Наш небесный заступник

«Радуйся, добродетелей великих вместилище. Радуйся, достойный Ангелов собеседниче. Радуйся, добрый человеком наставниче». Слова эти из акафиста Николаю Чудотворцу близки и понятны сердцу каждого православного человека. Святой по праву считается одним из самых почитаемых на Руси, да и во всем христианском мире. Вы спросите, почему? Ответить на этот вопрос не так просто. Но сегодня, в день памяти прославленного святителя Мир Ликийских, а по народному – на Николу Зимнего, ответить или хотя бы задаться вопросом – самое время.

 

 

Парадокс в том, что об одном из самых почитаемых наших небесных заступников знаем мы очень немного. Знаем, например, то, что жил он в III-IV веке н.э. Был архиепископом в одном из византийских городов – Мире Ликийской (современное название – Демре). В сане епископа остался, как прежде, кротким, смиренным и милосердным, исполняя слово Евангелия: «…да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного». Вскоре после смерти Николая, по церковному преданию, произошло несколько чудесных исцелений среди верующих, приходивших поклониться его мощам, и Мира стала местом паломничества и святой веры. А затем почитание Николая Угодника распространилось по всему свету.

«Трудно найти христианский город на карте мира, где не проявил бы свою чудотворную любовь архиепископ Мир Ликийских, исцеляя, защищая, вразумляя нуждающихся в помощи людей, – пишет известный православный миссионер, протоиерей Андрей Ткачев. – Его помощь быстра и удивительна. Он и строг, и милостив одновременно. Из угла, где горит лампадка, он внимательно смотрит на простолюдина и на толстосума. В каждом храме есть его образ, поэтому даже те, кто больше никого из святых не знают, увидев Николая, сразу чувствуют себя в церкви, как дома… И уж если увидит наш человек икону Николы Угодника, сразу три пальца щепоткой сложит и перекрестится. Скажет: «Радуйся, Николае, великий чудотворче», а Николай с небес ответит: «И ты не горюй, раб Божий. Прославляй Господа Вседержителя и словом, и делом».

По словам Андрея Ткачева, образ святителя Николая созвучен и понятен нашей душе. Святой по себе книг не оставил. А народ наш больше верит делу сделанному, чем слову сказанному. Николай нищих любит, а у нас почти вся история — сплошная история нищеты, простоты и убожества. Однако святому нужно не только молиться, испрашивая поддержки в мирских начинаниях, умоляя о телесном здравии и долголетии (из слов молитвы: «Помози ми, грешному и унылому, в настоящем сем житии…»), но и самому активно исправлять свою жизнь.

Всё это, впрочем, не объясняет ни с чем не сравнимой популярности святителя, а лишь свидетельствует о ней. К подлинным же причинам можно отнести свидетельства о безграничной доброте этого пастыря, коей он прославился ещё при жизни. Известно, что Николай много помогал людям. Всё унаследованное от родителей имение  раздал бедным. Существует множество преданий, рассказывающих о совершенных им благодеяниях. Например, в католической традиции распространена легенда о том, как святитель Николай помог трём девушкам, отец которых, не имея возможности собрать приданое, планировал извлекать доход из их красоты. Узнав об этом, Николай решил помочь девицам. Будучи очень скромным, он тайком пробрался в их дом и оставил кошелёк с приданым для старшей дочери. То же самое для средней дочери он проделал на следующий год. Поняв, что кто-то взялся помогать его дочерям, отец решил отблагодарить благодетеля, и для этого, дождавшись дня следующего визита, спрятался в комнате дочерей. По одной версии, Николай попался, но отказался принимать благодарность, заявляя, что отец должен благодарить только Бога. По другой версии, святой угодник узнал о плане бедняка и бросил своё пожертвование в дымоход, где оно в конечном итоге оказалось в носке младшей дочери, сушившемся над огнём. Именно эта легенда переродилась в фольклор о Санта Клаусе.

В праздничной культуре восточных славян черты Николая Чудотворца приобрел Дед Мороз (отечественный аналог Санта Клауса, восходящий, по-видимому, к более древнему мифическому прототипу).

Что касается внутрицерковного почитания Угодника, то здесь, среди множества святых, ему поистине нет равных. Практически в каждом русском городе есть Никольский храм и в каждом селе — благодатные иконы святителя Николая. В Тирасполе в 1804 г. был построен Свято-Николаевский собор, стоявший на месте загса. В 30-е годы он, как и Покровская церковь, давшая название центральной улице (ныне – ул. 25 Октября), был разрушен.

В постперестроечный период, когда церковная жизнь Приднестровья стала возрождаться, в столице началось строительство Никольской церкви, инициатором создания и первым настоятелем которой стал митрофорный протоиерей Михаил Шевчук. Под его руководством строилась и Покровская церковь. Таким образом, оба храма символизируют преемственность традиций тираспольчан, насильственно прерванных в богоборческие годы.

Сегодня Никольская церковь (нынешний её настоятель – отец Никита), несмотря на скромные размеры и окраинное положение, пользуется особой любовью горожан. Что объясняется как неоспоримой поддержкой небесного покровителя, так и той ролью, которую храм сыграл в духовном возрождении нашего края.

Николай Феч.