Цепь неслучайностей

Молдавское руководство пытается использовать любую трибуну для возможности заявить свои требования о выводе российских войск из Приднестровья. Недавно в очередной раз об этом и о необходимости трансформации миротворческой операции на берегах Днестра в международную гражданскую миссию заявил во время международной конференции в туркменской столице «Политика нейтралитета: международное сотрудничество во имя мира, безопасности и развития» президент Молдовы Николай Тимофти.

 

 

Сам факт участия молдавского руководителя в конференции, посвящённой государственному нейтралитету, – акт политического лицемерия. На протяжении всего своего президентского срока Николай Тимофти оставался последовательным сторонником отказа Молдовы от нейтрального статуса. Если же брать тему конференции в развёрнутом виде, то речь молдавского президента полностью диссонировала с ней. Ведь мир и стабильность в зоне молдо-приднестровского конфликта обеспечиваются только благодаря миротворческой операции, признанной одной из наиболее успешных из когда-либо проводившихся в мире.

Реакция Москвы на заявление Тимофти не заставила себя долго ждать. «Подобные заявления президент Молдавии делает не впервые. Они полностью расходятся с теми международно-правовыми документами, которые Молдавия же и подписала относительно миротворческой операции в Приднестровье», – прокомментировал ашхабадскую речь молдавского президента статс-секретарь – заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин. При этом он добавил:  «На протяжении 24 лет российские миротворцы являются надежными гарантами того, что по обоим берегам Днестра люди живут относительно спокойно и предсказуемо»

Стоит напомнить, что нынешний формат миротворческой операции на берегах Днестра был определён Соглашением «О принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова», подписанным в Москве 21 июля 1992 года главами России и Молдовы в присутствии Президента Приднестровья. Этим документом противоборствующим сторонам предписывалось прекратить огонь и начать отвод вооружённых формирований с линии соприкосновения. Их место как раз и заняли миротворцы. Отзыв подписи под этим соглашением Молдовой будет означать фактическое возвращение к ситуации июля 1992 года. После ухода из Зоны безопасности Совместных миротворческих сил туда будут введены подразделения Вооружённых сил Молдовы и Приднестровья, а значит, возникнет ситуация, когда будет достаточно малейшего инцидента для возобновления боевых действий. Может ли предотвратить подобное развитие событий миссия гражданских наблюдателей? Прецедент уже был. Весной-летом 1992 года в Бендерах работала четырёхсторонняя (российско-молдо-румыно-украинская) наблюдательная комиссия. Её деятельность сама собой прекратилась 19 июня – в день начала Бендерской трагедии…

Также господин Тимофти должен был бы помнить и о других документах, подписанных в том числе и его предшественниками на посту руководителя  Молдовы. Например, Совместное заявление президентов России, Молдовы и Приднестровья от 18 марта 2009 года. Согласно ему, трансформация миротворческой операции в наблюдательную миссию возможна только после окончательного политического урегулирования молдо-приднестровского конфликта. Как вы понимаете, на данный момент такая перспектива видится весьма туманно.

В заключение своего комментария Григорий Карасин посоветовал молдавской стороне: «Нужно продолжать переговоры и не устраивать демарши подобного рода, а серьезно относиться к международно-правовым обязательствам, которые взяла на себя страна. Надо заниматься реальными делами, а не стрелять «масштабными» заявлениями в воздух: ничего, кроме нервозности, они не привносят».

Примечательно, что тема ликвидации нынешнего формата миротворческой операции в последние дни поднималась не только в Ашхабаде, но и в Киеве. Она была затронута во время вручения президенту Украины новоназначенным послом Молдовы в этой стране  верительных грамот. На недавнем брифинге и.о. министра иностранных дел Приднестровья Виталий Игнатьев, комментируя данный вопрос, заметил, что процедура вручения верительных грамот, согласно нормам международного дипломатического протокола, в принципе не предполагает обсуждения каких-либо вопросов.

Стоит заметить, что высказывание Григория Карасина по поводу необходимости соблюдения Молдовой ранее подписанных ею договорённостей следует в равной степени отнести и к Украине, которая является гарантом и сопосредником переговорного процесса по молдо-приднестровскому урегулированию, кроме того, принимает участие в миротворческой операции на Днестре на уровне военных наблюдателей. В этом году Киев уже сделал серьёзный шаг к слому миротворческой миссии, запретив транзит через свою территорию в Приднестровье российских военных грузов и военнослужащих. Что же касается посредничества Украины в процессе молдо-приднестровского урегулирования, то фактически оно превратилось в проводника интересов одной стороны конфликта. Примеров тут можно приводить множество. Самый последний – планы по установке на украино-приднестровской границе совместных с молдавскими пограничниками и таможенниками постов. «Сегодня Республика Молдова и Украина совместно различными методами стремятся давить на Приднестровье, – отметил на площадке проекта «Диалог во имя будущего», организованного Фондом Горчакова (Россия) замглавы МИД Приднестровья Дмитрий Паламарчук. – Эти страны, а вернее, их политические элиты, синхронизируют свои действия с целью наказать Приднестровье за подчёркнуто социальную направленность государственности, за транспарентный пророссийский и проевразийский внешнеполитический и внешнеэкономический выбор.  Массив дискриминационных шагов Молдовы и Украины против Приднестровья является беспрецедентно обширным. Организованы антиприднестровские меры в области безопасности, экспортно-импортной деятельности, двустороннего экономического взаимодействия, свободы передвижения граждан, ограничения дипломатических, научно-экспертных, академических и культурных контактов. Против Приднестровья развязана информационная война, частично блокировано, затруднено или искусственно перенаправлено движение автотранспортных средств, грузовое железнодорожное сообщение, не удаётся наладить взаимодействие в сфере авиасообщения и речного судоходства». Все эти действия, несовместимые с вышеупомянутым статусом, вряд ли способствуют укреплению имиджа страны на международной арене. Но, похоже, официальный Киев это не заботит, так как действия его, как можно судить, во многом санкционируются международными партнерами. Об этом можно судить хотя бы по синхронности поведения украинского и молдавского руководства.

К слову, тема сворачивания миротворческой операции в Приднестровье президентом Украины Петром Порошенко была вновь поднята на фоне его же заявлений об усилении военной группировки на границе с Приднестровьем. С каждым разом все сложнее верить, что это только слова. В нескольких СМИ появилась информация о разгрузке в Одесской области эшелона с реактивными системами залпового огня «Град» и «Ураган». Ранее сюда же были переброшены 18 152-мм гаубиц Д-20. Согласитесь, что речь уже идёт не просто о декларациях об усилении границы, рассчитанных прежде всего на внутриукраинского потребителя, дабы отвлечь его рассказами о «приднестровской военной угрозе». Путём демонстрации мускулов на границе Украина пытается  оказать давление на Приднестровье. Значит, в ближайшее время стоит ждать очередной порции политических требований по молдо-приднестровской проблематике, адресованных и Тирасполю, и Москве.

Александр Никитин.