С новым годом! С новым счастьем!

 

Ну кто не любит Новый год?! Детей даже бессмысленно спрашивать, они его обожают. И не только из-за подарков под елкой, а из-за атмосферы волшебства и сказки. Есть, конечно, некоторые взрослые, которым он не по нраву из-за излишней суеты и помпезности: «Ну, подумаешь, Новый год! День как день». Но всё же большинство ждут этот праздник с нетерпением. И пусть мы уже давно не наивные мальчики и девочки, но именно в эту ночь продолжаем загадывать самые заветные желания, а главное, верим и надеемся, что они исполнятся.

А пока одни ворчат, сидя на диване, а другие, подобно спринтерам-олимпийцам, носятся по магазинам, предлагаю вспомнить, как жила советская страна в преддверии главного праздника года.

 

Раз, два, три, ну-ка, елочка, гори!

 

403480fd31
Сейчас каких только новогодних украшений не выставляют на полки магазинов! Любой размер, цвет, стиль, цена! Украшения для елки, украшения для интерьера, украшения для дверей входных, комнатных. Все, что захочешь. А елки! Елки-то какие! Стоит, красуется вся такая искусственная, а ведь не отличишь от настоящей! Не пахнет, говорите? Так есть елки с ароматизаторами. А есть и те, что пляшут, крутятся да песенки поют. А гирлянды какие! Во времена СССР мы бы о таких мечтали, если бы знали, что такие бывают. В советской стране искусственные елки массового производства появились примерно в 60-х годах. Выглядели они, надо сказать, очень ненатурально, иголки неестественные, ствол и того хуже, но что поделать – недостатки производства.

Живые елки продавались на елочных базарах, которые располагались на дворовых спортивных площадках. Бывало, что продавцы торговали просто уникальными деревцами – создавалось впечатление, что их специально выращивали без иголок и пышных веток. Но, тем не менее, и они пользовались большой популярностью среди населения.

Интерьер к Новому году украшать особо было нечем, поэтому приходилось постоянно что-то выдумывать. Вырезали разнообразные снежинки и вешали их на елку и окна. Схем создания снежинок было столько же, сколько и людей с ножницами. Вырезаешь кружок, складываешь в несколько раз, делаешь всякие вырезы и надрезы, разворачиваешь и – вуаля! – неповторимая снежинка готова! Помнится, однажды под Новый год, вырезав солидное количество снежинок, решила придать комнате, а именно окнам, которые мама тщательно подготовила к празднику, новогоднее настроение. На радость маме (ну, по крайней мере, я искренне в это верила, мол, придет она с работы, а тут красота-то такая) с большим усердием все снежинки приклеила к стеклу клеем. Ох уж и влетело мне тогда – не один час потом пришлось отдирать новогодний атрибут с окна.

 

Кружится снежинок хоровод

 

Уже с середины декабря советские родители были озадачены поиском или пошивом новогодних костюмов для утренников. Купить их в магазинах или взять напрокат, как сейчас, было из разряда фантастики. Может, кому-то это и удавалось, но, в основном, советские мамы шили или мастерили их самостоятельно. В ход шли простыни, марля, вата, новогодняя мишура, битые елочные игрушки, открытки и, конечно, фантазия.

Девочки, как правило, «щеголяли» в костюме Снежинки из накрахмаленной медицинской марли, обшитой мишурой, мальчики – в костюме Зайки или Мишки. Костюм ушастого часто шили из белого ситца и декорировали белым мехом от старой шубки. Мишку делали почти так же. В изобилии, кстати, были всевозможные маски животных, а вот карнавальные головные уборы (шапочки, колпаки и т.п.) приходилось делать самим. Картина с советскими новогодними костюмами оставалась стабильной на протяжении 60-80-х годов. Конечно, бывали и исключения в виде белых мишек, Петрушек, Снегурочек и даже космонавтов. В некий знаменитый период мелькала и кукуруза, но в основном, дошкольные учреждения рекомендовали родителям одевать на детский праздник костюмы Зайчиков и Снежинок. Ну, наверное, традиция такая. Ведь трудно себе представить более безвредного в идеологическом плане персонажа, чем Зайчик, а что уж говорить о Снежинке.

Кроме утренников в саду и школе, проводились так называемые «елки» в Домах культуры и клубах. Дети с удовольствием ходили на них, чтобы похороводить, поучаствовать в конкурсах, продемонстрировать свой креативный карнавальный костюм и получить подарок. Было весело! Было радостно! Было празднично! Хлопали хлопушками, из которых вылетали конфетти, ленты серпантина, бумажные маски обезьянок и мишек на жгутиках и т.п. Очень популярны были бенгальские огни. Их брали с собой буквально на все праздники. А что касается петард и фейерверков… Ну не знали мы, что это такое, – нам и без них было хорошо!

О том, как это было:

Елена Сергеевна: «Вспомнился мой новогодний костюм Снегурочки – кафтанчик, сшитый из белой простыни, покрашенной зеленкой и отороченный ватой, заправленной в марлю, на всем этом великолепии было нашито много блесток – серебристых и лиловых. Белые колготочки и сшитые из кожзама красные сапожки. А на голове – корона из открыток и мишуры, которую папа сделал похожей на корону Снежной королевы. В руках – волшебная палочка, обклеенная мишурой и дождиком».

Ольга: «Однажды мне выпала роль Хлопушки. Я расстроилась, потому что вместо короны в этом случае мою прическу должен был скрывать какой-то колпак. Но мама сказала, что я буду отличаться от остальных, и это хорошо – нечего быть как все. Я грустно согласилась, но все равно колпак из гофрированной бумаги мне не нравился. Зато платье! Шилось оно из какого-то белого материала, похожего на марлю. Готовое платье мама сильно накрахмалила и подкрасила синькой. Когда наряд был выглажен, на него нашивались звезды из фольги и дождик по краю юбок. Платье было почти стоячим, блестело, хрустело и пахло сказкой. На ногах – белые гольфы и чешки, тоже обшитые дождиком. Я была почти как утренний снег».

Сергей: «Запомнилась именно та атмосфера. В день утренника все было как-то необычно, по-волшебному. Начиналось праздничное мероприятие обычно часов в 11 утра. В присутствии родителей, Деда Мороза и Снегурки дети рассказывали стихи. Я так волновался в этот момент, поэтому всегда забывал слова. А в памяти остался запах настоящей хвои, сказочная, огромная, под потолок елка, Дед Мороз и Снегурочка, Баба Яга, а ещё в руках подарок, который пах целлюлозой и шоколадными конфетами».

Вера Вячеславовна: «Елочкой в школе была. Из картона сделали конусы, обшили зеленой марлей, нашили настоящие еловые веточки, пришили настоящие игрушки. Конусовидный колпак был украшен звездой. На такой елочной девочке еще гирлянда с лампочками была. Работала от батареек. Я рычажок сдвигала, гирлянда зажигалась. И танцевала я, сияя огоньками разноцветными».

 

 

Что за Новый год без подарков?!

 

Сейчас проблема – выбрать из необыкновенного многообразия, а тогда было проблемой выбрать из ничего. Часто дарили советские духи, которых в магазинах было в избытке. Мужчинам – одеколоны. Еще один новогодний подарок, о котором мечтал не один советский мужчина, – электробритва «Харьков» с плавающими лезвиями (точно такую же подарила Надя Ипполиту в фильме «С легким паром!»).

Идя в гости, несли с собой деликатесы, какие удавалось достать: банки с консервированными экзотическими фруктами, черную или красную икру, дорогие конфеты, шампанское. Детские подарки, которые приносили родители с работы (профком стабильно обеспечивал ими – по одному на каждое чадо до 14 лет), были в принципе неплохими, но некоторые его компоненты удивили бы современных детей. Например, яблоки в новогоднем вкусном подарке – это, согласитесь, совсем не актуально в наши дни. То же относится и к грецким орехам в скорлупе и дешевым карамелькам. А тогда это было в радость!

 

 

Угощайтесь, салат революционный

 

Мало кто знает, что у традиционного и любимого тысячами людей салата «Сельдь под шубой» есть политический подтекст. Придумали это блюдо в далеком 1918 году, который, как известно, был для России переломным. Так вот, трактиры еще с середины XIX века были излюбленным местом отдыха горожан. Здесь пили, ругались, общались и всеми способами доискивались правды. Нередко посетители били посуду, затевали драки, обвиняли друг друга в вынашивании революционных идей и нестройным хором пели «Интернационал». Однажды Анастас Богомилов, московский купец, хозяин нескольких весьма посещаемых закусочных, решил, что надо утихомирить посетителей и сделать атмосферу в его заведениях более спокойной. Один из сотрудников Анастаса повар Аристарх Прокопцев решил, что проще всего утихомирить бунтарей, если насытить их желудок. Но не просто так, а со скрытым подтекстом.

По легенде, именно Прокопцеву пришла идея создания блюда «Селедка под шубой». Сельдь являлась символом пролетариата (широко распространенный, доступный и популярный в народе продукт), овощи (картофель, лук и морковь) олицетворяли крестьянство, а свекла представляла красное революционное знамя. Популярный французский холодный соус «майонез» являлся связующим звеном. Почему был выбран именно он, точно неизвестно. Но, по одной из версий, это был знак уважения к тем, кто совершил Великую французскую буржуазную революцию, по другой – напоминание об Антанте. Почему же шуба? ШУБА – это аббревиатура, которая расшифровывалась так: «Шовинизму и Упадку – Бойкот и Анафема».

Посетители трактиров быстро оценили революционный салат. Во-первых, он был вкусным. Во-вторых, недорогим. А в-третьих, являлся прекрасной закуской для крепких спиртных напитков. Из-за большого количества майонеза люди меньше пьянели, а значит было меньше драк. Впервые в меню трактиров Богомилова салат появился перед Новым 1919 годом. Может быть, поэтому «Сельдь под шубой» и стала традиционным блюдом для новогоднего стола.

 

– Товарищи! Есть установка весело встретить Новый год!

 

0_a360d_ef8066fc_XLКинолента, без которой трудно представить новогодний эфир, – яркая и звонкая комедия «Карнавальная ночь», ставшая едва ли не первым фильмом, пробившим брешь в насквозь идеологизированном кино, которое советская власть воспринимала как важнейший элемент воспитания нового человека. Директор киностудии «Мосфильм», товарищ Пырьев, поручил снять новогоднюю музыкальную комедию молодому режиссеру документального кино Эльдару Рязанову, который изначально напрочь отказался это делать. Но, не сумев устоять под натиском авторитетного начальника, Рязанов принялся превращать изначально кондовый замысел новогоднего киносалата в живое и искреннее кино про борьбу с системой. Систему, разумеется, олицетворял товарищ Огурцов, всюду видевший крамолу и пытающийся затоптать все ростки живого.

Кандидаток на главную роль в «Карнавальной ночи» было предостаточно. Кандидатура студентки второго курса ВГИКа Гурченко поначалу была отклонена как съемочной группой, так и худсоветом. А вот почему: снимать картину поручили молодому оператору-дебютанту, и он снял актрису так, что ее невозможно было узнать, – на экране она смотрелась ужасно. Да и к тому же режиссеру не нравились её излишние кокетство и манерность. В результате взяли другую девушку, из самодеятельности. Но на Гурченко настаивал директор студии Иван Пырьев. Уж очень она ему приглянулась на кинопробах. Он попросил, чтобы её переснял опытный оператор: «Поработай над портретом — и будет человек». Так Людмила Гурченко попала в «Карнавальную ночь», после выхода на экран которой стала эталоном девушки СССР. Талия – 48 сантиметров, лёгкая химическая завивка. А о меховом атрибуте – муфте – тогда мечтала каждая советская модница. Ещё сразу же после появления комедии в моду вошли капроновые блузки, как у главной героини.

Сергей Филиппов, сыгравший в фильме подвыпившего лектора общества «Знание», несколько раз приходил на съемочную площадку нетрезвым. И, как это обычно бывает, роль пьяного в таком состоянии ему никак не давалась. Не выдержав, Рязанов просто выгнал Филиппова со съемочной площадки. А через два дня актер пришел на съемки абсолютно трезвый и блестяще сыграл лектора, считающего звездочки и танцующего лезгинку. Интересно, что реплики «Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе — это науке неизвестно, наука пока еще не в курсе дела» в тексте сценария не было, это импровизация Сергея Филиппова, которая понравилась режиссеру и вошла в фильм.

Стоит упомянуть, что съемки шли невероятно тяжело. За Рязановым следили со всех сторон настороженные глаза. Ситуация с картиной сложилась непростая. Много сцен приходилось переснимать. Возникли перерасход сметы и отставание от сроков. Среди членов художественного совета не обнаружилось никого, кто в своей жизни поставил хотя бы одну комедию. Они были единодушны в оценке: снятый и подмонтированный материал сочли серым, скучным и бездарным. В частности, Сергей Иосифович Юткевич печально констатировал, что положение с фильмом — безнадежное: ведь половина уже отснята, а оставшиеся деньги на исходе. Вывод художественного совета оказался таков: единственное, что остается, — закончить скорее съемки и забыть об этом фильме как о кошмарном сне. Позже в газете «Советская культура» появилась заметка одного из редакторов кинокомитета К. Парамоновой. В частности, в статье сообщалось, что на «Мосфильме» по отвратительному сценарию молодой режиссер снимает очередную пошлую комедию. А вышло все наоборот. «Карнавальная ночь» побила все рекорды популярности и продолжает пользоваться огромной любовью у зрителей и по сей день. Премьера фильма прошла за 3 дня до Нового года. Успех был ошеломительным. Чтобы попасть на сеанс, зрителям приходилось простаивать в очереди по нескольку часов.

Кстати, по результатам опроса читателей журнала «Советский экран», «Карнавальная ночь» была признана лучшим фильмом 1957 года, а в 1958 году на Всесоюзном кинофестивале в Москве была удостоена первой премии.

 

 

Пусть подхватят в этот вечер там и тут эту песенку мою про пять минут…

 

Пять минут

слова В. Лившица,

музыка А. Лепина

 

Я вам песенку спою про пять

минут,

Эту песенку мою пускай

поют,

Пусть летит она по свету,

Я дарю вам песню эту,

Эту песенку про пять минут.

 

Припев:

Пять минут, пять минут,

Бой часов раздастся вскоре!

Пять минут, пять минут,

Помиритесь все, кто в ссоре!

 

Пять минут, пять минут –

Разобраться если строго,

Даже в эти пять минут

Можно сделать очень

много!

 

Пять минут, пять минут,

Бой часов раздастся вскоре,

Помиритесь те, кто в ссоре.

 

На часах у нас двенадцать

без пяти.

Новый год уже, наверное,

в пути.

К нам он мчится полным

ходом,

Скоро скажем: «С Новым

годом!».

На часах двенадцать без пяти.

 

Припев:

Новый год – он не ждет,

Он у самого порога.

Пять минут пробегут –

Их осталось так немного.

 

Милый друг, поспеши,

Зря терять минут не надо,

Что не сказано – скажи,

Не откладывая на год.

 

Милый друг, поспеши,

Что не сказано – скажи,

Не откладывая на год.

 

В пять минут решают

люди иногда

Не жениться ни за что

и никогда,

Но бывает, что минута

Все меняет очень круто,

Все меняет раз и навсегда.

 

Припев:

Новый год недалек,

Пожелать хочу вам счастья.

Вот сидит паренек,

Без пяти минут он мастер.

 

Без пяти? Без пяти.

Но ведь пять минут немного,

Он на правильном пути,

Хороша его дорога.

 

Пять минут – так немного,

Он на правильном пути,

Хороша его дорога.

 

Пусть подхватят в этот

вечер там и тут

Эту песенку мою про

пять минут,

Но, пока я песню пела,

пять минут уж пролетело.

Новый год!.. Часы двенадцать

бьют!..

 

Припев:

Новый год настает.

С Новым годом! С новым

счастьем!

Время мчит нас вперед –

Старый год уже не властен!

 

Пусть кругом все поет

И цветут в улыбках лица,

Ведь на то и Новый год,

Чтобы петь и веселиться.

 

Новый год настает!

С Новым годом! С новым

счастьем!

С Новым годом! С новым

счастьем!

 

 

 

Знаменитые фразы из кинофильма:

 

 

— Бабу-Ягу со стороны брать не будем — воспитаем в своём коллективе.

— Докладчик сделает доклад, коротенько так, минут на сорок…

— Я и сам шутить не люблю, и людям не дам.

— Лектор готов? — Готов лектор, давно готов. — Выпускайте.

— Но если мы возьмём в руки… телескоп и посмотрим на небо вооружённым глазом, то увидим две звёздочки, три звёздочки, четыре звёздочки… Лучше всего, конечно, пять звездочек!

 

 

Подготовила Ирина Круглова.