Привоз на улице Соборной

Дореволюционные Бендеры. На снимке – городской рынок. Чуть поскромнее он был при румынах и некоторое время после Великой Отечественной войны.

 

привоз 1938 г уже с башнейЧасть Соборной (ныне Советской) улицы, от собора к крепости, в разговорах иногда называли Крепостной, но чаще – Привозом. На фотографии видно, сколько подвод стоят вдоль улицы. Привозили фрукты, овощи, зерно, фураж. Торговали больше оптом: ушатками, ящиками, мешками, а то и полностью всем возом. Маклеры, перекупщики, торговки изощрялись вовсю, чтобы сбить цену. Коммерсанты делали, как тогда говорили, свой «гешефт», то есть прибыль. Скупали у бедных царан для перепродажи, переработки или для отправки за границу фрукты, овощи, орехи. Выбирали товар только высшего качества. Продавали тут и домашний скот, и птицу. Между телегами сновали магазинные зазывалы, расхваливая товар своих хозяев. Всё это столпотворение, как живой организм, дышало, ворочалось, шумело и кричало.

А сколько магазинчиков, лавочек, мастерских и даже кузниц теснились в домиках по обеим сторонам улицы. Самые невероятные товары продавались в них. Покупатели в основном были приезжие. Местные отоваривались в центре. Городская интеллигенция избегала «наносить визиты» в этот район. Именно по этой причине мне мало что рассказали о Привозе. А ведь он практически не уступал одесскому, разве что там было больше контрабанды. Но и в Бендерах она была. Ведь люди этой «романтической» профессии были довольно оборотистыми. Знали, где и что можно продать. В магазинах под золотыми вывесками предлагались так называемые колониальные товары: экзотические фрукты, маслины из Греции, марсельское масло, кофе в зернах, фисташки в кожуре, китайский перец и французская горчица. «Только вчера с парохода!»

Был Привоз и источником различных слухов, которыми с удовольствием делились городские обыватели. Например, случай, когда в пекарню Павлоцкого пришла женщина с жалобой, что ей в булке попался таракан. Павлоцкий даже обиделся: «Мадам Рахман, как вы такое могли подумать?! Ассортимент у меня, конечно, большой, но чтобы тараканы! Это же просто изюм». И съел таракана. Кое-кто сегодня подвергает эту историю сомнению. Такое, мол, рассказывал Гиляровский о московской булочной. Но кто при румынах читал Гиляровского? Так рассказывали у нас тогда, почему же нам теперь этому не верить? Ведь в этих рассказах есть и имена, и место действия.

В верхней части снимка, рядом с водонапорной башней, силуэты двух мельниц. Принадлежали они в разное время разным владельцам. Чтобы легче было выживать, предприниматели часто объединялись в различные содружества, компании и ассоциации. Мельницами владели Александр Шенфельд, Гольденфельд и Бланк. Чаще они объединялись с маслобойками Михаила Диманта, Федора Маланко и Валовца, лесопилками Моисея Ласкина и того же Маланко, и даже со слесарными мастерскими Григория Шмальца и Григория Конштыка. Сходились, расходились, банкротились и продавали предприятия. В общем, тоже – большой базар…

 

В. КУЧЕРЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.