Свет тихий

Возможно, именно люди творческих профессий имеют шанс ближе других ещё не обретших веры чад приблизиться к постижению тайны бытия. Ученым нужны доказательства, философам – стройные умозрительные построения. И только художнику не нужно ничего, кроме счастья творить. Именно в этом мы ближе всего к Творцу всего и всех. Такими Он нас создал. Вот почему стремление созидать нужно поощрять с малых лет, считая художественное творчество не одним из вспомогательных элементов образовательного процесса, а основополагающей его частью. Вот почему преподобный Иоанн Дамаскин говорит: красота – путь познания Бога. А русский религиозный мыслитель Иван Ильин ставит создание художественного образа (вроде бы, бесплотного, лишенного утилитарного значения) много выше других умений и навыков. «Поэтический вымысел, – говорит он, – может быть несравненно значительнее повседневной действительности и банальнейших «истин», из неё почерпнутых».

Что же тогда сказать о природе творчества, одного из видов изобразительного искусства, технической и эстетической основой которого является свет, то есть о фотографии? Люди, занимающиеся искусством светописи, – это не просто восторженные неофиты, чей мистический опыт легко может развеяться под напором жизненных обстоятельств (помните притчу о сеятеле?). Это те, кому в силу выбранной профессии, даже при наличии твердых атеистических воззрений, суждено бесконечно удивляться величию замысла Создателя.

Выставка одного из светописцев, приднестровского фотохудожника Александра Паламаря на днях открылась в Тираспольском объединенном музее.

 

 

-   молдова   бутучень 5Экспозиция «Свет тихий» рассказывает о православных храмах и монастырях нашего края. К церковной архитектуре, центрам православной жизни, святым местам автор обращался в своем творчестве на протяжении многих лет. На сей раз чувство сопричастности родной истории и культуре подвигло фотографа на создание отдельной тематической серии, лучшего названия для которой и не придумаешь – «Свет тихий».

Свет тихий – это то, что зримо каждому человеку, входящему в храм или даже принципиально остающемуся вне его стен. Это – в ещё большей степени – то, что увидеть нельзя, а можно только пережить, стать хоть на мгновение сопричастным (прежде чем вновь стать самим собой). Это и то, что доступно лишь светописцу, призванному не только видеть, но и останавливать прекрасные мгновения. «В моем позднем опыте фотография – это искусство не видеть, а только любить и радоваться своему присутствию при том таинстве, которое называется светописью», – говорит классик советского и российского фотоискусства Георгий Колосов.

Свет, запечатленный фотографом, – это свет физический и духовный. Физический – утренний, вечерний, внутри и снаружи храма – с филигранным изяществом переданный мастером. Порой, когда смотришь на работы автора, создается впечатление, что иначе и снять было нельзя, настолько всё ясно и очевидно. На самом же деле коллеги Александра Александровича знают: можно было втроем снимать с одной точки один и тот же сюжет, но малейший нюанс, уловленный лишь Паламарем, всё равно сыграл бы решающую роль. Так, на снимке монастыря Курки гладь озера подернул рябью легкий ветерок. Облик храма, отраженный озером, невредим, рябь прошла стороной. Но живое дыхание, передающееся зрителю, рождает эффект присутствия: я там был. И сколько бы на берегу в тот день ни стояло фотографов, эту нотку (грань между спокойным и взволнованным состоянием воды, души) уловил бы лишь один человек. В данном случае свет тихий – это ветер.

Или же церковь Вознесения Господня в с. Катериновка, снятая на рассвете. Небосвод едва озаряется восходящим светилом. Фотографы приехали заранее и ждали этого момента. Земля окрест храма ещё погружена в сумерки, на переднем плане – тень. Но сколь говорящая эта тень. Тень словно вжалась в землю, притаилась в ожидании чуда. Тень свидетельствует о свете, ночь – о заре, заря – о грядущем восходе. Предрассветные, прозрачные, зыбкие сумерки, в данном случае – свет тихий.

Или же кадр, где строители венчают купол церкви святого Александра Невского крестом. Символ возрождающейся духовности края. Голоса людей, шум работающей техники – свет тихий. Или разогретые на солнце камни Покровской церкви в Рашково. Храм Божий лежит в руинах – видеть это горько. Но, к счастью, не разрушена традиция, основа, породившая этот и другие центры духовности нашего края несколько веков назад. Не случайно на фотографии А. Паламаря отнюдь не иллюзорен свет, горящий внутри разрушенной церкви. И свет этот – свет тихий – является одновременно и физической (доступной фотографу), и духовной величиной, постижимой лишь теми, кто открыт для восприятия несоизмеримо большего.

 

Фотографии, представленные на выставке, какими бы замечательными они ни были, – это не вещь в себе. В данном случае – искусство не ради искусства. Для многих приднестровцев они могут послужить связкой ключей в новый, доселе неизведанный мир. И речь не только о горнем мире. Это дело сокровенное, дело каждого. Речь о путешествии по родной земле, об открытии её сызнова со всеми архитектурными, историческими и природными жемчужинами. К чему, собственно, мы и стараемся побудить читателя серией публикаций о фотопутешествиях по Приднестровью.

Печально, но факт остается фактом: свой маленький клочок земли многие наши соотечественники знают недопустимо плохо. И это тем более прискорбно, что вылазки вглубь родной истории, экспедиции в поисках удивительного рядом намного доступнее любого отдыха за рубежом. Добавим, что созерцание египетских пирамид или Эйфелевой башни не дает созерцающему ничего принципиально нового, позволяя лишь в разговоре с приятелем небрежно заметить: и я там был. Здесь же каждому представляется редкая возможность войти в число первопроходцев. Одним из первых пройти маршрут по святым местам, посмотреть храмы ХIХ века, рассеянные по всему Приднестровью, самому найти в прибрежных дебрях кельи заброшенного скального монастыря в с. Роги, побывать в единственной во всем регионе круглой церкви. И всё это не только полезно для души, для повышения собственного культурного уровня, но и жутко интересно.

А что говорить о людях, которые живут в Приднестровье и ни разу в жизни не бывали на храмовом празднике села? Фотографам довелось побывать на многих, но больше всего запомнился храм в с.Коротном. Во дворе церкви на Покров прихожане накрыли длинные столы и гостеприимно приглашали всех к трапезе. Таких радушных хозяев нам не часто приходилось встретить. Фотографии, запечатлевшей праздничную трапезу в Коротном, автор нашел достойное место на выставке.

А вот церковь Божией Матери в селе Дубово, построенная в 1832 году. Стоит она одна, на возвышенности, обнесенная невысоким забором, через дорогу от сельского кладбища. Фотохудожник здесь побывал в горестный для односельчан день. Но и такие ассоциации тоже нужны. Ведь вера, храм проявляются в жизни человека не только в дни радости, в начале земного пути, но и в дни скорби, при его завершении.

А вот белая как айсберг, с синим куполом церковь в с. Ташлык. С её настоятелем отцом Иоанном Александр Паламарь познакомился во время одной из своих поездок. Отец Иоанн тоже попал на выставку.

И как сильно ошибается тот, кто думает, что наш край обделен архитектурными красотами. Разнообразие стилей, в которых решены храмовые комплексы, поистине достойно удивления. Чего стоит одна только церковь в с. Большой Молокиш, словно перенесенная откуда-то из Закарпатья. А деревянная церковь ХVII века в с. Паланка (Молдова), а скальная церковь в Бутученах, а сферическая в Зозулянах! И ещё много-много всего.

Но и не в «достопримечательностях» дело. Главное – это наше родное, согревающее сердце православие, вера отцов и дедов, одно из связующих звеньев для представителей всех этносов, проживающих в Приднестровье. Так что и старый, без единой надписи, выщербленный крест на сельском кладбище способен вызвать в душе чувство, не сопоставимое с самыми яркими экскурсионными переживаниями. Это свет тихий, совершенно другого рода свет.

А ещё «Свете тихий» – одно из неизменных молитвословий православной вечерни, древнейшее христианское песнопение. Звучит оно так: «Тихий свет святой Славы Бессмертного Отца Небесного, Иисусе Христе! Достигнув времени заката, видев свет вечерний, воспеваем Отца и Сына и Святого Духа Бога. Достоин во все времена быть воспеваемым голосами преподобных, Сын Божий, жизнь дающий. Потому мир Тебя прославляет».

Николай Феч.