв допинг или подкупив судью. Олигархия в большинстве случаев стремится к тому, чтобы сформировать удобные для себя правила игры. Располагая большими финансовыми средствами, крупному капиталу выгоднее «принимать допинг» и «подкупать судей», если говорить языком образов.

Расшифруйте более подробно…

– В случае с выборами «предвыборный допинг» – это многочисленные махинации и фальсификации. Несколько тысяч голосов, особенно в такой маленькой республике, как ПМР, могут дать значительный перевес на отдельно взятом округе. Системная фальсификация на десятке округов дает уже значительное преимущество в будущем парламенте. Если же подойти к фальсификациям системно, то можно получить и большинство в парламенте.

Таким образом, несколько миллионов долларов (в масштабах России или Украины речь, конечно, о больших суммах) дают возможность контролировать парламент.

Для олигархии выборы – это инвестиции в будущую капитализацию. Потому что потом эти инвестиции отобьются в виде нужных законопроектов, налоговых льгот, беспошлинном импорте и экспорте. И самое главное – такой расклад позволит шантажировать государство.

Если же олигархия получит контрольный пакет в парламенте, то государство с высокой долей вероятности будет ждать не только политический, но и экономический кризис.

Потому что олигархия будет требовать все новых и новых экономических преференций и льгот. И если государство с этим согласится, то его ждет сокращение доходов. Если же не согласится, то будет перманентный политический кризис. По такому принципу, как мы можем наблюдать в Молдове, на Украине или в Грузии.

То есть, отдав парламент олигархии, государство неизбежно оказывается перед выбором – либо политический, либо экономический кризис. Третьего не дано. А так как у крупного капитала аппетит приходит во время еды, то происходят оба кризиса. Тогда случается Майдан, о котором мы говорили в предыдущих интервью.

– Вы говорите, что олигархия может фальсифицировать выборы. А какие именно методы используются?

– Самые эффективные способы  – это фальсификации в сам день голосования и во время подсчета голосов  – так называемая «ночь выборов».

В день голосования обычно запускают технологии вроде «карусели» – когда избирателю перед участком отдают уже заполненный бюллетень, который он должен опустить в урну, а выйдя с участка, он отдает чистый. В обмен на чистый бюллетень избиратель получает свое вознаграждение. Затем чистый бюллетень заполняется и отдается следующему избирателю. И так по кругу  – поэтому и называется «карусель».

Еще одна распространенная технология, которую часто используют, – фотографирование бюллетеней в кабинке. Чаще всего так работают с молодежью и студентами. Показал фото, что правильно проголосовал,  – получи свои 10-20 долларов.

Также популярен массовый подвоз избирателей на участки и манипуляция с выездными урнами для голосования.

Но самое интересное начинается в «ночь выборов», когда начинают считать голоса. Контроль за избирательными комиссиями позволяет манипулировать результатами голосования. Так, например, голоса подсчитали, протокол составили, и все члены комиссии разошлись по домам. Но потом вышестоящая комиссия якобы выявила нарушения в протоколе и отправила нижестоящую комиссию пересчитывать голоса. А после т. н.  «пересчета голосов» победил совершенно другой кандидат  – потому что появились новые бюллетени, которых до этого не было.

Либо есть банальный вброс бюллетеней  – когда в урне внезапно появляются новые голоса за нужного кандидата.

Популярным методом также являются махинации при подсчете  – когда голосовали за одного, а бюллетени сложили за другого.

– Разве можно все эти махинации отследить и пресечь?

– Не только можно, но и нужно. Но слишком высок соблазн и слишком высоки ставки. Поэтому эта игра будет вечной  – олигархия будет пытаться фальсифицировать выборы, а государство будет пресекать такие попытки.

Но ключевой вопрос: «Где в этой схеме сами граждане?». Потому что, с одной стороны, соблазн очень велик, а с другой стороны, можно очень сильно встрять.

Очень много примеров и в России, и на Украине, когда фальсификаторов ловили за руку. Заводили уголовные дела, передавали в суд. Все заканчивалось либо большими штрафами, либо уголовными делами и реальными сроками.

Чаще всего несколько сотен долларов, которые получает фальсификатор, оборачиваются, намного большими потерями. К тому же, когда гражданина привлекают к фальсификациям, ему обещают защиту, «крышу», гарантируют, что «все схвачено». Но в реальности, когда ловят,  то никакой защиты никто не обеспечивает. Человека оставляют наедине с его проблемами. А чаще всего специально подставляют, когда видят, что фальсификации вскрылись.

– А как же наблюдатели?

– Наблюдатели на выборах – это своеобразная иллюзия. С одной стороны, они могут многое увидеть, но, с другой стороны, их можно отвлечь, удалить, спровоцировать скандал. К тому же, кто обычно работает наблюдателями и рядовыми членами комиссий? Пенсионеры, учителя и бюджетники. Люди простые и доверчивые. Они тоже часто становятся втянутыми в фальсификации.

Подсчет голосов идет допоздна. Все уже устали, хотят спать. Членам комиссий могут предложить подписать протокол заранее и идти отдыхать. А потом окажется, что таким образом специально удалили наблюдателей и членов комиссии, чтобы начать фальсификации.

Схем очень много, все они многократно описаны, организаторов ловили за руку, но каждый раз повторяется одно и то же. Слишком высоки ставки на выборах, поэтому очень велик соблазн фальсифицировать. Потому что инвестиции в фальсификации окупятся многократно.

Как Вы думаете, в ПМР будут попытки фальсификаций и нарушений?

– Сложно давать какие-то конкретные прогнозы, потому что в Приднестровье под видом парламентской гонки в реальности проходит много избирательных кампаний  – в каждом округе.

Но насколько я могу судить по спискам кандидатов, олигархическая группа «Шериф» выдвинула много своих лоббистов и менеджеров. Создали свой телеканал, который активно раскручивается. Практически весь интернет-трафик и мобильная связь контролируются этой же ФПГ.

Поэтому, естественно, ставки на парламентских выборах чрезвычайно высоки. Если олигархии удастся контролировать парламент, то высока вероятность глубокого политического кризиса. Конфликт между государством и олигархией перенесется в стены парламента и дальше имеет шансы стать всеобъемлющим.

Потому что когда крупный капитал получает парламентскую монополию, то велик соблазн подчинить себе государство. А в условиях гибридной войны, которую ведут против ПМР, это чревато развалом государства и крахом экономики.

Поэтому в интересах государства и общества, чтобы выборы прошли максимально законно, без нарушений. Парламент же должен представлять социальный срез общества, а не быть рупором интересов частного капитала. Только в этом случае можно говорить о том, что государство выстоит в условиях внешнего давления и гибридной войны.

http://novostipmr.com