Все всегда произойдет, все всегда случается…

Вечером, возвращаясь с работы или просто прогуливаясь по городу, можно ощутить дух Нового года. Витрины магазинов сияют огнями, то здесь, то там встречаются атрибуты праздника, а главное – когда начинает темнеть, зажигается главная елка столицы.

 

Проезжая мимо в маршрутках, дети и взрослые завороженно смотрят на нее. И планируют в ближайшие выходные выбраться всей семьей на прогулку, чтобы прикоснуться к волшебству приближающегося праздника, чтобы вдохнуть его пока чуть уловимый аромат, чтобы ощутить то, что чувствовал в детстве и что невозможно забыть. Когда ожидание праздника намного ценнее и волнительнее, чем его наступление. Когда все вокруг чувствуют вместе с тобой в такт – волшебство рядом, стоит только закрыть глаза и представить себя маленького. Когда, как в новогодней мелодраме «Семьянин», перед твоими глазами проносятся кадры из жизни холостой и кадры, сделанные позже, из жизни семейной. И ты понимаешь, что ничего не может быть дороже этих семейных кадров, этих улыбок, этой жизни. Когда вечера можно коротать за чтением детской книжки. Наряжать вместе елку, перебирая елочные игрушки и вспоминая детство, вспоминая новогодние истории и рассказывая их своим детям, чтобы они потом так же передали их по наследству – твоим будущим внукам.

Новый год, волшебство, ожидание чудес, детство, семья – для многих эти слова не случайно выстроились в такую цепочку. И когда ты становишься родителем, то жизнь преподносит тебе еще один подарок: каждый Новый год вновь и вновь напоминает о том, что чудеса случаются. И что стоит только загадать, захотеть – и… Если не для тебя, то для твоего ребенка – точно. Все произойдет. И будет праздник детства с мурашками от волнения и предчувствия радости. Именно так бывает под Новый год во многих приднестровских семьях, именно так все происходит и в дружной семье Юлии Панычевой, о которой наш сегодняшний материал.

 

 

 

О воспитании, тишине и тысяче вопросов

 

 

 

юлчлчлчч Она с детства любит животных, справедливость и честных людей. Она сама очень честный человек. Никогда не будет лицемерить, вилять, подстраиваться или приспосабливаться. Это качество – в сочетании с душевностью и умением сострадать – восхищает. О каждом событии, о любой ситуации имеет собственное мнение. И если это мнение вдруг покажется неудобным кому-то, это не заставит ее изменить самой себе. Потому что так учили в детстве, так ее воспитывали родители. Такой уж она человек. Идет своей дорогой и не боится отличаться. Она и не стремится отличаться. Просто живет, как считает верным, – по сердцу, по совести. Всегда готова поддержать рядом идущего и старается не переходить никому дорогу. Но если кто-то попытается навязать ей свои правила, которые идут вразрез с ее жизненными принципами, то этот кто-то тут же получит достойный отпор. Таким же она учит быть и сына – цельным, справедливым, идущим своей дорогой. Очень дорожит их дружбой: его доверительным отношением к ней, его пока еще маленькими, но такими важными для нее откровениями. Юлия Панычева, мама первоклассника Игоря, сегодня делится с нами принципами воспитания, своими открытиями, победами и радостью материнства.

 

– Юлия, какие Вы сделали для себя открытия, став мамой?

– Самое главное открытие – это то, что мамой быть здорово! Еще одно открытие, что тишина – это страшно. Если ребенок затих, то ожидать можно чего угодно, и лучше проверить, чем занят ребенок и почему так тихо. А еще я поняла, что холодная еда и остывший чай – вполне съедобно. Что, оказывается, я могу спать стоя (смеется). Что порой не хватает у меня знаний, чтобы ответить на всю его тысячу и еще чуть-чуть вопросов в день.

– И какой же он, Ваш сын, который научил Вас всему этому?

– Он добрый. Для меня, как и для каждой мамы, мой ребенок красивый. Он отзывчивый, общительный. Очень любит животных. Всегда помогает старикам (по мере своих сил). Я могу бесконечно описывать положительные качества своего сына. А еще он шкодина, как все мальчишки, и это кажется мне естественным.

– Что-то пришлось изменить в своем характере, чтобы соответствовать статусу матери?

– Я стала более общительна, чаще стала прислушиваться к советам других людей (особенно более опытных мамочек и врачей). Теперь раньше встаю: уже не могу позволить себе поспать, сколько хочется, как это было раньше. Стала более внимательна к вещам, окружающим нас, задумываюсь, нет ли чего-то опасного для ребенка. Стала более внимательна к себе (болеть нежелательно, потому что есть сын, есть ответственность). Во мне теперь куда меньше эгоизма – на первом месте всегда ребенок.

– Как Вы относитесь к наказанию детей?

– Если честно, мне в детстве доставалось от отца, и ремнем тоже. К такому способу наказывать отношусь однозначно отрицательно. Даже если ребенок неуправляем, есть куча других способов, возможность психологически воздействовать на него. А физическими наказаниями родители показывают только свою беспомощность и слабость, не более. И я знаю, что с детьми всегда можно договориться. Они маленькие, но они люди.

– У вас с мужем всегда совпадают взгляды на воспитание сына? И если нет – что делать?

– Не всегда… Находим компромисс. Но у мужа такая работа, что он редко бывает дома, поэтому в основном воспитанием занимаюсь я. А папа, приходя домой, не воспитывает сына, а ловит моменты, чтобы его поцеловать, поиграть с ним и позаниматься спортом.

– Психологи советуют родителям не загружать детей ранним развитием, кружками и секциями, а дать им возможность побыть детьми. Вы согласны с таким подходом?

– Мой сын ходит на акробатику. Ни на какие другие кружки отдавать его не планирую, так как не хочу слишком нагружать. А спорт должен присутствовать. В меру, конечно. И лучше всего тот вид спорта, каким ребенок сам хочет заниматься. Заставлять сына заниматься тем, что нравится мне или мужу, мы не будем.

– Бывают ли, на Ваш взгляд, неуправляемые дети? Сегодня мы так много говорим о новом поколении детей – более быстрых, более вспыльчивых.

– Бывают. И в настоящее время их много. А неуправляемы они по вине родителей. Чем больше времени родители уделяют ребенку, учитывая его интересы, тем более послушным, на мой взгляд, он будет. И сейчас есть детские психологи, которые могут помочь в воспитании неуправляемого малыша, если у родителей совсем опускаются руки.

– Что Вы хотите дать, привить, подарить своему сыну на всю жизнь как мама?

– Естественно, хочется привить все лучшие качества, которыми наделен хороший человек. Но дети не супергерои. Поэтому стараюсь помочь ему не потерять и развить качества личности. Чтобы он не повторял за всеми, а был самим собой. Ведь он уже индивидуальность и уже достаточно хорош. Даю ему право выбора сейчас, чтобы он вырос самостоятельным и мог в дальнейшем сам принимать решения. Стараюсь научить его доброму отношению к людям, каждый день, на собственных примерах, с помощью разговоров, разъяснений. Еще пытаемся бороться с детскими страхами: Бабайку, шуршащего на балконе, мы освещаем фонариком (улыбается).

– Часто задаю этот вопрос родителям, так как он беспокоит и меня. Многие корят себя за то, что недостаточно хорошо справляются с «должностью» мамы или папы. Как простить себя за ошибки и идти дальше?

– Ну а как же учиться на ошибках, если их не совершать? Наблюдая за другими родителями, умнее, мудрее ты не станешь. Создавая семью, мы строим свой мир, с ошибками, взлетами, падениями, слезами, обдумываниями. Я думаю, что нет во вселенной ни одного родителя, который справляется с этой должностью на все сто!

– Чего Вы больше всего боитесь в жизни как мама? И как удается справляться со страхами?

– Боюсь… Много чего боюсь… Не хочу говорить. Все мамы боятся за своих детей, и я не исключение.

– Вы можете говорить с сыном абсолютно на все темы, или есть запретные?

– Ну, конечно же, есть запретные темы. То, что ребенку еще рано знать, мы не обсуждаем. В основном темы задает сын. Он спрашивает – я отвечаю. Стараюсь ему объяснить доступно и понятно для его возраста, чтобы не вызвать у него страха или отвращения. Когда Игорю было четыре года, он после просмотра детской передачи спросил у меня, зачем у людей течет кровь по венам. Я сначала растерялась, услышав такой вопрос, но потом нашла слова и объяснила. Он понял.

– Должна ли дисциплина идти параллельно с любовью? Где золотая середина? И кого слушает Игорек больше – маму или папу?

– Главное – не гиперлюбовь! Гиперлюбовь позволяет ребенку быть разболтанным (так же, как и недостаток внимания). Но кто знает, где эта золотая середина… Она есть, и если бы мы знали, где она наверняка, до миллиметра, то не совершали бы ошибок. И были бы ИДЕАЛЬНЫМИ мамами и папами.

– Что чувствуете, когда видите на улице, как мама кричит на ребенка, всем видом показывает, что малыш ее раздражает?

– Не приветствую этого. Мы стараемся выяснять отношения дома. Чтобы ребенку не было стыдно перед чужими людьми. Как-то я видела подобное: мама заорала на ребенка, а мимо шли мальчишки и засмеялись. В глазах того мальчика, на которого сорвалась мама, читались такие боль и унижение…

– А как относитесь к тому, когда незнакомые люди на улице дают Вам советы по поводу воспитания Вашего ребенка?

– Меня это раздражает, честно! Я не любитель давать советы чужим людям и не желаю слышать их в свой адрес.

– Как ваша семья любит проводить свободное время?

– Мы любим ходить в кино, знакомиться с достопримечательностями Приднестровья. Можем просто гулять. Вместе иногда готовим. Папа занимается спортом, берет Игоря с собой в спортзал. А мы с сыном еще любим дурачиться, устраивать битву подушками. Играем, рисуем, собираем конструктор, лепим из воска. Стараемся каждый раз придумать что-то новое, чтобы с пользой и весельем провести свободное время.

– За что Вы хотели бы сказать спасибо сыну?

– За то, что он есть! Он мой лучик счастья. Мое солнышко! Мой смысл жизни! Не понимаю, как раньше я жила без него!

 

Расспрашивала

Татьяна

Астахова-Синхани.