Пенсионная система. Какое будущее ее ждет?

Пенсионное обеспечение – это завоевание XX века. Да, еще в 1889 году, при канцлере Отто фон Бисмарке, в Германии был введены пенсии, начиная с 70 лет. Но средняя продолжительность жизни в Германии составляла тогда 45 лет, потому до пенсии мало кто доживал.

В 1935 году президент США Франклин Делано Рузвельт в законе о социальном обеспечении предложил пенсионный возраст в 65 лет. Это уже было ближе к реальности – средняя продолжительность жизни в Америке достигала тогда 62 лет.

В России государственные пенсии при советской власти также появились не сразу. Для городских рабочих это произошло в 30-х годах, а для колхозников – только в 60-х.

Сегодня отнюдь не все страны, даже из числа тех, кто за последние десятилетия добился впечатляющих экономических успехов, могут позволить себе всеобщее пенсионное обеспечение. Например, в Китае сельские жители пенсий до сих пор не получают.

Если говорить о разнообразии пенсионных систем, то здесь все сводится к двум типам. Есть индивидуально-накопительная система – работник платит пенсионные взносы (или их за него платит работодатель), эти взносы накапливаются в течение всего трудового стажа, а потом, исходя из накопленной суммы, начисляется пенсия. И есть система распределительная, основанная на «солидарности поколений». Здесь пенсионные налоги не накапливаются, а выплачиваются пенсионерам. Ныне работающим же пенсию будет платить уже следующее поколение. Такая система действует и в Приднестровье.

Когда мы касаемся пенсионного обеспечения, то тут важны три цифры. Это соотношение числа работающих и числа пенсионеров, соотношение размера зарплат и пенсий, а также пенсионный возраст.

 

 

Сегодня у нас нет, наверное, человека, которого бы не интересовал вопрос пенсионного обеспечения. Кто-то уже пенсионер, кому-то осталось до выхода на пенсию несколько лет, а кто-то предусмотрительно задумывается о будущей пенсии, начиная с 30-40-летнего возраста. И таких людей будет всё больше.

 

 

При распределительной пенсионной системе очень существенно то, сколько работающих приходится на одного пенсионера. Если их слишком мало, то система начинает приходить в упадок.

В США в 1950 году на одного пенсионера было 8 трудоспособных. Сегодня американцев тревожит то, что к 2020 году эта цифра снизится вдвое. Однако 4 работающих на одного пенсионера – это еще совсем не критический показатель.

Исследования демографов говорят о том, что население планеты стареет – это касается как развитых, так и развивающихся стран. Как отмечает портал www.3vozrast.ru, в развитых государствах в 1998 году число людей старше 65 лет впервые превысило число детей.

По словам экспертов, в развитых экономиках к середине нынешнего века соотношение работающих и пенсионеров будет выглядеть как 2:1. Но и это еще не критично. Уже сегодня во многих странах Европы эта пропорция находится на уровне 2,2-2,8 к 1. А критическим для распределительной системы пенсионного обеспечения считается порог 1,5:1.

При этом отдельные страны СНГ, если судить по последним данным, очень близко подошли к этому порогу, а то уже и опустились ниже. На ситуацию влияет также то, что на пенсию сейчас выходят люди, которые родились после Великой Отечественной войны, во время послевоенного демографического бума.

Российский портал www.pensionreform.ru приводит такие прогнозы – при сохранении нынешней ситуации к 2020 году в РФ на одного пенсионера будет приходиться один работник, а к 2030 году – возможно, и два пенсионера на одного работника.

Что происходит тогда, когда соотношение численности работающих и пенсионеров сокращается, и распределительная система, собирая всё меньше пенсионных налогов, начинает давать сбои? Тут есть только два выхода – либо увеличивать эти налоги для работающих, либо повышать пенсионный возраст. Однако налоги, идущие на пенсионное обеспечение, чаще всего уже и так высоки. Например, на Украине единый социальный взнос составляет 34%, а в таких европейских странах, как Словакия, Франция и Чехия, – 35% и выше. В нашей республике, кстати, это также один из самых значительных налогов – его ставка равна 25%.

Остается другое – обратить внимание на пенсионный возраст. И в мире сегодня, в общем, существует устойчивая тенденция его постепенного, но повышения. В России, Белоруссии, как и у нас в Приднестровье, он еще сохраняется на уровне 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин. Однако в Молдове это уже соответственно 62 и 57 лет, в Казахстане – 63 и 58 лет, а в Армении – 63 года для всех.

Если же взглянуть на развитые страны, то там нередка картина, когда и мужчины, и женщины выходят на пенсию в 65 лет. Так, например, происходит в Японии, США, Португалии, Нидерландах, Канаде, Испании, Ирландии, Дании и Великобритании. В северных странах – Норвегии и Исландии – пенсионный возраст сегодня составляет даже 67 лет.

Президент России Владимир Путин, когда его на декабрьской пресс-конференции спросили о возможности повышения пенсионного возраста, сказал, что уже долгое время сопротивляется таким предложениям. Но признал, что России этого, скорее всего, не избежать. «Что касается в целом пенсионного возраста, я и сейчас придерживаюсь точки зрения, что время еще не настало. Но буду откровенен: мне уже не только эксперты, но и просто практики говорят – вы хотите людям хорошее сделать, а в конце концов вред нанесете», – рассказал Путин.

По его словам, «по мере роста продолжительности жизни количество работающих будет уменьшаться по сравнению с количеством неработающих граждан, и тогда могут возникнуть системные проблемы наполнения Пенсионного фонда». «Это может привести к сокращению доходов самих пенсионеров, придется государству понижать уровень пенсионного обеспечения или повышать пенсионный возраст», – обрисовал положение российский Президент.

Третий момент, о котором мы упоминали в начале статьи, – это соотношение размера пенсий и зарплат. Здесь ограничимся краткой ремаркой и приведем лишь несколько цифр. В США, Чехии и Польше средняя пенсия составляет, по данным портала www.ubiznes.ru, 50% от средней зарплаты, в Венгрии – около 40%, в Португалии – 54%, в Финляндии – 58%, в Словении – 62%, в Италии – 65%, в Австрии – 77%. 50% тут – это своеобразный порог, который позволяет судить о достаточно высоком уровне пенсионного обеспечения.

Теперь давайте посмотрим, как обстоит дело со всеми перечисленными критериями у нас в Приднестровье. Надо начать с основополагающего для распределительной пенсионной системы соотношения числа работающих и пенсионеров. Здесь республика подошла к опасному рубежу еще в 2000 году – пропорция тогда, по данным статистики, выглядела как 1,53 к 1. С тех пор Приднестровье опускалось всё ниже, отток трудоспособного населения продолжался, число рабочих мест под влиянием различных кризисных факторов сокращалось, и на сегодняшний день мы оказались перед тем, что на одного работника у нас приходится примерно один пенсионер. Ситуацию кардинально не изменило и то, что часть пожилых людей в 2015 году перешла на российскую пенсию.

Бюджет Единого государственного фонда социального страхования на 2016 год (его проект скоро будет рассматриваться в Верховном Совете) достигает 2,63 миллиарда рублей. Из них на пенсии запланировано 2,19 миллиарда. Учитывая, что ВВП республики составляет около 1 миллиарда долларов, расходы на пенсионное обеспечение – практически на уровне 20% от ВВП. Казалось бы, в процентном выражении много. Но миллиард долларов – это не такой большой объем ВВП, и в результате пенсии у нас невысокие, составляющие в среднем 35% от заработной платы.

Мы могли бы не иметь и этого, если бы не возможность заимствовать средства для социальных выплат. Собственные доходы ЕГФСС в 2016 году составят, согласно проекту закона, лишь порядка 1,7 миллиарда рублей. 930 миллионов – это дефицит, и он станет покрываться за счет других источников.

То есть, в сущности, если опираться только на собственные доходы фонда, основой которых является единый социальный налог, то средняя пенсия в республике могла бы составлять не 1350 рублей, как сейчас, а меньше – около 870 рублей.

Все это говорит о том, что пенсионная система у нас в серьезном кризисе. Чтобы начать его преодолевать, надо хотя бы вернуться к пороговому значению в том, что касается соотношения численности работающих и пенсионеров (1,5 к 1). Для этого необходимы новые рабочие места. Также, думаю, и нам вслед за Россией рано или поздно не избежать разговора о постепенном повышении пенсионного возраста. Но здесь для того, чтобы люди могли работать и в 60-65 лет, нужно увеличивать продолжительность жизни, улучшать качество нашего здравоохранения, а также создавать современные отрасли экономики. То есть идти по пути развитых постиндустриальных стран.

 

Владимир Горский.