Кризисы имеют свойство не только начинаться, но и заканчиваться

Российский экономист Владислав Жуковский проанализировал «самочувствие» российской экономики в 2015 году и высказал свое видение ее будущего.

 

 

жуковскийНаступил новый год, и многие эксперты, политологи, экономисты делают прогнозы по поводу того, чего нам ждать от него – в политике, экономике, социальной сфере. К сожалению, аналитические прогнозы не отличаются оптимизмом. Вот и известный российский экономист Владислав Жуковский «обещает», что «нынешний год будет еще хуже», чем год ушедший. Его взгляд на будущее российской экономики жесток и даже мрачен, но мы посчитали возможным ознакомить с ним наших читателей, ибо все процессы, происходящие в российской, мировой экономике, отражаются и будут отражаться на экономике приднестровской. Поскольку мы, пусть маленькая, но частица «мировой структуры». И сделанные российским экономистом прогнозы (будем надеяться, что самые мрачные из них все-таки не сбудутся) позволят нам «принять меры» для минимизации последствий масштабного кризиса – ведь не зря говорят, что «предупрежден – значит, вооружен».

По мнению В. Жуковского, 2015 год был «годом деградации» российской экономики – период «ее распада» начался еще в 2011-2012 годах и в прошлом году достиг кульминации. Это самый серьезный кризис, который Россия переживает со времен гражданской войны. Но Жуковский «успокаивает» – это еще не «дно». По его мнению, российская экономика будет «падать» еще лет пять, если страна не предпримет кардинальных решений, если не слезет «с нефтегазовой трубы» и не станет развивать реальный сектор экономики. Пока же на-дежда на то, что нефть опять по­до­ро­жа­ет, практически иссякла.

Нынешний кризис Жуковский считает одним из самых опасных из всех когда-либо сотрясаемых Россию. «Его опасность состоит в том, что он как «мат­реш­ка», – говорит экономист, – мно­го­вол­но­вый, в котором пе­ре­се­ка­ют­ся сразу несколь­ко кри­зи­сов. С одной сто­ро­ны, это цик­ли­че­ский кри­зис, свя­зан­ный с тем, что ис­чер­пан по­тен­ци­ал ожив­ле­ния после кри­зи­са 2008-2009 годов. Плюс это кри­зис всей струк­ту­ры рос­сий­ской эко­но­ми­ки, ори­ен­ти­ро­ван­ной на про­еда­ние неф­те­дол­ла­ров».

Российская экономика уязвима, потому что колониально зависит от уже упомянутых углеводородов и нефтедоллара, от за­ру­беж­ных тех­но­ло­гий и им­пор­та. «С 2000 по 2015 год у нас им­порт вырос в фи­зи­че­ском вы­ра­же­нии в 6-6,5 раз, при этом внут­рен­нее про­мыш­лен­ное про­из­вод­ство уве­ли­чи­лось всего лишь на 90 про­цен­тов, эко­но­ми­ка – тоже на 90 про­цен­тов, а экс­порт и по­треб­ле­ние – в 3 раза. Мы стали го­раз­до боль­ше по­треб­лять, но про­из­во­дим по-преж­не­му мало, про­во­дим по­ли­ти­ку об­ме­на нефти на ме­ди­ка­мен­ты, про­до­воль­ствие, ма­ши­ны и во­об­ще кра­си­вый образ жизни. По­это­му при де­ше­вой нефти на­чи­на­ет­ся вы­прав­ле­ние дис­ба­лан­сов», – говорит Жуковский.

Его прогнозы относительно крепости российского рубля, стоимости барреля нефти, уровня жизни россиян тоже не отличаются оптимизмом. По его словам, рубль и дальше будет «легко падать» – до 100-115 рублей за доллар, цена барреля нефти может опуститься до отметки 25 долларов (к сожалению, Жуковский как «в воду глядит» – на этой неделе «бочку нефти» торговали уже по 29 долларов. – Прим. ред.). Жуковский, к слову, не считает, что нынешний обвал цен на нефть есть вопрос политический и итог сговора ведущих нефтедобывающих стран. По его мнению, нефть в диа­па­зоне 15-20 дол­ла­ров за бар­рель – это очень хо­ро­шая цена. С этими це­на­ми ми­ро­вая эко­но­ми­ка жила в 70-80-90-е годы, в на­ча­ле 2000-х. «На­уч­но-тех­ни­че­ский про­гресс идет впе­ред, се­бе­сто­и­мость, удель­ные из­держ­ки со­кра­ща­ют­ся, плюс ко всему нефть пе­ре­ста­ет быть стра­те­ги­че­ским ре­сур­сом, о чем го­во­рит сня­тие 40-лет­не­го эм­бар­го на про­да­жу из Аме­ри­ки и же­ла­ние Обамы рас­про­дать часть стра­те­ги­че­ских за­па­сов на рынке. Слан­це­вые тех­но­ло­гии поз­во­ля­ют до­бы­вать нефть из очень слож­но­из­вле­ка­е­мых ис­точ­ни­ков при по­сто­ян­ном сни­же­нии се­бе­сто­и­мо­сти до­бы­чи, за­кры­вая воз­мож­ные убыт­ки на­ло­го­вы­ми льго­та­ми».

В мире сей­час ко­лос­саль­ное пе­ре­про­из­вод­ство нефти: 1,5-2 мил­ли­о­на бар­ре­лей в сутки в по­след­ние 2 года. На­коп­ле­но из­бы­точ­ной нефти 700-750 мил­ли­о­нов бар­ре­лей – это ре­корд­ное пе­ре­про­из­вод­ство. Ми­ро­вые неф­те­тан­ке­ры за­пол­не­ны на 140-150 мил­ли­о­нов бар­ре­лей. Когда нефть еще упадет в цене, эти тан­ке­ры будут ее сли­вать и про­да­вать, по­то­му что став­ка была сде­ла­на на от­скок нефти, а этого не про­ис­хо­дит. Плюс ко всему ми­ро­вые за­па­сы нефти се­год­ня на мак­си­му­ме: 3 мил­ли­ар­да бар­ре­лей – ком­мер­че­ский запас, 1,5 мил­ли­ар­да бар­ре­лей – го­су­дар­ствен­ные за­па­сы. Столь­ко нефти ре­аль­но ни­ко­му не надо, по­то­му что за­кон­чил­ся 40-лет­ний цикл сни­же­ния про­цент­ных ста­вок в Аме­ри­ке, за­кон­чил­ся цикл де­ше­ве­ю­ще­го аме­ри­кан­ско­го дол­ла­ра, за­кон­чил­ся гло­баль­но-сы­рье­вой цикл, гло­баль­ный «бычий» цикл на сы­рье­вых рын­ках.

Эпоха опе­ре­жа­ю­ще­го роста и раз­ви­тия стран с пе­ре­ход­ной раз­ви­ва­ю­щей­ся эко­но­ми­кой, будь то Ла­тин­ская Аме­ри­ка, Азия, Аф­ри­ка или Ев­ро­па, за­кон­чи­лась. Это хо­ро­шо видно по тому же Китаю, ко­то­рый впер­вые с 1983-1995 годов пе­ре­шел к по­ли­ти­ке де­валь­ва­ции юаня. Видно, что цикл за­кон­чен, гло­бус уже на­пол­нен, все за­кре­ди­то­ва­ны, рынки по­пи­ле­ны, пе­ре­рас­пре­де­ле­ны и осво­е­ны, ко­лос­саль­но на­ду­ты бюд­жет­ные де­фи­ци­ты, кре­ди­ты у до­маш­них хо­зяйств, биз­не­са, го­су­дар­ства. Все – даль­ше сбы­вать уже неку­да, рынок полон. Сей­час будет про­сто гло­баль­ная борь­ба за сжи­ма­ю­щий­ся пирог, гонка де­валь­ва­ций», – прогнозирует Жуковский.

Так что, советует он, следует готовиться к тому, что нынешний кризис будет носить длительный, затяжной и тяжелый по последствиям характер. Прежде всего, для социальной сферы. Качество и уровень жизни россиян изменятся, и, как вы понимаете, не в лучшую сторону. Жуковский прогнозирует, что года через полтора-два 80 про­цен­тов рос­си­ян могут оказаться в со­сто­я­нии хро­ни­че­ской бед­ности.  И это «хождение» вниз по социально-экономической лестнице будет продолжаться, по его мнению, не только в этом году, но и в следующем, 2017-м, и в 2018-м.  Пессимизм Жуковского основан на существующих российских реалиях – та же падающая в стоимости нефть, сужение рынка инвестиций, старение населения, пропасть между богатыми и бедными, отсутствие среднего класса и др.

Впрочем, справедливости ради надо отметить, что кризисом охвачена не только Россия. Весь мир лихорадит. И мировая экономика под воздействием этой экономической турбулентности уже никогда не будет прежней, гло­баль­ная фи­нан­со­вая схема не будет той же, что мы знали по­след­ние 35-40 лет. По мнению Жуковского, грядет эпоха гло­баль­ных по­тря­се­ний, боль­шо­го фи­нан­со­во-эко­но­ми­че­ско­го, потом со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ско­го и гу­ма­ни­тар­но­го цу­на­ми, до­ро­жа­ю­ще­го дол­ла­ра, рас­ту­щих про­цент­ных ста­вок, кре­дит­но-де­неж­но­го сжа­тия, па­де­ния цен на сы­рье­вые ак­ти­вы, за­ту­ха­ния об­ще­ми­ро­во­го эко­но­ми­че­ско­го роста. За­ту­хать будут все эко­но­ми­ки, в том числе про­мыш­лен­но раз­ви­тые. Расти будут толь­ко те, кто со­зда­ет хай-тек, вы­со­кие тех­но­ло­гии, ре­аль­ную до­бав­лен­ную сто­и­мость в об­ла­сти эко­но­ми­ки зна­ний. Таких эко­но­мик очень мало: США, Гер­ма­ния, Япо­ния и Китай.

Но неужели все так плохо? Катастрофически плохо? Увы, Жуковский не оставляет поводов для оптимизма – выхода из кризиса на ближайшие три-пять лет он не видит.  Но мы от себя все-таки решили несколько разбавить мрачность его прогнозов. Кризисы имеют свойство не только начинаться, но и заканчиваться. Закончится (должен закончиться) и этот. Главное – выжить.

 

 

Владислав Жуковский –

экономист, ученик профессора МГИМО Валентина Катасонова.

Родился в 1988 году. Окончил бакалавриат и магистратуру МГИМО.

Старший аналитик ИК «Риком-Траст».

Автор многочисленных статей и публикаций в СМИ, ведущий экономических программ на независимом радио и ТV.

 

 

 

Подготовила

Людмила

Михайловская.