Пресс-конференция Президента Приднестровья Евгения Шевчука по итогам года

Хотел бы поприветствовать всех сегодня здесь, в Администрации Президента, поздравить, в первую очередь, с праздником. У нас сегодня государственный праздник  – День Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Я поздравляю всех граждан Приднестровья, всех друзей Приднестровья, которые нас поддерживали и поддерживают в непростые минуты.

b52u7189_0Хотел бы поблагодарить журналистов за то,  что у нас  сегодня есть возможность встретиться и осветить те вопросы, которые интересуют, в первую очередь, журналистское сообщество и востребованы приднестровским обществом.

Хочу отметить, что сегодня День Конституции, и, так уж совпало, практически четыре года назад, 25 декабря 2011 года, был второй тур выборов Президента Приднестровья.  В принципе, это определенный рубеж для Президента в должности. Для меня это определенный итог, определенный этап.

Конечно, нельзя не отметить, что у нас и канун Нового года. Поэтому есть о чем поговорить. У вас есть возможность задать вопросы в отношении не только периода 2015 года, но и всего четырехлетнего периода со времени исполнения функциональных обязанностей Президента Приднестровской Молдавской Республики.

Хотел бы кратко отметить, что 2015 год отличался некоторыми особенностями, с которыми столкнулась республика. Особенности, конечно, были разные. В первую очередь, это изменение ситуации во взаимодействии с Украиной – нашим стратегическим партнером, это влияние процессов на Украине на Приднестровье, на экономические субъекты. Это и проблемы экономики. Это и некие  угрозы, дополнительные риски безопасности. Напомню, что весной 2015 года мы столкнулись с тем, что в украинских СМИ очень часто были тезисы о том, что Приднестровье якобы готовится нападать на Украину: то ли на Одесскую область, то ли на Николаевскую. И эти тезисы периодически звучали даже из уст высокопоставленных чиновников украинского государства. Безусловно, начало 2015 года сформировало для Приднестровского государства новые задачи, исходя из тех рисков, которые были. Поэтому 2015 год был под влиянием двух факторов – внешнеэкономического фактора и изменения политического отношения к Приднестровью, в первую очередь со стороны Украины.

Второй наш сосед, Республика Молдова, в 2015 году, к сожалению, на наш взгляд, не достигла высокого уровня политической стабильности. Это во многом предопределило то, что на сегодняшний день мы имеем сложную ситуацию в самом переговорном процессе. Мы расцениваем это через призму того, что определенные политические процессы в самой Молдове демонстрируют нестабильность политического руководства. И это вызывает определенные сложности и влияет на переговорный процесс.

Поэтому 2015 год был для Приднестровья в новых, более сложных условиях, с новыми рисками, вызовами. В целом республика с этими вызовами справилась, в целом поддержана социально-экономическая стабильность.

Несмотря на критику, разные возгласы, предвыборную кампанию, порой оголтелые вбросы, хочу отметить, что мы завершаем год, выплатив практически всю пенсию и задолженность пенсионерам Приднестровской Молдавской Республики, причем, подчеркну, без девальвации национальной валюты. Ряд товаров, в первую очередь продовольственных, стали более дешевыми и более доступными для широких кругов нашего населения. В 2015 году мы поддерживали низкие тарифы на услуги ЖКХ для всех категорий наших граждан. И это продемонстрировало то, что на сегодняшний момент по уровню доходов населения Приднестровье не уступает ни Украине, ни Молдове, а по основным параметрам  социально-экономической стабильности превосходит на сегодняшний момент эти два государства. Очень важный результат 2015 года, когда в непростых условиях усилиями, в первую очередь, органов государственной власти, усилиями Приднестровского  государства удалось удержать социальную стабильность. Более того, удалось параллельно – и это уже не секрет – повысить боеготовность приднестровской армии, дооснастить в рамках наших возможностей и министерство обороны, и министерство   внутренних дел, создать предпосылки для повышения  эффективности  данных министерств при реализации задач. Первая задача – оборона Приднестровской Молдавской Республики, вторая задача – поддержание высокого уровня правопорядка и безопасности внутри Приднестровского государства. Я считаю, что это важные итоги 2015 года.

Хочу  отметить, что в 2015 году продолжались глобальные, на мой взгляд, проекты по реконструкции очень значимых для нас учреждений отрасли здравоохранения и образования. За четыре года в эти отрасли направлены беспрецедентные вложения. Разными уровнями ремонта в Приднестровье были охвачены 150 школ и детских садов. И за этот период времени мы практически устранили дефицит мест в детских садах в г. Тирасполе.

 

Напомню, в 2012 году он составлял 1612 мест. Такие темпы стали возможны благодаря, в первую очередь, российской поддержке, поддержке различных фондов.

По объемам инвестиций, безусловно, первое место занимают проекты АНО «Евразийская интеграция», российская помощь, затем – Приднестровского гуманитарного фонда, бюджетных фондов, затем – различные гранты ПРООН, европейские гранты. Пусть они не значительны, но они также были направлены в здравоохранение и образование. Все это вклад и в настоящее, и в будущее. У нас уже есть определенные позитивные сдвиги, которые сегодня можно оценить в конкретных цифрах по результатам вложений.

Министерство  здравоохранения  информирует, что благодаря новому оборудованию, новым медицинским учреждениям, например, спасено 96 жизней новорожденных. Практически на 20 процентов снизилась смертность пациентов с определенными категориями легочных  заболеваний.

Например, даже в такой отрасли, как безопасность дорожного движения, по сравнению с 2011 годом у нас сегодня меньше погибших  на 23 человека, то есть почти на 50 процентов. Вложения в эти элементы безопасности тоже сохранили человеческие жизни. Я думаю, что это очень весомый результат усилий Приднестровского государства в целом.

Не буду детализировать иные элементы. Знаю и уверен, что у вас есть вопросы по различным направлениям. Спасибо!

 

Радио 1 (ПГТРК): Евгений Васильевич, Вы уже затронули тему внешней политики – Украины и Молдовы. В связи с этим хотел бы задать вопрос. Судя по всему, Украина и Молдова делают все, чтобы нашей республике жилось сложнее. Что мы можем этому противопоставить? Спасибо!

Евгений Шевчук: Для многих граждан ПМР очевидно, что определенные подходы, которые меняются в отношениях между Тирасполем и Кишиневом, Тирасполем и Киевом, влекут последствия для свободы перемещения граждан, а также грузов экономическими субъектами. Безусловно, от этого страдают экономика, доходы.

Напомню, одно из решений властей Украины еще в июне-августе 2014 года, которым были введены ограничения по импорту на территорию Приднестровья подакцизных товаров, сразу повлекло уменьшение доходной части нашего бюджета примерно на 30 млн долларов. Эта сумма практически сопоставима с задолженностью на сегодняшний день перед бюджетниками. Вот конкретный результат, последствия определенных решений, которые отражаются и на экономике, и на бюджете, и на гражданах ПМР.

Мы находимся в ситуации, когда меняются правила внешнеэкономической деятельности, когда влияют эти правила и на перемещение граждан, когда вводились ограничения на свободу перемещения граждан через молдо-украинскую границу. Сегодня мы знаем, что есть проблемы и определенные опасения насчет свободы перемещения приднестровских граждан, передвигающихся на автомобилях с приднестровскими номерами, уже в 2016 году. Знаем о согласованных протоколах между Украиной и Молдовой, связанных с возможным размещением таможенных органов Республики Молдова на приднестровско-украинском участке границы. Уже знаем о принятом решении по железной дороге, которое, на наш взгляд, осложнит функционирование приднестровской экономики. Можно долго перечислять перечень возможных рисков, которые влекут последствия, в первую очередь для экономических субъектов.

Мы оцениваем данные шаги как неконструктивные, направленные на то, чтобы понизить возможности Приднестровского государства самостоятельно обеспечивать свои социальные функции, в первую очередь выплату пенсий, зарплат и т.д. Действия, может быть, и не направлены умышленно, но они своим результатом действительно влекут непростые последствия. Поэтому для нас очень важно выстроить и с Кишиневом, и с Киевом прозрачные отношения, которые бы содействовали тому, чтобы было меньше проблем для экономических субъектов, которые впоследствии могут ударить по доходам наших граждан.

Мы считаем, что политические проблемы должны быть отделены от экономических. Нельзя использовать экономику для подавления экономического потенциала в целях достижения политических результатов. На сегодняшний момент сложилось впечатление, что этими действиями пытаются все-таки подорвать экономический базис ПМР, распространить суверенитет Молдовы на Приднестровье и решать уже более глобальные проблемы урегулирования под прессингом экономических проблем. Думаю, это является неверным шагом, направлением. У нас в истории было уже такое, но мы впервые столкнулись с тем, что Кишинев и Киев действуют похоже, в ключе единого плана. Это осложняет наши ресурсные возможности для реагирования на новые вызовы.

Надеюсь, что в 2016 году – в период председательствования в ОБСЕ Германии – удастся или мы предпримем дополнительные всевозможные усилия политическими, дипломатическими методами понизить риски экономической турбулентности из-за новых возможных рисков и условий, которые возникнут перед Приднестровьем уже в начале 2016 года.

 

b52u6174ИА «Вести ПМР»: Евгений Васильевич, не могли бы Вы прокомментировать Ваше видение внешнеэкономической ситуации вокруг Приднестровья в связи с тем, что Евросоюзом приняты новые правила торговли, и в связи с ситуацией, которая складывается на приднестровско-украинском участке границы и в целом вокруг Государственной границы Приднестровья. Ваше видение на ближайшие полгода-год.

Евгений Шевчук: Спасибо! Хорошо, что не на больше, а то был бы, наверное, астрологом.

Во-первых, ситуация складывается из объективных условий, которые формируют обстановку для спроса на приднестровские товары, формируют обстановку на рынках сырья для приднестровских экономических агентов. Это всем понятно.

В первой декаде декабря этого года мы получили информацию, что Европейский союз принял одностороннее решение, которое, по крайней мере, на сегодняшний день дает основание полагать, что условия торговли для приднестровских экономических агентов в страны Европейского союза не изменятся.

Что было бы если бы, например, Евросоюз использовал иные подходы, которые он декларировал в марте, апреле, сентябре, когда представители руководства Еврокомиссии заявили, что Приднестровье будет жить в 2016 году в новых условиях? Какие были бы последствия? Последствия сложно прогнозировать, но они были бы крайне тяжелыми. Мы могли бы потерять примерно 46-48 процентов внешнего рынка. Примерно 10 тысяч людей могли бы лишиться рабочих мест. По разным подсчетам, это примерно от 30 до 50 млн долларов доходов бюджетов.

В этой ситуации для Приднестровья такие решения, последствия означали бы серьезный или глубокий кризис с необходимостью принятия каких-либо дополнительных чрезвычайных мер по управлению как социальной сферой, так и экономикой. Поэтому те риски были очень значительны. На сегодняшний момент можно констатировать, что, по предварительной информации, в 2016 году приднестровская экономика будет функционировать почти в прежних режимах с точки зрения тарифного налогообложения при направлении товаров на европейский рынок. Это первый позитивный сигнал. Второй позитивный сигнал, о котором я могу сегодня сказать уже публично: в результате взаимодействия и консультаций с нашими стратегическими партнерами из Российской Федерации есть серьезные основания полагать, что в январе появятся дополнительные стимулы для тех экономических агентов, которые будут торговать на российском рынке продукцией ПМР. Почему? Потому что из-за девальвации российского рубля ряд экономических агентов Приднестровья, которые торговали с Россией, попали в ситуацию, когда они были вынуждены резко сократить объемы торговли на российском рынке. Сегодня у нас есть определенные договоренности, что в январе мы сможем дополнительно простимулировать и эти предприятия для торговли на российском рынке. Таким образом, надеемся, что определенные подвижки могут быть в 2016 году. Но здесь сразу же оговорюсь: если не будет дополнительных проблем с мерами нетарифного регулирования, с железными дорогами, с разрешительными документами для того, чтобы Приднестровье могло обеспечить вывоз этой продукции на данные рынки.

Когда в экономике много «если», когда много рисков, то нужно понимать, что все эти риски стоят конкретных денег и должны чем-то компенсироваться. На сегодняшний момент нет твердой уверенности в том, каковы будут реальные режимы для экономических агентов с условием того, что действуют переменные факторы на границе. И это одна из глобальных проблем для Приднестровья – отсутствие информации о стабильных возможностях функционирования на внешних рынках.

Вместе с тем, хочу отметить, что какие бы ни были риски и какие бы ни стояли задачи перед органами государственной власти, самое важное для Приднестровского государства и общества – не поддаваться унынию, нужно вырабатывать решения, которые должны минимизировать проблемы. Однозначно понятно, что ситуация в экономике, по мнению многих экспертов – и Российской Федерации, и Украины, и Молдавии, и Приднестровья – и по мнению органов госвласти Приднестровья, будет более сложной, чем в 2015 году. Это демонстрирует, в первую очередь, нестабильность на рынках. И есть понимание того, что 2016 год (дай Бог, чтобы эти прогнозы не оправдались) будет сложнее. Более того, нужно понимать, что количество проблем растет, а ресурсные возможности незначительны. Нельзя решить 80 процентов проблем 20 процентами ресурсов.

2016 год предопределит необходимость принятия дополнительных мер, направленных на стабилизацию социально-экономической ситуации в республике и поддержание функционирования экономических агентов.

 

Газета «Семья»: Евгений Васильевич, мы Вам выражаем свою поддержку в восстановлении справедливости в республике. Это все многодетные семьи нашей организации, а также участники конференции, которая прошла недавно, в субботу, конференции общественных организаций патриотического толка. Мы выражаем Вам свою поддержку в борьбе за восстановление справедливости.

У меня два вопроса. Первый вопрос. Исполнительная власть в лице Правительства формирует бюджет. Мы знаем, что на 2016 год бюджет очень сложный. Но мне непонятно, почему у людей сформировалось такое мнение, что ответственность за то, что делается в государстве, несет только исполнительная власть? Я как обыватель понимаю так: Верховный Совет ищет источники финансирования той недоимки, которая есть на следующий год, а ответственность ложится только на Правительство. Мне кажется, населению надо донести, что ответственность несут все ветви власти. А Вы как арбитр над всеми ветвями власти наблюдаете, как эти ветви власти работают.

И второй вопрос – по СМИ. Я хотел бы обратить Ваше внимание, что особенно в последнее время такой коммерческий канал, как ТСВ, очень критично воспринимает все Ваши положительные дела, которые происходят в республике. Я Вам скажу честно: они Вас постоянно позорят. Я понимаю свободу слова, которая должна присутствовать в республике. Но это уже не свобода слова, это вседозволенность. Собираетесь ли Вы в ближайшее время каким-то образом повлиять на средства массовой информации в наведении порядка, в том числе и на государственном телевидении? К сожалению, государственное телевидение на сегодняшний день беззубое и никакой государственной идеологии я там не вижу. Если ТСВ критично относится, то канал ТВ ПМР показывает все в очень ровном свете.

И последнее. Я хотел бы записаться к Вам на прием, чтобы Вы меня приняли, потому что до сих пор мне не удавалось это сделать. Спасибо большое.

Евгений Шевчук: Спасибо! Тут и вопросы, и сразу прием по личным вопросам. Как гражданина ПМР, безусловно, я обязан Вас принять. Примем.

Вопросов много, я постараюсь тезисно осветить. Во-первых, действительно, в соответствии с Конституцией, социально-экономическая среда в республике регулируется на двух уровнях – законодательном и подзаконном. Законодательный уровень – это Верховный Совет. Принятием законов определяются основополагающие принципы налогообложения, и все налоги утверждаются законами, а не Указами Президента и Постановлениями Правительства. И второе. Законодательным органом утверждаются проекты и предложения Правительства по бюджетам, расходы государства. Насколько я понял Ваш вопрос, он, наверное, исходит уже из прошедшего этапа предвыборной кампании, когда действительно была предпринята попытка, и, на мой взгляд, успешная, переложить ответственность за социально-экономическое положение именно на Президента или только на Правительство. Но это было предпринято в целях предвыборной борьбы, достижения политического результата – попадания в законодательный орган государственной власти. И это далеко от реальных функциональных обязанностей как законодателей, так и Правительства. Напомню, что бюджет – это производная экономического положения в государстве, отражающая состояние экономических субъектов, реально получаемые государством налоги и те расходы, которые надо произвести для выполнения государственных функций. С учетом того, что регулирование этих процессов осуществляется в основе своей законодательными актами, то переключать ответственность только на один орган – будь то Правительство или Верховный Совет – просто-напросто неправильно. Формирование основополагающих условий, которые в результате проявляются в конкретных доходах, – это консолидированная ответственность обеих ветвей власти. Понятно, что и законодатели, и исполнители не отвечают и не могут ответить в полной мере за внешнюю обстановку: цены на международных рынках – это объективная ситуация, это иной, но тоже влияющий на обстановку фактор. И это нужно понимать. Когда в политической борьбе, будь то на выборах, будь то на встречах с избирателями, представители органов государственной власти зачастую предоставляют недостоверную информацию, то это, конечно, не служит делу укрепления и развития Приднестровского государства. Когда, условно говоря, проблемы перекладываются на другие плечи, одни хорошие, одни – плохие… Это служит делу раздвоения усилий органов государственной власти. А государственная политика заинтересована в реализации через эффективный механизм единства реализации государственных функций и усилий. Есть у нас конкретные примеры по 2015 году, которые свидетельствуют о том, что даже законодателями были приняты условия, при которых изначально при принятии бюджета социальные статьи бюджета не были обеспечены необходимыми доходами. То есть бюджет был принят по общему кругу с дефицитом примерно 550 миллионов рублей. Источников финансирования в бюджете на эти цели не было заложено. А если нет источников финансирования, то каким образом исполнительные органы власти могут профинансировать эти расходы? Тот, кто более-менее внятно понимает эти вещи, разделяет популизм и реальную ситуацию. Но когда пытаются определенной группе населения, которая не знает эти тонкости, навязать мнение, что, допустим, задержки с пенсиями были только из-за того, что этого захотело Правительство или Президент, то это элементы нечистоплотной политики, зачастую это элементы откровенного вранья. Это не соответствует интересам Приднестровского государства и тому, чтобы такие подходы присутствовали в органах государственной власти и управления.

Что касается иных средств массовой информации. У нас в Приднестровье есть государственные СМИ, есть коммерческий канал. Все прекрасно понимают, даже оценивая ситуацию не только в республике, но и то, как работают СМИ в других, даже очень демократичных странах, в европейских, в Соединенных Штатах Америки: коммерческие СМИ действуют с определенным идеологическим посылом, который зачастую формируется теми, кто участвует в финансировании этих СМИ. Все понятно: кто заказывает, кто платит, тот и формирует идеологические посылы. Не обижаю сейчас никакие СМИ. Это просто принципы, которые реально являются основанием для формирования идеологической повестки СМИ. У некоторых учредителей средств массовой информации есть цели отражать объективность, такое тоже есть в коммерческих СМИ. У некоторых, как происходило и происходит в других странах, иные цели – под выборы, под разрушение государства. Поэтому нам, гражданам Приднестровской Молдавской Республики, надо научиться отделять во всем объеме информации наносное, заказное от реального. То есть больше анализировать на базе всей информации, которая поступает не только из СМИ, но и то, что мы видим своими собственными глазами, чтобы не попадаться на удочку информационных вбросов.

Что касается именно Приднестровья. Я думаю, что подходы органов государственной власти к средствам массовой информации действительно демократичны. И вы видели, в том числе в предвыборной кампании, что все, кто что хотел сказать, говорили все, что хотели. Нравилось это Президенту, органам власти, не нравилось – пожалуйста. У вас была возможность убедиться в том, что уровень доступности, в частности к государственным СМИ, был довольно-таки высок. На государственных каналах предоставлялась возможность высказываться и тем кандидатам, которые, условно говоря, поддерживали Президента или усилия в целом государства, и тем кандидатам, которые не поддерживали и являлись оппонентами в той или иной части. И мы с вами были свидетелями того, как все спокойно и свободно высказывали свою точку зрения на государственном телевидении. По коммерческому каналу мы видели другие подходы, когда, на мой взгляд, избирательно не допускались другие кандидаты или не приглашались.

Второй момент. Уровень демократичности, отношения к органам власти самих средств массовой информации. Показательно на том факте, когда пресс-служба Президента обращается, например, на канал ТСВ с просьбой о трансляции обращения Президента к народу, а коммерческий канал проинформировал пресс-службу Президента о том, что у него нет возможности. Это свидетельствует о том, что коммерческие СМИ действительно могут самостоятельно формировать свою идеологическую повестку без влияния органов государственной власти. Сейчас можно много рассуждать, хорошо это или плохо, но это все же инструмент для того, чтобы была реальная свобода слова. К сожалению, при этой свободе слова работает много подводных, подспудных факторов, когда очевидно, что ряд политических деятелей начинает выступать в некотором заказном ключе, в направлении определенных тезисов. Выборы наступают – политическая целеустремленность меняется под выборы. Ранее политический лидер имел, условно говоря, одни подходы, перед выборами активизируются совсем другие подходы. Это присуще человеческой природе, когда люди – не все, но часть – в силу ряда обстоятельств, материальных в том числе, меняют свои принципы и подходы, мнение о тех или иных событиях. Поэтому в обществе есть разный спектр граждан, разные мнения, граждане с разной культурой, образованием, отношением, даже с разной силой любви к своему государству.

Те, кто любит свое государство – в СМИ, в общественной организации, в органах власти, – не будут врать гражданам, не будут искажать реальную обстановку. А те, кто не любит, им, как говорят в народе, «по барабану», то они за деньги сделают все, что угодно: спляшут, как иногда говорят, и на похоронах. И это показала, в том числе, предвыборная кампания.

Подчеркиваю: я никого не осуждаю, просто у меня есть свое мнение как у гражданина Приднестровья на те события, свидетелем которых я был. Как главу государства меня беспокоит, что в людях умышленно пытаются запустить дополнительный механизм негатива, когда вычленяются и используются самые низменные качества. И этот фактор, дестабилизирующий многие внутренние составляющие части населения, дестабилизирует и саму республику. Например, на протяжении последнего полугода-года большинство проектов, которые реализовывало Правительство, Администрация Президента, описывались в негативном ключе или вообще их не замечают. Замечают то, что в определенный промежуток времени у нас была выплата пенсий в неполном объеме, а с другой стороны – не замечают, что у нас стабильный курс национальной валюты. Я задаю всем риторический вопрос: «Назовите мне страну СНГ, которая не девальвировала национальную валюту в 2014-2015 годах?». Посмотрите, что происходит в Казахстане, Туркмении, Азербайджане, России, Белоруссии, Молдавии, на Украине.

И разве не результат определенных усилий то, что мы защитили, в первую очередь, тех граждан, которые имеют низкие доходы, и пенсионеров, и тех, кто получает пособия, получает зарплаты из бюджета и т.д. А что мы имеем? Мы имеем то, что присуще политическим кампаниям в других определенных странах, это не ново для нас, это присуще многим странам – когда популизм, определенные обещания были востребованы и являлись ступенькой или фундаментом для попадания во власть. В ходе предвыборной кампании, например, мне очень понравились лозунги о том, что «если вы нас изберете, мы будем платить вам 13-ю пенсию». И были такие: «Нас изберете – мы запугаем Президента, и он выдаст пенсию». Поэтому, пользуясь случаем, обращаюсь в первую очередь к гражданам ПМР с просьбой более внимательно оценивать те информационные вбросы, которые есть и в СМИ, и в Интернете. В большей части они имеют конкретные цели, направленные на то, чтобы защищать те или иные экономические, в первую очередь, и политические интересы различных кругов: или тех, кто в результате принятых решений начал платить больше налогов, а им это, может быть, не совсем нравится, или тех, кто был отстранен в свое время от власти и перешел на другую работу, или тех, кто просто пытается навязать обществу идеологию разрушения. А идеология разрушения заключается в том, что мы не видим ничего позитивного, мы берем главным фактором негатив, говорим, что все плохо, все пропало, не говорим, как это исправить, и приходим к таким результатам, которые, к сожалению, есть, например, на Украине.

При всем этом приднестровское общество, Приднестровское государство устояло даже в канун этой предвыборной кампании, в период такой открытости, доступности СМИ.

Несмотря ни на что, те, кто соврал, кто обманул в ходе выборов, обеспечивал это вранье и транслировал неточную информацию, все равно ответят. Ответят, в первую очередь, перед Богом.

С точки зрения стратегии госорганы власти сделали все правильно: позволили обществу посмотреть и увидеть, кто и как себя ведет. И, безусловно, у нас будет возможность в ближайшей перспективе увидеть результаты дискуссии новых лиц на политической арене, результаты их работы. И это все взаимосвязано. Еще раз хочу подчеркнуть, что никого не осуждаю, никого не обвиняю: у одних это работа такая, у других – инструмент, чтобы достичь определенных своих целей. Но у нас, к сожалению, декларируемые цели, задачи и способы прохода во власть иногда не соответствуют и противоречат. Между разговорами и результатами разница большая.

И в завершение хочу сказать, что предвыборная кампания прошла, но, на мой взгляд, было мало конкретных программ и предложений, как исправить ситуацию. Предметного обсуждения, что делать и как делать, которое можно было бы увидеть на цифрах, было очень мало. И это плохо. Но государство развивается, и это уже история. Я думаю, что все мы извлечем уроки: и в работе СМИ, и в работе органов государственной власти. Мы идем вперед, жизнь не останавливается на месте: как детский организм, так и государство переболеет этими болезнями, и мы будем здоровенькими.

 

ИА «Новости Приднестровья» (ПГТРК): У меня несколько вопросов, если позволите. Первый. За последние четыре года по сравнению с предыдущими периодами развития нашей республики очевидны реальные перемены в сферах здравоохранения, просвещения, обустройстве городов и районов, ремонте школ и детских садов. В чем секрет таких преобразований?

Второй вопрос. Мы немного уже коснулись экономики. Очевидно, что Приднестровью нужны диверсификация экономики, создание новых видов производства, развитие сферы услуг. Какие направления смогут стать точками роста экономики?

И еще один вопрос о девальвации. Будет ли продолжен курс государства на удержание курса рубля, или мы пойдем по пути экономики соседних стран?

Евгений Шевчук: Спасибо! Что касается детсадов, школ, медицинских учреждений. Я частично уже говорил об этом в своей вступительной речи. Государство должно определять для себя приоритеты, которые необходимо реализовывать в виде конкретных программ. Одна из государственных функций – это здоровье нации, другая – образование. И это фундаментальные основы для формирования среды обитания приднестровских граждан.

Я, конечно, читаю в Интернете, слышу высказывания некоторых депутатов различных уровней, что не надо строить больницы, не нужно нам медицинское оборудование. Условно, повысьте нам пенсии, зарплаты и так далее. Но я исхожу из другого. Проесть можно все. Но все государства, которые считают себя государствами, они не только должны потреблять, но и формировать базу для последующих поколений, базу для поддержания достойного уровня сфер здравоохранения и образования. Это вклад в будущее. Безусловно, что вклад в будущее – это образование и медицина!

Напомню, по некоторым направлениям системы здравоохранения ситуация была просто критическая. Было спасено 96 новорожденных. А почему они были спасены? Потому что были проведены определенные работы по оценке ситуации в данной отрасли. И стало ясно, что из-за отсутствия элементарного или порой дорогого оборудования у наших докторов нет возможности спасать человеческие жизни. У нас были ситуации, когда из-за отсутствия аппарата искусственной вентиляции легких при определенных формах пневмонии люди умирали. Потому что у нас не было этого оборудования. И точно так же в родильных отделениях. Поэтому государству стоит «поднапрячься», переориентировать ресурсы, чтобы спасти хотя бы одну человеческую жизнь. А если счет идет на десятки? А через год, я уверен, он пойдет на сотни, а через три-четыре года – на тысячи спасенных человеческих жизней. А это судьбы! И не только тех, кто выжил, но и судьбы их родных и близких! Именно поэтому государственная политика должна быть направлена на фундаментальные основы, обеспечивающие жизнь приднестровских граждан.

Учитывая это, Президент Приднестровья с 2012 года определил приоритетом сферы здравоохранения и образования, которые находятся на протяжении полномочий Президента во внимании. Ситуация меняется. Кто не видит эти факты, кто их не замечает, тот просто не видит очевидное. В основе своей ситуация в этих отраслях меняется не за счет налогов, экономики Приднестровья, а за счет того, что у нас есть возможность реализовывать проект наших друзей из Российской Федерации, за счет того, что у нас есть возможность на основании личных контактов привлекать средства различных бизнесменов, в том числе и из России, и вкладывать их в муниципальные государственные учреждения. Не в бизнес, подчеркиваю, а в государственные муниципальные учреждения, которые выполняют государственные муниципальные функции. Например, школа – это муниципальное учреждение.

b52u7340_0Вы найдите примеры в Одесской области, Молдавии, где такие объемы ремонтов были проведены за столь сжатые сроки в школах, ФАПах, в целом районах, сельских населенных пунктах. Напомню, программа «Приоритет» этого года справилась с 116 объектами. Некоторые из них еще не завершены, а благодаря погоде ремонтные работы продолжаются.

Кто какие приоритеты выбирает. Конечно, можно было спорить о том, что денежные средства следовало направить в другие сферы. Но я считаю, что Президентом Приднестровья было принято верное решение и, как следствие, даны поручения Правительству предпринять дополнительные усилия в этих отраслях.

Напомню, что сфера образования получила также новые учебники – а это полмиллиона новых книг для русских школ с новыми программами. 80 школ в этом году были охвачены ремонтом различной степени. Это беспрецедентные масштабы вложений. И я знаю, что это уже сегодня дает результаты и даст результат в ближайшем будущем как врачам, педагогам, так и детям, и пациентам. В стратегическом плане это создаст условия, когда наши граждане будут дольше жить, более здоровыми, будут иметь возможность обеспечивать себя здесь, в Приднестровье.

Наблюдается тенденция, когда из-за повышения оснащенности медицинских учреждений оборудованием все меньше наших граждан выезжают в Одессу и Кишинев, потому что у них есть возможность получить эти услуги здесь – у себя на Родине. Это тоже очень важное достижение данного четырехлетнего периода. Конечно, есть в этих отраслях проблемы, о многих мы знаем. Но отрицать то, что происходит, невозможно, поскольку это очевидно.

Что касается новых точек роста. Вокруг этих точек роста больше «словоблудия», чем реального экономического анализа. Для создания или обеспечения новых точек роста необходимы ресурсы. Те ресурсы, которые есть в распоряжении Приднестровского государства, на сегодняшний день фактически задействованы в полном объеме для поддержания экономической активности. Напомню, у нас налогообложение довольно либеральное, демократичное. По подоходному налогу гражданам возвращается более 50 его процентов, то есть фактически не облагается.

Правительством принят ряд решений стимулирующего характера, когда с учетом конъюнктуры внешнего рынка были снижены цены на энергоносители и созданы дополнительные стимулы именно для отечественных производителей. Такие инструменты могут быть эффективными в том случае, когда бизнес будет конкурентоспособен с точки зрения своей идеологии, гибкости на внутренних и на внешних рынках. Напомним, что у нас более 90 процентов экономического потенциала находится в частных руках. Правительство создает только определенную оболочку. Надеюсь, что они совместно с законодателями выработают новые предложения антикризисного характера, которые смогут продемонстрировать те точки роста, которые, возможно, еще есть, но они не были очевидны и подключены к активизации экономических процессов.

Что касается девальвации. Данные вопросы – это компетенция Правительства и парламента. Но вместе с тем основные макроэкономические параметры, социально-экономические показатели находятся в фокусе внимания Президента.

Что касается девальвации национальной валюты. Безусловно, есть разные точки зрения по этой ситуации. Нам известно, что ряд экономических агентов и на встрече с Президентом неоднократно высказывались о необходимости девальвации приднестровской валюты для того, чтобы повысить свою конкурентоспособность на внешних рынках. Нам известно, как решаются проблемы в государствах, когда не хватает налоговых ресурсов, есть потребность в выплатах пенсий, зарплат и т.д. Это зачастую решается просто за счет девальвации национальной валюты. И мы это все знаем. Здесь нужно проявить политическую волю для того, чтобы, заняв определенную позицию, твердо ее удерживать.

Хочу сказать, что по 2015 году у нас никаких изменений не будет. Что касается 2016 года, никто точно не может спрогнозировать влияние внешних факторов, от которых на сегодняшний день зависят многие экономические составляющие, в том числе наши потенциальные возможности для поддержания курса национальной валюты. Основным ориентиром будет всяческое содействие тому, чтобы и в дальнейшем поддерживать курс национальной валюты. Но надо быть объективными, разумными и понимать, что это будет зависеть от многих составляющих внешнего периметра в 2016 году. Нужно стремиться, чтобы сделать и невозможное, но все равно есть определенные законы в экономике, определенные диспропорции, которые только одним желанием не устранить. Поэтому дополнительные усилия будут предприняты, а каковы будут результаты, покажет время.

 

Газета «Адевэрул нистрян»: Евгений Васильевич, вернемся к политическому аспекту нашей жизни в республике. Переговорный процесс, в частности тактика «малых шагов», которая еще два года назад имела свои положительные результаты и автором которой были Вы, сегодня по инициативе молдавских партнеров зашла в тупик. На Ваш взгляд, какими путями и методами можно в новом году эту ситуацию разблокировать, чтобы переговорный процесс заработал? Спасибо.

Евгений Шевчук: Спасибо. Очень важный вопрос, потому что от решения проблем в переговорном формате зависит во многом состояние экономики, свобода перемещения граждан. Этот вопрос беспокоит большинство приднестровских граждан. К сожалению, хочу констатировать, что формат «5+2» как переговорная площадка на сегодняшний день, мягко сказать, находится в затухающем состоянии. К сожалению, количество проблем увеличилось в 2015 году. Есть для этого объективные обстоятельства. И самые главные факторы, которые повлияли, на наш взгляд, на климат на переговорной площадке, – это односторонние действия, в первую очередь наших молдавских партнеров, направленные на сужение возможностей перемещения наших приднестровских граждан. Это продолжающаяся практика уголовного преследования приднестровских граждан. Это продолжающаяся практика возбуждения дополнительных уголовных дел, которые несут в себе политический контекст, в отношении руководства республики, в отношении сотрудников правоохранительных органов и так далее. Как можно вести переговоры в условиях, когда, например, один из участников переговорного формата, например, сотрудник министерства иностранных дел, который выполняет обязанности по контактам со всеми участниками переговорного формата, лишен даже возможности въезда в Украину.

Проезд через аэропорт Кишинева стал затруднителен не только для сотрудников МИДа, а практически для всех руководителей любого ранга. Выезд через аэропорт Кишинева министров, руководителей органов власти практически не обходится без того, чтобы лично не досмотрели, как говорят в народе, с пристрастием. А потом мы получаем информацию, в том числе от самих сотрудников, которые говорят, что есть какие-то списки на границах, которые направлены на то, чтобы именно приднестровских представителей органов государственной власти, руководителей экономических субъектов, условно говоря, поставить «под ноготь», под дополнительный прессинг то ли уголовными делами, то ли беседами с сотрудниками молдавского СИБа по 40 минут в отдельных кабинетах молдавского аэропорта. Если уж дошло до того, что руководитель ОКК, который фактически является лицом, которому нужно, наоборот, оказывать содействие и стороны обязаны оказывать это содействие, подвергается уничижительному досмотру. Это говорит о том, что в Молдове скорректирована политическая воля в направлении повышения конфликтности с Приднестровьем. Отмечу, что за весь период напряженности Приднестровье не отвечало ни на один выпад молдавских властей. Притом что есть болевые точки, которые могли бы значительно накалить обстановку. Мы с терпением за этим наблюдаем, понимаем, что наверняка где-то принято политическое решение, направленное на повышение конфронтационности. Возможно, ждут тех периодов, когда Приднестровье будет полностью заблокировано по периметру, возможно, планируют какие-нибудь дополнительные деструктивные действия, но весь этот фон не может не повлиять на переговорную площадку.

Изначально идея заключалась в чем? Да, понятно, что есть противоречия политического характера и так далее, и нужно было найти то, что объединяет стороны, то, что понятно, в первую очередь, гражданам Приднестровья и Молдовы в понимании определенных и очень важных элементов. Например, есть понимание того, что в условиях регионального и мирового кризисов нельзя создавать друг другу дополнительные препоны, чтобы экономические агенты меньше зарабатывали, меньше платили налогов, страдали граждане и Молдовы, и Приднестровья. Наоборот, в условиях региональной экономической нестабильности и мировых турбулентных экономических явлений нужно, по нашему мнению, деблокировать границы, транспортную инфраструктуру, чтобы собственные ресурсные возможности, в частности приднестровской и молдавской экономик, могли минимизировать негативный элемент влияния внешних факторов. И на это была направлена тактика «малых шагов», когда предложили деблокировать железную дорогу, сделали ряд очень важных политических заявлений, в том числе в Германии. К сожалению, они не были реализованы, к сожалению, значительно не продвинулись в этом направлении. А идея, идеология заключалась в следующем: выстроить понятные и прозрачные правила для свободы перемещения граждан, товаров, транспорта. Тогда нам бы удалось этого достигнуть. Тогда, на наш взгляд, была бы уже более твердая площадка для перехода к обсуждению более сложных проблем. А когда мы, условно говоря, на понятных вещах споткнулись и действительно испытываем напряжение в силу того, что целый блок накопленных на сегодняшний день проблем фактически не обсуждается, не изыскиваются элементы, как выйти из этого положения… Конечно, накладывает свой отпечаток и то, что в Молдавии за четыре года уже четыре премьер-министра, сейчас, по-моему, уже 5-й представлен. И есть определенный фон политической нестабильности. Понятно, что есть определенная политическая идеология. Но каждый руководитель правительства все равно имеет свои подходы, свое видение, с ним нужно отрабатывать определенные элементы взаимодействия, а он формирует определенные посылы для своих переговорщиков. И когда такие частые смены происходят, то это не может не повлиять на весь переговорный процесс. Есть такой элемент турбулентности, с точки зрения политических задач, для переговорщиков в Молдове в частности, и это осложняет, на мой взгляд, положение. Мы желаем нашим партнерам, чтобы они все же нашли точку политической стабильности, которая внесет определенность, в том числе в направлении переговорной площадки.

 

Радио 1: Мне хотелось бы вернуться к вопросу взаимодействия наших обеих ветвей власти – законодательной и исполнительной… Вы сказали о том, что, согласно Конституции, социально-экономическая ситуация в республике – это дело ответственности как Президента и Правительства, так и Верховного Совета. И мы, безусловно, видели, что делалось в 2015 году в откровенно непростых условиях. Так вот какой у меня вопрос: какие, на Ваш взгляд, сегодня стоят приоритетные задачи перед обеими ветвями власти с учетом той обстановки, которая, возможно, будет складываться в будущем году?

Евгений Шевчук: С учетом тех рисков, которые очевидны уже в 2016 году, и тех дополнительных рисков, которые еще возможны, понятно, что «не до жиру» в 2016 году будет. Поэтому основной задачей для законодателей и для Правительства будет являться поддержание социально-экономической стабильности в Приднестровском государстве. Это стабильность пенсий, зарплат, курса национальной валюты и стабильность функционирования тех экономических субъектов, которые на сегодняшний день функционируют. Потому что Правительство в 2014 и 2015 годах реализует целую группу индивидуальных программ для экономических субъектов, направленных на поддержание деловой активности и удержание определенного количества рабочих мест. Но ресурсная база 2016 года будет значительно уже, чем ресурсная база 2015 года. Задачи будут сложнее. Поэтому для обеих ветвей власти предстоит найти ответы на эти вопросы. Напомню, что дефицит бюджета, не обеспеченный по социальным статьям, увеличивается в следующем году, по прогнозным оценкам, примерно в два раза. Это с учетом того, что мы еще не все возможные факторы негативного влияния учли при формировании бюджета. Выражаю надежду, что законодатели совместно с Правительством эффективно справятся с этими задачами. А мы со временем сможем подвести итоги данных усилий.

 

Первый Приднестровский телеканал (ПГТРК): Хочу поделиться некоторыми наблюдениями. В последние три дня с российского полигона все чаще доносятся звуки учений – и днем, и ночью. Неделю назад в СМИ появилось видео передвижения на Украине, в Одессе, военной техники. Вы часто говорите об обороноспособности и безопасности. Есть ли повод волноваться? Почему это происходит? Есть ли риск «размораживания» приднестровского конфликта?

Евгений Шевчук: Хочу сразу сказать, что когда политическое руководство той или иной соседней страны делает заявление, которое, по сути, может означать многое, то, безусловно, это не может оставаться незамеченным. А мы знаем, что были заявления о необходимости «размораживания» конфликта, концентрации вооруженных сил. Мы были очевидцами того, что, напомню, весной 2015 года в непосредственной близости от приднестровской границы были сконцентрированы дополнительные вооруженные формирования Украины. И это не только вооруженные силы – это какие-то батальоны и т.д. Факторы, которые реально воздействовали на Приднестровье, предопределили необходимость принятия целой группы дополнительных решений органами госвласти. Сейчас могу приоткрыть некоторые элементы. В частности, были приняты дополнительные решения Совета безопасности ПМР, направленные на то, чтобы дополнительно расширить возможности, обеспечивающие повышение уровня обороноспособности Приднестровского государства. В 2015 году Приднестровское государство фактически было вынуждено перераспределить определенные ресурсы на то, чтобы укрепить свои Вооруженные силы. Мы не скрывали этого и не скрываем.

Мы параллельно проводили ряд очень серьезных мероприятий. Напомню, что мы сократили Вооруженные силы с учетом уменьшения срока службы с полутора лет до года, с одной стороны. С другой – при уменьшении такой нагрузки стояла задача повысить эффективность подразделений Вооруженных сил, сформировать новые подразделения, которых у нас в армии вообще не было, проявить больше внимания подразделениям специального назначения, cформировать подразделения, которые могут действовать в условиях, которые мы на сегодняшний день видим. Планы обороны и мобилизационные планы были скорректированы. Мы рассчитали определенные мобилизационные ресурсы, потому что в марте-апреле в некоторых слоях приднестровского общества была некая паника, что сегодня-завтра – война. Уже прошел определенный период, более спокойно к этому относимся. Но тогда в Администрацию Президента поступали письма, в том числе коллективные: «Евгений Васильевич, Вы не занимаетесь армией, у нас завтра – война, мы обеспокоены». Людей можно понять, когда на границах сгущаются тучи, и этот факт был.

Наши военные, специалисты технического плана справились с задачей в невероятно сложных условиях. Напомню, что мы восстановили функциональность практически всей боевой техники. Мы пересмотрели подходы в обмундировании, оснащении, тактике и т.д. Мы увеличили количество учений в войсках и правоохранительных органах. Наличие армии предопределяет то, что армия должна тренироваться в рамках планов. Учения направлены на то, чтобы поддерживать определенный уровень боеготовности, боеспособности. В связи со сменяемостью солдат, сменяемостью офицеров в армии, изменением тактики и проходят занятия как в классах, так и на полигонах. Поэтому вы тоже верно подметили: конец 2014 года-2015 год – это период, когда приднестровская армия пришла в режим системной подготовки и тренировки своих подразделений. Количество учений стало больше. Это потребовало выделения дополнительных ресурсов. Все прекрасно понимают: чтобы техника ездила, ее нужно заправлять, чтобы солдаты служили, их нужно кормить, поставлять обмундирование, обеспечивать казармами. Мы провели ремонт некоторого казарменного фонда. Мы провели значительное переоборудование некоторых видов вооружений, подчеркиваю, в направлении реализации оборонительной доктрины Приднестровской Молдавской Республики.

Мы не собирались, не собираемся и, уверен, никогда не будем собираться на кого-то нападать. Но когда присутствуют такие угрозы, риски и политические заявления, такие закрытые решения Совета безопасности были приняты и в Приднестровской Молдавской Республике. У нас по действующему закону об обороне есть соответствующая статья, которая предопределяет необходимость для Президента принятия определенных дополнительных мер в случае, если осуществляется концентрация вооруженных формирований на границе ПМР.

2015 год был непростым. Параллельно с социально-экономическими сложностями, которые для всех были более очевидными, Президенту и руководству силовых структур пришлось серьезно пересматривать действия в этих новых условиях. Когда стоит задача определить приоритеты в этой ситуации, или сконцентрировать ресурсы для обороны, или раздать всем на хлеб или на пенсию, то я в этой ситуации выбираю приоритетом, безусловно, обеспечение обороны, поддержание мира и безопасности.

Ряд решений мобилизационного характера был введен в первом квартале 2015 года. Что это нам дало? Это нам повысило боевую выучку, придало больше уверенности в самих войсках, когда появились дополнительные ресурсы. Мы уже видели только парадную часть этой работы на параде к 25-летию республики. И все граждане прекрасно понимали, что не так просто организовать 2500 вооруженных формирований, обмундировать, заправить технику, отремонтировать и т.д. Более того, это же не вся техника была на параде. В первую очередь, для чего это было сделано? Чтобы укрепить мнение приднестровских граждан в том, что у нас есть своя армия, есть свои правоохранительные органы, которые готовы в случае необходимости защищать приднестровских граждан. Это важнейшая задача любого государства, и Приднестровья в частности. Она выполнялась на протяжении 2015 года и будет выполняться в последующие периоды, так как является важнейшим приоритетом сохранения мира.

За четыре года очень важным результатом в этой отрасли является и то, что Приднестровское государство впервые за все годы реализации миротворческой операции укомплектовало в полном объеме миротворческий батальон приднестровской армии. Мы фактически укрепили наши позиции, исходя из изменений условий. У нас сейчас в рядах миротворцев находятся более профессиональные кадры. И это тоже серьезный вклад Приднестровского государства в то, чтобы не расшатать, а наоборот, укрепить инструменты реализации миротворческой операции, дабы понизить желание у потенциальных противников дестабилизировать ситуацию какими-либо провокациями или конфликтами.

Хочу еще раз обратиться к гражданам и заверить, что вопросы обороны, безопасности, поддержания высокого уровня боеготовности являлись и являются приоритетом для Президента как для главы государства, как для Главнокомандующего. И мой подход заключается в том, что когда есть необходимость выбирать между тем, что сегодня съесть или вложить в армию, приоритет будет отдан армии, потому что это важно.

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить руководство силовых структур, офицеров, всех солдат, военнослужащих, которые в непростых условиях, в усиленном режиме обеспечили выполнение поставленных Президентом задач по дополнительной подготовке подразделений и имплементации новой тактики, исходя из того, что мир меняется, меняются и задачи.

 

Интернет-телевидение «Днестр ТВ»: Уважаемый господин Президент, все мы знаем о том, что в течение 2015 года Приднестровьем велись переговоры о продолжении преференций со стороны Европейского союза. И Вы сказали, что Евросоюз принял такое решение на 2016 год. Но 2016 год рано или поздно закончится. Поэтому мой вопрос будет такого порядка: скажите, во время переговоров, «утрясания» различных деталей, моментов ставились ли перед Приднестровьем какие-то условия в экономической части, к примеру, введение НДС, какие-то изменения экономическо-финансовой деятельности? Чтобы выбить почву из-под недоразумений и домыслов: ставились ли условия об изменении характера политической жизни Приднестровья? Спасибо!

Евгений Шевчук: Любые переговоры или большая их часть содержат определенные процедуры и формат. Есть закрытая часть, которая в дипломатических кругах не распространяется по взаимному согласию или договоренности, по укоренившимся правилам. Поэтому не могу или пока еще не настало время раскрывать всего объема информации. Не потому, что она закрытая, а потому, что у нас есть соответствующие процедуры. Но на некоторых аспектах хочу остановиться.

Первое. Принятое Европейским  союзом решение в отношении экономических субъектов Приднестровья является односторонним решением Европейского союза. Никакого соглашения подписано не было, и протокола тоже не было. Были консультации, в рамках которых приднестровская сторона имела возможность представить свою позицию по тем или иным аспектам, обратить внимание на те или иные проблемы. Мы рассматривали эти консультации в аспекте того, чтобы снять возможные риски резкого пересмотра порядка торговли наших экономических агентов с европейским рынком.

Что изначально нам предлагалось? И это известно в СМИ, комментировалось. Это открытая информация. Одно из предложений заключалось в следующем: «Вы должны выполнить в полном объеме требования, подписанные между Кишиневом и Брюсселем, вы должны выполнить определенные условия, которые предопределили бы, например, одномоментное переведение экономических правил в правовое поле Республики Молдова». То есть там были разные оценки, разные эксперты. В этой работе были задействованы не только официальные представители, там все осуществлялось на экспертном уровне, была значительная подготовительная работа. И были даже значительные расхождения между этими предложениями. Как я понимаю, представители молдавской политической элиты предпринимали усилия в направлении того, чтобы каким-то образом взаимосвязать этот режим торговли с тем, чтобы побыстрее, без переговоров, вне рамок переговорного процесса, в одностороннем порядке оказать дополнительное давление на Приднестровье через экономику. И такие риски были.

Что касается нынешнего состояния дел. Были проведены экспертные исследования очень авторитетных экономистов. В частности, представители Berlin Economics анализировали состояние приднестровской экономики и последствия возможного изменения режима. Даже они приходили к мнению, что одномоментное принятие таких решений приведет к резкому удару по бюджету Приднестровья и потере внешнего рынка. Думаю, что здравые оценки экспертов, которые объективно были изложены в заключениях, послужили основанием для принятия такого промежуточного решения, которое позволяет нам надеяться, что в 2016 году по приднестровской экономике не будет нанесен удар с точки зрения возможности торговли с Европой.

Наша общая идеология заключается в том, что мы хотели бы достичь такого уровня понимания и с Российской Федерацией, и с Европейским союзом, и с Украиной, чтобы наша слабая экономика и экономические агенты, которых не так и много, имели правовые возможности торговать с этими рынками. Мы не хотим закрываться от какого-то рынка, блокировать сами себя. Экономика любой страны заинтересована в том, чтобы были институциональные возможности торговать со всеми рынками. К этому стремятся не только государства, но и целые объединения стран. Мы видим, какие новые объединения создаются, когда формируются общие правила торговли.

Усилия органов государственной власти направлены на то, чтобы создавать «оболочку», которая могла бы обеспечить определенные понятные, прозрачные правила торговли для всех рынков. Нужно понимать, что политика связана с экономикой, экономика связана с политикой, и в ресурсных возможностях приднестровской дипломатии нет достаточного количества инструментов, чтобы на сегодняшний день это обеспечить в полном объеме для всех экономических агентов. Но все, что требуется от приднестровской дипломатии, выполняется в полном объеме.

 

Международное информационное агентство «Спутник»: У меня два вопроса. Один касается высказываний высокопоставленных чиновников Кишинева по поводу необходимости вывода российского миротворческого контингента. Что бы Вы хотели ответить на эти высказывания?

А второй вопрос не связан с деятельностью непосредственно как главы государства, а скорее интересует широкую общественность. Он связан с семьей: когда планируется пополнение?

Евгений Шевчук: Начну с приятного. Это ожидается в течение ближайших двух месяцев. Надеюсь, что все пройдет нормально и все будут здоровыми. При этом хочу развеять слухи и сплетни, опять же, которые зачастую пополняют пространство Интернета: супруга находится в Тирасполе и намерена находиться здесь, все процедуры, условно говоря, связанные с этим светлым днем, будут на территории ПМР, в нашей системе здравоохранения.

Второе. Что касается вывода российских войск. Мы периодически слышим эти заявления, они носят уже системный характер. Я склонен думать, что кто-то в принципе придает такие импульсы внешнего характера для того, чтобы молдавское руководство это постоянно озвучивало. Второе. От добра добра не ищут. Если для молдавского руководства мир и сохранение жизни, в том числе молдавских граждан, являются приоритетом, то, на мой взгляд, крайне опасно разрушать краеугольный камень миротворческой операции. А этим камнем, как известно, является российское участие в миротворческой операции. В огромном перечне противоречий, которые существуют не только в экономике, в перемещении граждан, но и в политических взглядах, трансформировать или деформировать миротворческую операцию – это не просто заявления, на которые не стоит обращать внимание, это угроза миру на берегах Днестра. Кто этого не понимает – это одно отношение, а кто это делает умышленно – нужно опасаться. Что же движет этими политическими представителями, которые делают такие заявления… На сегодняшний момент нужно констатировать, что миротворческая операция реализуется, причем в очень непростых условиях. Мы уже не обращаем внимание, иногда принимаем за данность то, что на сегодняшний момент миротворческие силы являются фактически такой разделительной силой в очень напряженных точках, например, Бендеры, Дубоссарский район. Там, где находятся силовые структуры и Приднестровья, и Молдовы. Они фактически всегда находятся в состоянии повышенной конфронтационности, потому что одни исполняют одно законодательство, другие – другое. У них изначально условия разные. И именно наличие там миротворческой группы позволяет снимать напряжение или минимизировать его, если обостряются те или иные вопросы. И мы находимся в ситуации, когда по определенной команде можно спровоцировать очень серьезный конфликт в связи с таким тесным соприкосновением правоохранительных систем, в частности в Зоне безопасности. Чем мы тогда можем воздействовать для остановки возможного потенциального конфликта или напряжения? Кроме миротворцев, у нас там нет никого. Если мы говорим о гражданских наблюдателях, как иногда высказываются предложения о мерах гарантийной операции и так далее, так мы в истории это проходили: у нас до событий 19 июня в Бендерах были гражданские наблюдатели. Когда «запахло керосином», их след быстренько простыл. Бендерчане об этом помнят. Поэтому необходим адекватный и эффективный инструмент. А если риски таковы и мы будем принимать ненадлежащие инструменты, то мы опрокинем стабильную ситуацию. И здесь не тот подход, что кому-то нравится что-то или кому-то не нравится. Это объективная реальность, которая на сегодняшний день есть и которая создает механизмы снятия рисков и поддержания мира. Я думаю, что мир, отсутствие братоубийственной войны – это основной приоритет и для приднестровского, и для молдавского народа. Поэтому связывать, допустим, нелюбовь некоторых политиков в Кишиневе, например, к русским войскам с тем, чтобы здесь требовать вывода российского контингента, обеспечивающего миротворческую операцию, нельзя. Это просто-напросто опасно, даже просто глупо. Что взамен? Война, что ли? Переговоры, с одной стороны, не идут, формат «5+2» не достиг компромисса даже по очевидным и понятным вопросам в области социально-экономической политики, перемещения граждан, с другой стороны, – давайте мы еще и военную составляющую дестабилизируем. Дальше что? Это очень опасно, и, пользуясь случаем, хочу выразить надежду на более широкое понимание наших подходов общественностью Молдовы, которая, на мой взгляд, не должна позволить руководству Молдовы неконструктивно воздействовать на эффективные механизмы осуществления миротворческой операции.

 

Газета «Профсоюзные вести»: Ирина Коваль. Вопрос от наших читателей: сегодня в России очень остро обсуждается вопрос возможности реформирования пенсионной системы и увеличения возраста выхода на пенсию. Мы, как известно, ориентируемся на Российскую Федерацию, поэтому вопрос следующий: следует ли нам ожидать пенсионной реформы?

И вопрос от редакции. Обычно заведено, что в преддверии Нового года дети, веруя в волшебство этого праздника, пишут письмо Деду Морозу со своими пожеланиями, которые потом должны волшебным образом сбыться. Если бы Вам представилась возможность написать письмо Дедушке Морозу, что бы Вы попросили у него для страны и лично для себя?

Евгений Шевчук: Что касается пенсионной реформы, то давайте посмотрим на соотношение. У нас в Приднестровье примерно 140 тысяч пенсионеров. Если не считать бюджетников, то примерно 60 тысяч человек – это работники или участники активных экономических процессов. Но если мы добавим бюджетников, то все равно пенсионеров по количеству больше, чем бюджетников и тех, кто занят в экономике. А какие соотношения в России? В России около 38 миллионов пенсионеров и 70 миллионов работающих. Там соотношение совсем другое и другие возможности бюджета.

И к чему это привело? К какой тенденции привело за многие годы? К тому, что фактически 50 процентов нашего Пенсионного фонда – это неналоговые поступления. Каждый второй рубль – это не налоговые поступления, а конкретная проблема. Что с этим делать? Одно дело ходить с флагами в рамках предвыборной кампании, рассказывать о том, что нужно выплатить пенсию, в том числе 13-ю. А реальная задача заключается в следующем: каким образом при нынешней налоговой системе и экономической ситуации наполнить Пенсионный фонд деньгами, обеспечивающими выплаты этих пенсий.

Если бы мы только распоряжались налогами и не прибегали к заимствованию, то реально, по нашим экономическим возможностям, должны были бы платить пенсии в два раза меньше. Я хочу, чтобы люди понимали, в каком положении республика находится уже не первый год. То, что происходит в России, когда определенная категория граждан в соответствии с принятыми решениями будет выходить на пенсию уже позже (это должностные лица органов государственной власти и местных органов самоуправления), – это объективная реальность, которая даже с ресурсами Российской Федерации решается путем рассмотрения, в том числе сроков переноса перехода на пенсионное обеспечение.

Что касается Приднестровья, то прямой функциональной обязанностью решения и рассмотрения этой проблемы должно заниматься Правительство. У меня есть своя позиция по этому вопросу. Она направлена на то, что мы гарантируем гражданам пенсии и должны эти гарантии сохранять в дальнейшем. Но нужно понимать, что время идет, население стареет, количество пенсионеров увеличивается, и это требует выделения дополнительных ресурсов. Когда у нас есть хорошие и здоровые амбиции платить много и всем – это хорошо. Но под эти амбиции нужна экономическая база и экономические ресурсы. Надеюсь и уверен, что Правительство и Верховный Совет вынуждены будут рассматривать в ближайшей перспективе и эти вопросы. Каково будет решение, это уже будет зависеть от дискуссии, от тех вариантов, которые будут обсуждаться, и решений, которые будут приняты.

Что касается пенсий. На территории Приднестровья проживает значительная часть граждан Приднестровья, имеющих российское гражданство. Определенная категория этих граждан имеет возможность по законодательству Российской Федерации оформить свое пенсионное обеспечение в России и получать российскую пенсию. И с чем уже столкнулись? Уровень колебания покупательной способности российской пенсии и приднестровской пенсии из-за девальвации валют различен. И некоторые в течение 2015 года агрессивно выступали по ситуации с выплатами пенсий в Приднестровье, с одной стороны, а с другой стороны получая российскую пенсию, потом начали писать заявления о переходе на приднестровскую. Это конкретные факты, конкретные обстоятельства, конкретная реальность. В связи с этим хочу сказать, что проблема касается не только Приднестровья, а вообще всех стран СНГ: старение населения, уменьшение количества людей  работоспособного возраста. Это объективные проблемы, которые необходимо решать.

Что касается Деда Мороза и того, что бы я загадал для Приднестровского государства. С учетом региональной, мировой обстановки 1,5-2 года назад еще нельзя было предположить, что будет происходить на Украине, в Сирии, конфликты на границах с Турцией, что мир будет так динамично меняться, и порой не в очень позитивную сторону. Никто не мог предположить, что будут такие миграционные потоки в Европу, когда миллионы граждан в силу условий вынуждены перемещаться так масштабно и на таких территориях. Хотелось бы пожелать, и я бы загадал нам всем, странам, в первую очередь, соседям – мира, чтоб не было войн, не было конфликтов и не убивали людей. Это самое основное, самое важное.

Для Приднестровского государства хотел бы, чтобы мы быстрее пришли к периоду внешнеполитической стабильности. Хотел бы загадать желание (дай Бог, чтобы оно исполнилось), чтобы нас все-таки признали как государство, потому что это является стабилизирующим элементом, обеспечивающим многие сферы жизнедеятельности Приднестровья в целом.

Что касается семьи. Конечно, как и все обычные приднестровцы, желаю, в первую очередь своим родным и близким, здоровья, благополучия в этих непростых условиях, в которых проживает каждый приднестровский гражданин, практически многие граждане стран СНГ.

Вот такие простые, человеческие желания.

 

Первый Приднестровский телеканал (ГУ «ПГТРК»): Евгений Васильевич, если позволите, вопрос-рассуждение. Хотелось бы поговорить о справедливости. Статья 17-я Конституции ПМР гарантирует, что все граждане нашего государства равны перед законом. На бумаге, как всегда,  все красиво, а на деле – не очень. К примеру, депутаты Верховного и городских Советов обладают неприкосновенностью и часто злоупотребляют ею. Вопиющий в этом отношении случай произошел этим летом, когда председатель Григориопольского горсовета катал на скутере двоих своих товарищей и ударил их о понтонную переправу, в результате чего  один из них умер.  Дело в том, что депутат не только не понес наказание, но и переизбрался и снова стал председателем горрайсовета. Любой простой гражданин, наверное, уже давно сидел бы в застенках. Та же 17-я статья нашей Конституции гласит, что преимущества и привилегии могут быть установлены  только законом и должны соответствовать принципам социальной справедливости.  На Ваш взгляд, насколько серьезна эта проблема  для нашего государства и как ее можно урегулировать? Спасибо.

Евгений Шевчук: Это некоторые философские категории. Справедливость включает оценочные факторы и элементы. Что касается общего подхода к неприкосновенности определенных  должностных лиц ПМР. Хочу сказать, что по Конституции неприкосновенностью пользуются Президент ПМР, это норма конституционная,  и в соответствии с конституционными законами и законом о статусе депутатов – более тысячи человек депутатского корпуса, депутаты различных уровней, начиная от сельского Совета и заканчивая Верховным Советом.  То есть у нас более тысячи человек обладают статусом  неприкосновенности. Тысяча человек примерно на 450 тысяч человек населения – вот вам соотношение. Правильно это – не правильно это? Каждый может формировать свою позицию. Мое мнение заключается в том, что неприкосновенность должна быть, но только в части  права свободно высказывать  свои  мнение и позицию. За высказанное мнение не должно быть  возможности  привлекать к ответственности. За все иные правонарушения: дорогу не так перешел, скорость превысил, в аварию попал, пьяным за рулем ехал  – все мы должны нести ответственность, как и обычные граждане ПМР. Поэтому вопрос неприкосновенности, в частности депутатской, потому что это практически 99% лиц, которые пользуются неприкосновенностью, это некий тест для нового состава Верховного Совета, часть из которого шла на выборы с лозунгом отмены депутатской неприкосновенности, пересмотра критериев депутатской неприкосновенности и т.д. В ближайшее время станет очевидно:  достаточно ли политической воли, хватит ли этой политической воли для того, чтобы пересмотреть возможные категории тех, кто пользуется неприкосновенностью, возможно, определить какие-то составы. И такая необходимость, на мой взгляд, есть. Но решается этот вопрос, опять же, не Президентом, а с законодателями, исходя из тех критериев, которые они применяют при принятии тех или иных решений.

Что касается ситуации в Григориополе. Во-первых, хочу отметить, что там был трагический инцидент.  Подчеркну,  что этот инцидент был, как информируют правоохранительные органы, неумышленным, но, безусловно, даже в этих случаях есть уголовная ответственность.   И здесь надо рассматривать проблему не только с точки зрения неприкосновенности, нужно рассматривать ее в более широком смысле. Это больше касается ситуации в самом обществе, мировоззрения тех граждан, которые избирают таких депутатов, мировоззрения тех депутатов, которые потом голосуют, чтобы не снимать неприкосновенность. Нужно понимать, что этот инцидент произошел летом, потом были выборы, и этого депутата с огромным «шлейфом» опять избрали. Люди избрали его, зная, что такие факты есть. Если они одобряют это, а потом депутат получает консолидированную поддержку любым способом, добивается поддержки среди депутатского корпуса района, то это говорит о том, что что-то в обществе не то. Это говорит о том, что фундаментальные элементы общественного сознания, отношения к тем или иным процессам трансформированы. Нельзя перекладывать всю ответственность чисто на правоохранительные органы – на прокуратуру или МВД. Если общество путем голосования поддерживает такое развитие событий, как, в частности, в этом примере, то здесь более глубокие проблемы. Ими нужно заниматься, более динамично обращаться к самому обществу, чтобы оно не создавало условий для формирования таких последствий.

Поэтому здесь не только институт неприкосновенности, здесь и подходы граждан. На мой взгляд, это более принципиально. Когда граждане оценивают не только в этом примере, но и в других случаях (когда человек что-то совершает, что-то не делает, не отчитывается, нет конкретных результатов, а в органы власти он пытается пройти с помощью других инструментов), то общество и избиратель тоже извращаются. Трансформируется основная идеология любых выборов, когда выборы должны выкристаллизовывать из общества лучшие конструктивные и позитивные силы для реализации задач, важных для государства и этих людей.

А задачи для государства – это не только двери покрасить и лавочку отремонтировать, что важно и нужно, не только получить продовольственный паек и подработать, такое тоже бывает, задачи государства – более системные, более обширные, выходят за пределы интересов конкретного округа. И только понимание этих задач может содействовать повышению эффективности органов государственной власти и управления.

Как я и говорил, это болезни роста. Республика развивается, проходит этапы различных предвыборных кампаний. Мы учимся на своих ошибках и идем вперед. Я уверен, что каждая предвыборная кампания – это шаг в укреплении государственности и серьезный шаг в направлении развития Приднестровья. При всем том, что у каждого из нас есть свое мнение, подходы к тем или иным проблемам, в том числе и к обсуждаемой.

 

ИА «Новости Приднестровья» (ПГТРК): Евгений Васильевич, прошедшие выборы показали несовершенство нашего Избирательного кодекса. В частности, за депутатов, которые сформировали большинство в парламенте, проголосовало меньше граждан Приднестровья, чем за остальных кандидатов. Большое количество голосов «против всех» говорит о том, что граждане либо были плохо знакомы, либо совсем не знали кандидатов  и их программы. Проще выбирать того или иного кандидата, зная его партийную принадлежность либо цели и задачи, которые преследует та или иная политическая сила. В связи с этим: будет ли Правительство инициировать законопроект об изменении Избирательного кодекса?

Евгений Шевчук: Я хотел бы Вам предложить переадресовать этот вопрос Председателю Правительства, так как Правительство является самостоятельным субъектом законодательной инициативы, имеет возможность инициировать те или иные законы.

Я хочу сказать о своей позиции. То, что есть несовершенство избирательного законодательства, это очевидно. И не только у нас, но и в других странах. От выборов к выборам необходимо учитывать ошибки, совершенствовать законодательство и двигаться вперед. За последние четыре года нам не удалось модернизировать избирательное законодательство, хотя такие попытки и предложения были. Вы об этих инициативах знаете.

Законодательство не было пересмотрено, в базовом русле осталось то законодательство, которое действовало последние 10-15 лет. За исключением одного элемента, который был изменен: мы провели Единый день голосования, когда избирали депутатов и в местные Советы, и в Верховный Совет одновременно.

Проблемы есть. То, о чем говорят на кухнях, еще вызывает некоторые вопросы. Проблема в том, что есть разные точки зрения, каким способом формировать представительные органы власти. Это касается избирательной системы – мажоритарная, смешанная, партийная. Идеальной формулы нет. Везде есть плюсы и минусы. На мой взгляд, смешанная система была бы компромиссной. Но это решение все же находится в поле зрения законодателей, это их компетенция. Решение принято. Президент, Правительство могут инициировать, но окончательное принятие решения – за законодателями.

Чего бы мне хотелось? Чтобы все же не только была доступность СМИ, прозрачность предвыборных процедур, но и чтобы завершающие этапы тоже были прозрачными. Основные противоречия, которые обсуждались в СМИ, – нагнетались страсти: «Завтра – революция, послезавтра – переворот, еще послезавтра – майдан, еще послезавтра у нас тут поедут что-то штурмовать танки». Это фон несовершенства, в том числе избирательного законодательства. Поэтому такие причины нужно в законодательных актах выравнивать, устранять, придавать больше гласности, прозрачности и тем самым снимать любые вопросы, развеивать сомнения.

Избирательная кампания не должна создавать сомнения, а развеивать их. Позиция Президента была сразу озвучена: есть сомнения, допустим, по прозрачности процедур с учетом того, что уже признаны, понятны результаты, определенная часть населения, например, в округе № 15, сомневается… Мы живем в демократическом обществе, предоставили возможности проведения прозрачной предвыборной кампании, был допуск СМИ, возможность приглашать разных наблюдателей.  Хотите демократичности, используйте эти подходы на всех стадиях, в том числе на стадии результата.  Условно говоря, достаньте списки, достаньте бюллетени комиссионно, всем ЦИКом, всеми наблюдателями под видеокамерами, проверьте эти списки и тем самым покажите, что те, кто этого требовал, были неправы –  они угомонятся. А если мы этот элемент упускаем, то мы создаем такой фон, что вроде бы что-то есть, а может, реально и ничего нет. В законодательстве должны быть такие нормы, что неважно: прошли выборы –  есть процедура обжалования. Но для общественного самосознания важна справедливость, чтобы не чувствовать себя обманутым. Для этого ничего не нужно изобретать. Можно снимать вопросы, не создавать причины для накопления негативного потенциала в обществе. Есть вопросы? Утвердили всех, собрали комиссионно, посмотрели, разобрали, подкорректировали отправные точки. Но этого же не происходит.

Задача законодательства состоит в том, чтобы не создавать причины для сомнений в правдивости тех или иных результатов, если касается избирательного законодательства. Не надо ставить под сомнение работу избирательных комиссий, агитаторов, доверенных лиц, кандидатов. Тут вопрос только в прозрачности ответов на вопросы, которые есть у той или иной группы граждан.

Вы верно отметили, что по результатам выборов сформирован Верховный Совет. Но есть же значительная часть общества, которая проголосовала за других кандидатов,  не набравших  достаточного количества голосов. Голосов избирателей, которые проголосовали за других кандидатов и «против всех», больше, чем отданных за тех, кто прошли в законодательный орган. И не замечать этого – значит создавать дополнительные поводы, сомнения. А нам этого в государстве не нужно.

Уверен, что нет другого пути, как все стадии предвыборного, выборного и послевыборного периодов сделать прозрачными для общественности, соответствующих органов и устранять тем самым поводы и основания для всякого рода сплетен, слухов, домыслов и так далее. И это нужно будет делать, предпринимать для этого дополнительные совместные усилия.

 

Газета «Семья»: Я задам Вам вопрос, который, наверное, боятся задать все, кто здесь присутствует. В 2016 году у нас будут выборы Президента. От фирмы «Шериф» будет баллотироваться Красносельский Вадим Николаевич. Вопрос: будете ли Вы баллотироваться в Президенты в следующем году?

И второй вопрос. Вы сейчас сказали о недовольных или несогласных. Я  являюсь одним из представителей этих несогласных. А со списками сейчас происходит таким образом: сегодня нам отказали уже и во второй инстанции. А следователь, который возбудил и ведет уголовное дело, сказал  таким образом: «Я дал запрос в ЦИК. ЦИК заболел. ЦИКа нет. Все болеют. Ответов пока на то, чтобы предоставить списки, нет». Сможете ли Вы в случае, если мы не через суды, не через следственные органы, посодействовать в восстановлении справедливости  и действительно обнародовать эти списки, чтобы вся общественность их увидела?

Евгений Шевчук: Я не хочу, чтобы Президента втягивали в вопросы, которые не находятся в его компетенции, с одной стороны. С другой стороны, я уже говорил о своей позиции: все должно быть в правовом поле. И думаю, что кроме правового поля у всех должностных лиц – и правоохранительных органов, и Центральной избирательной комиссии – должна быть политическая мудрость, направленная на то, чтобы развеять все сомнения. Ничего зазорного не вижу в том, чтобы перепроверить что-то, посмотреть и так далее. На мой взгляд, такие правовые возможности есть. К позиции судов, правоохранительных органов надо относиться с уважением. Они наделены соответствующей компетенцией, полномочиями. Их решения являются законными, если они были приняты в рамках их компетенции.

Хочу напомнить, что в рамках предвыборной кампании вбрасывались тезисы о том, что власть будет использовать суды, что сейчас что-то там заблокирует, что-то там еще сделает. Причем высказывались так некоторые действующие тогда депутаты Верховного Совета, то есть сами представители власти. Однако время показало совсем обратное. Ситуация была стабильной. Были определенные процедуры, какие-то иски.  Как-то решалось. Кого-то устаивает – кого-то не устраивает, но эти решения уже на сегодняшний день приняты. Это уже история.

Что касается будущих кандидатов в президенты. Вы с такой уверенностью говорите, что у меня возникло некое основание полагать, что  Вам уже позвонили, предупредили, кто будет кандидатом. Но если серьезно, у действующего Президента ПМР еще один год конституционных полномочий по исполнению своих профессиональных обязанностей. Я их намерен и буду исполнять.

Что касается состязательности на выборах. Мое отношение к состязательности было продемонстрировано и в канун предвыборной кампании, и в ходе выборов в Верховный Совет, и в депутатский корпус путем того, что мы обеспечивали возможности разным кандидатам. Это хорошо, когда у людей есть возможность выбора, и люди выбирают между кандидатами, между возможными программами и так далее. Ничего в этом предосудительного не вижу.

Что касается моего решения по выдвижению в декабре следующего года. Когда подойдет это время, я об этом решении проинформирую общественность и, безусловно, СМИ. А сейчас нас ждет, и меня, в том числе,  вместе с вами, кропотливый 2016 год. Усилия будут направлены на то, чтобы Приднестровское государство и дальше развивалось во всех направлениях, в том числе демократизации и упорядочения электоральных, выборных процедур, устранения тех вопросов, которые на сегодняшний день есть.

 

Первый Приднестровский телеканал (ПГТРК):  Евгений Васильевич, скажите, пожалуйста, откуда у государства взялись деньги для погашения долгов перед пенсионерами? Потому что назывались разные варианты: финансовая «подушка», внешние заимствования и другие. Так все-таки, что было на самом деле?

И по долгам перед бюджетниками. Они заложены на следующий год. При этом мы знаем, что есть дефицитный бюджет. Где государство будет искать деньги?

Евгений Шевчук: Первое, что хотелось бы сказать, – это концептуальный момент. Все налоговые поступления 2015 года шли сразу на погашение зарплат и пенсий. Напомню, по Пенсионному фонду по состоянию примерно на середину декабря мы получили налогов в сумме 1 миллиард 100 миллионов, а выплатили пенсий на сумму 1 миллиард 700 миллионов. Разница почти 600 миллионов. То есть мы выплатили больше, чем собрали налогов. Если по состоянию на 1 декабря в целом по республике мы собрали налогов в размере 2 миллиардов 300 миллионов, то 3 миллиарда ушло на зарплаты и пенсии. А ведь есть и другие расходы. Понятно, что в этих диспропорциях, если мы что-то платим, то, значит, мы привлекаем дополнительные средства для реализации этих целей.

Напомню, наши граждане с лета этого года ежегодно получают определенные информационные документы, сообщающие, сколько налогов собирается в том или ином районе и сколько расходов проводится. У нас в республике такого никогда раньше не было. Когда говорят, что что-то непонятно или непрозрачно, то это больше или от незнания, или от непрофессионализма, или от определенной злонамеренности по дискредитации органов государственной власти. Поскольку тот, кто интересуется, даже в тех сведениях, которые приходят в маленькой справочке, может увидеть, что все очевидно. Республика периодически прибегает к внешним заимствованиям, чтобы обеспечить выплаты зарплат и пенсий.

Каков был источник сейчас? Я всегда говорил, что появится первая возможность – и мы погасим пенсии. На сегодняшний момент хочу констатировать, что вопрос с пенсиями практически закрыт по республике. Есть, конечно, небольшое количество людей, которые еще не оформили документы, не обратились, кто-то на выезде, кто-то не услышал, кто-то не знал и так далее. Но практически мы на  вчерашнее число выплатили 95 процентов задолженности по пенсиям нашим уважаемым пенсионерам. А это колоссальные суммы. Это суммы из источников заимствования.

Повторюсь: мы ожидали более негативного сценария с 1 января в режиме торговли с Европейским союзом. Поэтому был выбор: или мы все внешние заимствования будем тратить в 2015 году, или мы накопим некоторые ресурсы, чтобы в первом квартале 2016 года, в случае развития негативного сценария, не оказались «на бобах». Когда прояснилась ситуация, мною было дано поручение Правительству привлечь внешние заимствования для того, чтобы снять часть проблем с задолженностью в 2015 году.

Я еще раз обращаю ваше внимание. Найдите хоть одну страну в СНГ, которая сохранила уровень покупательной способности по пенсиям в 2015 году. С точки зрения цены даже на мясо, на сыр цены на 15-20 процентов упали в силу объективных обстоятельств и внутренних условий. Тарифы были снижены на 7%, но, вместе с тем, в долларовом выражении люди ничего не потеряли. Выплаты были проведены в конце года. Но, вместе с тем, возвращаясь к тому, с чего мы начинали, хочу напомнить, что у нас было в марте 2015 года. У нас не было таких возможностей и таких условий. И нужно было принять ряд решений с учетом очень многих факторов, о которых впоследствии мы более детально проинформируем, когда придет время. И хочу сказать, что в тех условиях это было оптимальным решением, которое позволяло решить целый ряд задач, начиная от инвестиционных ресурсов до обороноспособности, заканчивая удержанием доходов наших граждан.   Эту ситуацию раскачивали и использовали в политических целях, но это особенности предвыборного периода, особенности характера, менталитета, культуры и так далее. Но с точки зрения государственных решений, стабильности в государстве, решения были верными. И мы имеем на сегодняшний день – кто бы что ни говорил – реальный результат. Некоторые пытаются заострить внимание на том, что в России, Молдавии, на Украине, в Азербайджане, в Европе… Мы тут суверенное государство и «вынь да положь». Но в условиях открытой экономики, открытого мира все настолько тесно взаимосвязано и переплетено, что проблемы в первую очередь в экономике стран-соседей бьют непосредственно по соседям. И нам есть с чем сравнивать.

И хочу сказать: есть с чем встречать праздник Дня Конституции и Новый год. Потому что, несмотря на все эти сложности, мы решили три основные задачи: удержали мир в республике – не только мы, но и наши партнеры этому оказали содействие,  мы для этого тоже постарались, мы не влезли ни в какие конфликты, не пошли по пути провокации, когда нас провоцировали; мы удержали курс национальной валюты и доходы наших граждан, хотя есть проблемы с падением деловой активности и у малого, среднего бизнеса с учетом того, что на рынках цены скачут, и так далее. Вместе с тем, по социально незащищенным слоям населения провели и завершили выплаты практически в полном объеме. Напомню, что социальные пособия выплачивались в размере  100%. Есть оставшиеся проблемы – это сформированная задолженность по заработной плате бюджетникам. Это примерно 300 миллионов рублей. Действительно задолженность  заложена в проекте бюджета на 2016 год. Перед Правительством и Верховным Советом уже поставлена задача найти источники для ее погашения. Государственные обязательства нужно выполнять. Я как Президент тоже заинтересован в том, чтобы мы выполнили государственные обязательства перед данной категорией наших граждан. Поэтому хочу поблагодарить в первую очередь за терпение и понимание приднестровцев. Позитивных и конструктивных граждан большинство, и именно эта поддержка и понимание в сложных условиях создали возможности для принятия гибких, лавирующих решений, позволяющих нашему приднестровскому кораблю не нарваться на какой-нибудь серьезный айсберг и не получить где-то брешь. Надеюсь, что соответствующая задача по бюджетникам в 2016 году будет решена.

Многие уже не помнят – бюджет-то принят трехлетний. Основные контуры бюджета утверждены еще прошлым составом парламента, поэтому там есть определенный диссонанс между основными показателями, которые прогнозировались тогда и есть сегодня (я имею в виду уровень прогноза инфляции, девальвации и т.д.).  И я уверен, что в парламенте Правительством будет развернута конструктивная предметная дискуссия по вопросу обеспеченности бюджета 2016 года. Здесь не надо перекладывать ответственность на конкретный орган власти, это солидарная ответственность обеих ветвей власти – найти форму решения данных проблем. То, что их будет решить сложно, – уже очевидно. То, что самые крупные налогоплательщики Приднестровья дали негативные прогнозы на 2016 год при формировании бюджета – тоже очевидно. И задачи более сложные. С другой стороны, это не является основанием для того, чтобы не предпринимать никаких дополнительных усилий. Мне как Президенту, конечно, хотелось бы, чтобы задолженность как можно скорее была погашена. Но кроме желания, нужно обладать соответствующими ресурсами.

 

Газета «Приднестровье»: Мы сегодня вспоминали всех – и «друзей», и недобросовестных партнеров, и, по-моему, забыли только вспомнить нашего постоянного на протяжении всей истории Приднестровской Молдавской Республики партнера, гаранта и друга – Российскую Федерацию. Помощь России невозможно переоценить на протяжении всей истории. Будем ли мы, если можно так сказать, дружить дальше, сможет ли нам помочь Россия в той или иной степени? В какой форме это будет выражаться?

Евгений Шевчук: Спасибо за вопрос. Действительно, нужно поблагодарить всех представителей Российской Федерации, которые на протяжении многих лет создают условия для содействия, формирования среды обитания как для граждан Российской Федерации, проживающих в Приднестровье, так и всех приднестровцев. Проекты, которые реализуются в сферах здравоохранения и образования, в большей части были профинансированы Российской Федерацией. Это не секрет, что Россия нас поддерживает в направлении создания условий, при которых мы можем себе позволить более низкие тарифы на энергоносители для граждан. Это неоценимый вклад.

Российская Федерация как гарант выполняет свои обязательства в рамках соглашений, которые были подписаны в ходе урегулирования. В ходе встреч с гражданами (а вы знаете, что я объезжал республику, встречался во всех районах), аккумулировал также позицию наших приднестровских граждан в отношении России. Это, в первую очередь, благодарность, надежда на то, что Россия нас не бросит, будет оказывать содействие, чтобы здесь был мир.

Второе. Есть понимание, и у нас оно должно быть, что из-за глобальных проблем и в Российской Федерации тоже есть проблемы. И курс рубля показательный, и цены, останавливаются определенные предприятия, санкции там. Не буду подробно на этом останавливаться. Полностью перекладывать проблемы приднестровской экономики, всего Приднестровья на плечи одного из гарантов — это просто-напросто неправильно. Конечно, мы обращаемся за помощью, нам ее оказывают. Но мы тоже должны все больше и больше думать о том, как самим оказывать себе помощь и поддержку. Чем мы будем активнее, тем больше у нас будет возможностей себя обеспечить и получить помощь для реализации каких-либо проектов, направленных на повышение самообеспечения. Это как в басне о лягушке: чтобы выжить, она должна была очень активно действовать.

Конечно, есть такие ожидания в некоторых случаях. Ожидания не должны быть чрезмерными, потребительского характера.  Это неправильное отношение. Это все же отношения между партнерами, между гарантом и Приднестровьем как участником переговорного формата, в котором ПМР является стороной конфликта. Россия предпринимает серьезные усилия для того, чтобы урегулировать, и не только с точки зрения миротворческой, но и с точки зрения поддержания социально-экономической среды.

Я уже раскрыл карты. Возможно, мы в первом квартале будем обладать  дополнительными инструментами стимулирования наших производителей для экспорта в Российскую Федерацию. По крайней мере, мы уже подошли к окончательному решению. Надеюсь, что в январе закрепим все элементы. Нас помнят, знают о наших проблемах, оказывают содействие, ждут от нас конкретных решений, которые бы действительно могли создавать условия, чтобы эти проблемы решались и внутри. Конечно, с учетом внешних импульсов, но чтобы они решались.

Хочу напомнить, по каким основным направлениям Россия оказывает помощь. Это доплата пенсионерам, которая производится с 2008 года, это детсады, школы, здравоохранение и так далее. То есть это гуманитарная составляющая, которая демонстрирует то, что Россия как гарант создает условия или стремится создать условия, чтобы приднестровцы, вне зависимости от их гражданства, жили у себя на Родине. Первый построенный  в Тирасполе детский сад был молдавским! Это гуманистический подход, он очевиден. Здесь не строятся тюрьмы, ядерные объекты…

Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить всех граждан Российской Федерации, Россию, всех  тех, кто обеспокоен судьбами российских граждан, проживающих в Приднестровье, соотечественников и оказывает серьезную поддержку в условиях, когда в самой России  значительные проблемы, не меньше, чем, поверьте мне, в Приднестровье. Осознание этого приднестровцами должно быть положено в основу выработки более эффективных решений, реагирующих на складывающуюся внешнюю обстановку.

В завершение  хотел бы поблагодарить, в первую очередь приднестровцев, имеющих разное гражданство, – и российское, и украинское, и молдавское. Всех их объединяет идея приднестровской государственности, объединяет приднестровское гражданство, единые и общие  цели мира, благополучия, развития.

Хотел бы поздравить еще раз с Днем Конституции, заверить, что основное стремление Президента, органов государственной власти в рамках своей компетенции направлено на развитие приднестровской государственности как основного механизма защиты прав и интересов приднестровских граждан, экономических субъектов. Хотел бы поздравить с этим днем и сказать, что кроме проблем у нас есть очевидные успехи, этому тоже нужно радоваться и гордиться, помнить, что они есть. И эти успехи достигнуты трудом наших граждан, усилиями наших экономических субъектов, органов государственной власти.

Нужно отметить, что преобразился облик наших городов. Понятно, что проблемы есть, но города стали чище, красивее, опрятнее. Такие тенденции наметились, и они позитивные. Нужно приумножать позитив, негатив оставлять в прошлом,  с позитивом идти в будущее. Поэтому выражаю надежду, что в следующую годовщину Дня Конституции нам тоже будет что сказать о наших успехах в тех или иных отраслях. А это будет демонстрировать то, что приднестровская государственность создает условия для развития каждого гражданина и Приднестровского государства в целом.

Желаю всем нам мира, добра, благополучия. Нужно помнить, что основа побед все же находится в нас, в нашем сердце, в нашем духе, в нашей воле, в наших взглядах. И эта основа укрепляет в вере в то, что мы будем так же эффективно справляться с проблемами и в ближайшем будущем. Отдельную благодарность хочу выразить представителям всего журналистского сообщества и государственным СМИ, коммерческим СМИ,  СМИ, которые прибыли из Молдовы. Ваша работа важна, она демонстрирует и ваш профессионализм, и политические взгляды тех или иных экономических или политических кругов. По крайней мере, это создает условия, чтобы думающие люди могли выбирать из всего массива информации тот конструктив, который является фундаментом для последующего развития.

Благодарю вас за работу, за сегодняшнее участие в этой небольшой пресс-конференции, за терпение, спасибо за то, что проявляете  инициативу для того, чтобы прояснить те или иные важные аспекты для наших граждан. И при вашей помощи наши граждане получают достоверную информацию официальных органов.

Хотелось бы пожелать, чтобы вами больше использовалось достоверной, проверенной информации, чтобы меньше было наносного, меньше слухов привносилось уже в ранг реального события. Поэтому орган государственной власти будет нацелен на то, чтобы давать в случае необходимости соответствующие разъяснения, для того чтобы была ясность в тех или иных вопросах, для того чтобы мы не вводили в заблуждение широкие слои общественности из-за отсутствия или определенного вакуума информации. Такого вакуума не будет, и в этом направлении пресс-служба Президента намерена действовать более активно в 2016 году, как и сам Президент.

 

Спасибо вам огромное и до новых встреч!