Славная зенитчица Клавдия Черпакова

В музее МОУ «Тираспольская средняя школа №7» хранятся материалы и документы участников Великой Отечественной войны. Некоторые из них летом 1944 года принимали участие в Ясско-Кишинёвской операции. Это рядовые Н. Кулаков, Н. Дюрич, И. Ескин, Н.Пылаев, Е. Данилевская.

О Евдокии Данилевской, воспитаннице детского дома, написано много статей и очерков. А вот о другой детдомовке – ефрейторе Клавдии Алексеевне Поповой (Черпаковой) – мало кто знает.  Именно об этой удивительной женщине хочется поведать читателям газеты «Приднестровье».

 

15-12-2015-3Многим знакома повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие», по которой режиссёр  Станислав Ростоцкий  снял одноимённый фильм. Незабываемы кадры: зенитчицы прожекторами в тёмном небе ловят фашистский самолёт и сбивают его. Девчонки, по своей природе не приспособленные к таким действиям, делают это ради Родины, ради Жизни. Среди зенитчиц – юная детдомовка Галя Четвертак, мечтающая о большой любви…

Именно о ней вспоминается в музее при знакомстве с судьбой ветерана Великой Отечественной войны Клавдии Черпаковой. В составе 53-го зенитно-прожекторного дивизиона, входившего в состав 3-го Украинского фронта под командованием генерала армии Фёдора Толбухина, ефрейтор Черпакова прошла с боями от города Каменска Ростовской области до румынского города Плоешти, а потом была югославская столица Белград, где и закончилась для неё война.

Родилась наша героиня в многодетной крестьянской семье Курочкиных в 1923 году в Самарской губернии. Семи лет осталась сиротой, до двенадцати лет жила с одной из старших сестёр. Когда сестра погибла в автокатастрофе, Клаву определили в детский дом-интернат. В тринадцать лет её направили учиться на ткачиху в Ульяновскую область. В шестнадцать лет она уже управляла ткацким станком, перевыполняла план. За два месяца до 22 июня 1941 года вышла замуж за хорошего парня Василия Черпакова. О недолгих счастливых днях совместной жизни у Клавдии Алексеевны сохранилась лишь фотография мужа, которую бережёт до сего дня и никому не доверяет даже на короткий срок. С началом Великой Отечественной войны Василий ушёл на фронт, а через два месяца молодая жена получила извещение о без вести пропавшем муже… Так Клава осиротела в очередной раз. С ещё большим упорством она продолжала работать, ткала полотно для нужд фронта.

Крутая зима 1941 года. Фабрика отапливалась дровами. Работниц по очереди отправляли на заготовку дров. Надо было двуручной пилой спилить толстое дерево, повалить, обрубить ветки, распилить, погрузить на сани…  Пила постоянно застревала, требовались неимоверные усилия, чтобы сдвинуть её с места. И они делали это – с криком, с плачем… Снег, холодно. Худое пальтишко продувает со всех сторон, боты мокрые, тонкие рукавички рвутся, платок сбивается набок… Неподъёмная для девчат работа. С помощью возницы кое-как удалось спилить несколько деревьев… Умаялись так, что едва добрели до дома.  Отогревшись в тепле, подруги стали обсуждать ситуацию и пришли к выводу: «Кругом лихо. Поедем на войну, там нас хоть оденут и обуют…».

В военкомате поглядели на маленьких, худеньких девчонок и определили в зенитно-прожекторный дивизион. В течение полутора месяцев их обучали военному делу. Обмундировали. Девчата перешили военную  форму по себе, а обувь 35 размера найти не смогли. Выдали боты 39 размера. Чего только не наматывали на ноги зенитчицы, чтобы во время бега по тревоге не потерять обувь!

С января 1942 года дивизион охранял город Куйбышев, где с осени 1941-го работало правительство СССР, эвакуированное из Москвы. В 1943 году их войсковая часть перебазировалась в город Каменск Ростовской области, где приняли непосредственное  участие в боевых действиях. Не забыть тот день, когда бойцы «поймали» 18 немецких самолётов, которых зенитчики затем сбили. Что значит «поймали?» Один из воинов слушал и определял, сколько самолётов в воздухе, какие это самолёты, давал наводку прожектористам. Те быстро включали прожекторы, стараясь с четырех точек осветить лучами, то есть поймать самолёт, ослепить лётчика и не дать ему уйти. Вели его до тех пор, пока зенитчики не добивали воздушного врага. За этот бой рядовая Клавдия Черпакова получила орден Красной Звезды.

В марте того же года при переправе красноармейцев через реку Северский Донец фашисты артиллерийским  огнём разбили понтонный мост. В воде оказались многие наши солдаты с полной выкладкой. Они не могли сбросить с себя плотные шинели, оружие, катушки с проводами и тонули. Вместе с подругами и командиром Клавдия была на берегу и видела всё это. Выросшая на берегу Волги, она прекрасно плавала. Недолго думая, расстегнула ремень, скинула шинель, шапку и бросилась на помощь тонувшим товарищам. Командир закричал: «Черпакова, куда? Назад! Расстреляю! Вернись! Под трибунал пойдёшь!».

Но Клавдия уже бежала туда, где рвались снаряды, кипела вода. В ледяном крошеве, то уходя под воду, то выныривая, барахтались наши солдаты.  «Потом, если выживу, пусть расстреляют», – подумала она, скинув боты и влетев в воду. Она срывала груз с плеч красноармейцев, тащила их за собой на берег. Скольким помогла? Да кто его знает? Не до того было. Но троих точно спасла – долго с ними         возилась, потому и запомнила.

После произошедшего командир сменил гнев на милость и представил Черпакову к «мужской» медали «За отвагу» за №2828353,  отлитой из серебра. Описание подвига Клавдии хранится в Государственном архиве Советской Армии в городе Подольске Московской области.

Подвиг подвигом, но после этого случая Клаву ранило в руку проклятым осколком. Как это страшно – остаться калекой на всю жизнь. Кому нужна калека, которая вместо ребенка носит свою ноющую перебинтованную руку. Но Бог миловал. Ранение оказалось неопасным. Позднее при контузии она потеряла слух. Слух постепенно восстановился, правда, не полностью. Но военной службе это не мешало.

Были на войне и свои радости. Бойцам-зенитчицам были положены фронтовые сто граммов. Получив водку, девчата бежали менять её на мыло. Какое это счастье – перестирать бельё, одежду, помыться, привести в порядок волосы и надеть  всё чистое! Опять эффект «тихих зорь», когда девчонки моются в русской бане…

В феврале 1944 года фронт тронулся дальше на запад. Дивизион Клавдии шёл вслед за передовыми частями на расстоянии не более 100-150 километров. В  Ясско-Кишинёвской операции  активно срывали воздушные атаки противника,  за что наша героиня заслужила ещё один орден – Отечественной войны. Свидетельство тому можно найти в мемуарной книге «Ясско-Кишинёвские Канны» (ред. маршал Р. Я. Малиновский, изд. «Наука», Москва, 1964 год, стр. 226).

8 мая 1945 года для ефрейтора Клавдии Черпаковой война закончилась. После демобилизации 22 августа того же года она вернулась на родину. Но судьба распорядилась иначе:  она выходит  замуж за капитана Николая Васильевича Попова и с ним в 1952 году переезжает в город Тирасполь.

Во время встречи с учениками нашей школы фронтовичка написала: «Главное пожелание молодому поколению – жить в мире, единстве, дружбе и согласии. Берегите свою Родину! Удач вам, свершений, открытий великих и с твёрдыми целями в мир многоликий! Желаю вам крепкого здоровья».

С этим нельзя не согласиться.

 

БОРИС ДЮРИЧ.