Деды морозы всех стран – дедморозьте

Говорят, иной шепот воспринимается отчетливей крика. Так бывает в театре, так бывает, когда кто-то кому-то хочет рассказать самый что ни на есть секретный секрет. Вот и в день проведения столичного парада Дедов Морозов, когда где-то в толпе раздался осторожный детский вопрос: «Папа, а Дед Мороз настоящий?», все это расслышали и насторожились. Оркестр перестал играть. Ослик в красном колпаке, на котором катали детей, стал переминаться с ноги на ногу. Какой-то случайно затесавшийся в толпу человек с ватной бородой опешил. Всем стало неловко. Слава Богу, ведущая праздника вовремя оценила щекотливость ситуации, и потому уверенно через репродуктор объявила: «Настоящие только те, которые участвуют в параде!». Люди на площади выдохнули. Оркестр заиграл. До прибытия участников шествия оставались считанные минуты…

 

IMG_5790И вот свершилось. На серебристых, покрытых инеем санях, во главе колонны других фантастических, сказочных, просто нереальных появился он… Всем Дедам Дед. Ну, хорошо-хорошо, не на санях, а в белом лимузине, по бедности и ввиду полнейшего отсутствия снега. Но главное – со Снегурочкой. «Вы готовы, дети? Да, капитан! Я не слышу! Да, капитан!».

Столичная площадь моментально преобразилась. Радостное оживление грозило перейти во всеобщую эйфорию. И было от чего потерять голову: сотни лучших Дедов Морозов планеты собрались в городе на Днестре. Ибо сегодня им надлежало не только самим стать главным украшением праздника, но и – что вдвойне важно! – зажечь елку.

Последнего собравшиеся ждали с нетерпением, испытывая, однако, некоторые сомнения и тревогу. Увы, недавний конфуз, вызванный детским вопросом об аутентичности Деда Мороза, давал о себе знать. А что если, и правда, Дед Мороз не настоящий? Что если… О, нет! Об этом даже не хотелось думать.

Стемнело. Уже и фонари на площади зажглись, а силуэт елки, словно омраченный раздумьями на ту же тему, оставался темным, как никогда. Чернее пасмурного неба. А что если…

Сомнения мог разрешить лишь момент истины. И, наконец, он настал. Военные его ещё называют «время Ч». Задача непростая: зажечь елку. Ведущая, вполне понимая меру ответственности, естественно, призывает помочь главному волшебнику: «Давайте, все вместе, с дедушкой, дружно: елочка, зажгись!». Не зажигается. С родителями, дружно: «Елочка, зажгись!». Опять не получается, ну что ты будешь делать! Кто ещё из присутствующих остается безучастным? Ага, милиционеры не хотят подключаться, только за порядком следят. Ещё раз, все вместе, с милицией: «Елочка…». И… елочка зажглась!

Переливы огней, песни и пляски под зажигательную музыку… Ничто не омрачает всеобщей радости. Все простодушно счастливы. И только пытливый ум чьего-то сынишки не унимается: «Пап, а пап, посмотри, как много Дедов Морозов. Ну, согласись, не может быть, чтобы все они были настоящими!». «Может сынок, может», – спешит успокоить его родитель, внутренне понимая, что  задачка на     сообразительность подкинута ему не из легких. И тут его осеняет. «Вот, гляди, – говорит он, – видишь, вон там, в толпе Спанч Боб в костюме Деда Мороза?». «Вижу», – говорит сын. «Так вот, – авторитетно заявляет отец, подняв указательный палец к небу, – этот Дед Мороз, и правда, не настоящий. Это просто Спанч Боб. А все остальные, да, настоящие».

Николай Феч.