А иначе – нельзя

В этом учреждении я была впервые. На подобном мероприятии – тоже. Меня пригласили на семинар в специальную (коррекционную) общеобразова-тельную школу-интернат для неслышащих детей города Тирасполя. На семинар речевого отделения, где обсуждалась тема: «Развитие творческих способностей учеников специальных коррекционных школ». На встрече присутствовали руководители и педагоги, учителя начальных классов, психологи, логопеды и воспитатели.

 

P1680419То, что я увидела и услышала тут, атмосферу, которую ощутила, – не забыть. Дети здесь учатся непростые и в то же время – самые обычные. Детям этим просто нужно намного больше всего: внимания, заботы, слов, объяснений, тепла, терпения. Педагогам, которые их учат, необходимо что-то совершенно особенное, чем прочим наставникам. И это у них есть. Это мое глубокое убеждение. Есть. Вера в своих подопечных, трезвый взгляд на жизнь и невероятная тяга к победе, несмотря ни на что. Стремление к преодолению трудностей, к преодолению сопротивления – против натиска условностей, наперекор тому, что есть, ради того, что должно быть непременно. Вся жизнь как подвиг. Каждый день как очередное достижение. Новые ученики и вместе с ними всякий раз еще более высокие планки. ВысОты, которые обязательно нужно взять. А иначе – неинтересно. А иначе – чего ради? А иначе – нельзя.

 

Работа над собой

 

На этом семинаре речевого отделения школы-интерната для неслышащих детей обсуждали то, что обсуждают даже не во всех обычных школах. Хотя, казалось бы, воспитанников речевого отделения научить бы азам, дать минимум – и хорошо. Но педагоги, работающие здесь, так не считают, они готовы отдавать больше минимума, а главное – готовы учиться сами. Об этом на семинаре говорила Антонина Ворона, психолог высшей квалификационной категории:

– Тема нашей встречи интересна и уникальна – развитие творчества личности педагога и учащихся. Наша сегодняшняя цель не только познакомиться друг с другом и поделиться опытом, но и выяснить, сколько левополушарных и правополушарных мыслителей среди нас. Почему такой вопрос? Потому что левое полушарие нашего мозга отвечает за целостное восприятие этого мира, за упорядоченность и последовательность мышления. А вот правое полушарие отвечает за творческое восприятие, когда информация о мире поступает мозаично, и потом складываются творческие образы. Это очень сложный тип мышления. Природа дарит около 80% левополушарных мыслителей. То есть тех, кто живет по нормам, правилам, как положено, как написано. А правополушарных, хаотично воспринимающих этот мир людей, всего 20%. Такие люди умеют моделировать совершенно незнакомые понятия, идеи, ситуации. Наша сегодняшняя тема очень серьезная, так как мы должны хорошо знать и понимать, как воспринимают и обрабатывают информацию наши дети, учащиеся.

Дошкольный период с 2,5 до 7 лет связан с накоплением тех знаний, которые будут потом являться основой для репродукции, моделирования. С 7 до 12 лет у ребенка развивается творческое воображение. А способность к фантазии появляется в 12-13 лет и развивается до 16. Фантазия и творческое воображение, нужно четко понимать разницу. Творческое воображение – это умение моделировать знакомые понятия, идеи, ситуации. То есть я могу представить себе в 5 лет, что я прыгаю с парашютом? Да, я видела это по телевизору, мне рассказывали об этом, мне это легко вообразить. А вот способность к фантазии – это моделирование принципиально новых идей, понятий, сюжетов и ситуаций. Любому своему ученику до 12 лет предложите изобразить несуществующее животное. Что он сделает? Скомпонует существующие уже части разных животных в одно. Но не придумает нового. То есть наша работа как педагогов должна начаться с 2,5-3-х лет. И работа эта должна быть систематичной и последовательной, а не всплесками, по нашему с вами желанию и настроению. Но чтобы суметь дать и научить, и сам педагог должен быть готов развиваться. Самому нужно представлять собой творческую личность, так как все методы и приемы не зачитываются по бумажке, они обязательно должны быть в голове педагога. Сегодня еще на 80% у нас в обществе развита психологическая инертность, то есть это привычка к шаблонам и стереотипному мышлению. И в первую очередь нам предстоит работа над собой.

 

Совсем немного истории

 

Вообще-то история того или иного события, того или иного учреждения часто бывает, если и не неуместна, то, будем говорить честно, скучна слушателям. Но это смотря как о ней рассказывать. В школе-интернате для неслышащих детей об истории ее создания рассказывают с душой. И вот что говорят. Неподалеку от Сахарны, так часто посещаемой нами теперь, в 1950 году впервые была открыта школа-интернат для глухих детей. Размещена она была на окраине села, среди зеленых садов. В 3 маленьких домиках оборудовали учебные классы. Позже своими силами построили спальный корпус. Повсюду было печное отопление. Водопровод отсутствовал. И воду носили, и печку топили сами, но старшие дети помогали во всём. Возрастной состав учащихся был очень разным: от 7 до 19 лет. Педагогический коллектив – небольшим, 20 человек. Педагогов со специальным образованием было мало. Остальные перенимали у специалистов всё необходимое для работы. К учащимся педагоги относились как к своим родным детям, школа больше была похожа на дом семейного типа. Вскоре на этой территории стали строить новую типовую школу. Это уже было трёхэтажное здание с большими светлыми классами, спальнями, столовой, библиотекой, медпунктом. В 1976 году школа была переведена в город Тирасполь.

А вот об истории создания именно речевого отделения на базе школы-интерната рассказывает Валентина Васильева, директор ГОУ «Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат для неслышащих детей»:

– В Чобручах Слободзейского района всегда была речевая школа. Но в 90-е годы там сложилось сложное финансовое положение. Когда я встретилась с руководителем этой школы и он рассказал, что ходит по селу и собирает продукты, чтобы ученикам приготовить обед, то меня это привело в ужас. Тогда я была депутатом городского Совета и написала письмо Президенту Игорю Смирнову с просьбой перевести детей к нам в Тирасполь. Что и было сделано. В 1988 году, когда я стала директором школы, всего здесь училось 460 детей: от 3 лет до 24. Мужики с бородой и усами (улыбается). Было очень тяжело. Единственное, что пугало, – я не знала, как общаться с неслышащими детьми. На самом деле с ними можно общаться, это хорошая категория детей. Да, со своими характерами, со своими принципами. А если говорить о речевом отделении – мы счастливы, когда дети, проучившись у нас какое-то время, позже уходят в обычные школы. Значит, работаем не зря. Есть те, кто ушел от нас в гимназию, в лицей. Учатся они там успешно, нареканий на этих детей никогда не было.

Речевое отделение. Здесь учатся дети слышащие. Для чего же оно нужно? Вот такое – отдельно стоящее и занимающееся проблемами речи. Не достаточно ли будет логопеда в обычной школе? Оказывается, недостаточно. Когда ребенок не выговаривает несколько звуков – это один момент. Но если у ребенка целый набор дефектов речи – тут нужен особенный подход даже к обучению. Об этом и рассказывает Елена Мазур, зам. директора по УВР:

– Речевое отделение нужно для того, чтобы вовремя выявить патологию речи, оказать ребенку квалифицированную логопедическую помощь, а потом вернуть его в обычную школу. Прежде всего, у нас учатся дети, которые страдают общим недоразвитием речи. Такие дети в обычной школе не успевают за другими усваивать учебный материал, потому озлобляются или становятся нерешительными, замкнутыми, конфликтными в общении. Не вовремя оказанная логопедическая помощь влияет на возникновение у ребенка трудностей и при чтении, и при письме. Сначала у нас в речевом отделении было всего 3 учителя и 24 ученика, так как о нас еще мало кто знал. Первые наши логопеды сами составляли программы, потому что такая школа была единственная, не с кем было посоветоваться, не у кого было перенять опыт. Они же вели пропаганду среди родителей и учителей, объясняли, как работать с детьми. Проходили годы, благодаря радио, ТВ, семинарам по обмену опытом, открытым урокам все больше людей узнавало о школе. И вот в этом учебном году только начальная школа насчитывает 10 классов, это 98 детей. В состав педагогов входит 10 учителей начальной школы, 4 логопеда, 3 учителя-предметника и психолог. За 2-3 последних года у нас появилось 7 молодых педагогов, которые относятся к своей работе со всей душой. Так как детки, которые учатся у нас, слабые здоровьем, наши педагоги используют здоровьесберегающие методики, практикуют разминки для глаз, физминутки, развивающие упражнения. У нас очень тесная связь с родителями, они посещают все наши праздники и спортивные мероприятия.

 

Открытые уроки, или Нужное дело

 

В этот день гости семинара посетили 4 открытых урока. Я побывала на одном из них, уроке Лидии Савельевой по развитию речи в нулевом классе на тему «Транспорт». Урок был насыщенным: декларирование хором, заучивание стихов, игра в «Четвертый лишний», использование различных методик для развития четкой речи, для наращивания словарного запаса у детей. При этом отношение учителя к своим подопечным всегда оставалось доброжелательным, терпеливым. Внимательность к каждому, участие в уроке всех детей до единого. И вот ты уже следишь за уроком не со стороны, а незаметно для себя сам становишься его участником, проверяешь свои знания, болеешь за учеников, желая слышать только верные ответы. Дети на занятии активны, заряжены заданным учителем ритмом – постоянно думать, постоянно отвечать, решать поставленные перед ними задачи. Здесь скучать некогда. И отвлекаться некогда. И баловаться тоже некогда. Здесь каждый готов участвовать в уроке, так как знает, что за верный ответ и за активность непременно получит похвалу, одобрительный кивок, улыбку учителя. Учителя, который настолько корректен к детям, что никто из них не чувствует неловкости при неверном ответе. Лидия Савельева поправляет ребят осторожно, предлагая верный вариант настойчиво, уверенно, но без давления. В конце урока ощущаешь удовлетворение: ты, взрослый, тоже работал, тоже отвечал (хоть и мысленно), ты тоже узнал что-то новое для себя. Огромный труд, который стоит за этими 45 минутами урока, поражает. Ребята отзываются благодарностью: они слушают, они слышат. Они постоянно на связи со своим педагогом, со своим старшим наставником. Мягкий голос, легкая улыбка и невероятная доброжелательность хрупкой девушки, педагога Лидии Савельевой очаровали всех присутствующих на открытом уроке. Оттого и отклики коллег были сугубо положительными, а оценки мастерства подачи материала – высокими. Гости семинара отмечали и спокойный, размеренный характер урока, без перепадов настроения, повышения голоса учителя. И темперамент педагога, который, безусловно, «показан» таким деткам.

Ирина Ковбель, Лариса Мирошник, Галина Шенцева-Кабанова, Татьяна Яснюк в тот день провели свои открытые уроки, поделились своим опытом. Отклики были так же положительными. Дети здесь учатся непростые, отмечали гости семинара, много звуков нужно еще поставить, а что самое главное и самое сложное – автоматизировать их. Но по урокам видно, что дети знают, какой должна быть артикуляция, они стараются, у них обязательно все получится. Учительское мастерство было удостоено в тот день таких оценок, как «учитель от Бога», «педагог с нотками материнской заботы», «темпераментный педагог»…

Живыми были и подведение итогов семинара, и обмен опытом между его участниками. Каждый делился своими наблюдениями, своими успехами в работе, методиками, которые принесли им наиболее видимые результаты. А цель у всех оговаривалась в этот день одна: помочь детям из коррекционных школ открыться, почувствовать себя уверенными, полноценными, равными, сильными, не только способными, но и творческими личностями. Педагоги отмечали, что всегда им приходится сталкиваться вот с этим моментом необходимости раскрепостить сначала ученика, а уже потом помогать ему приобрести те или иные знания. И каждый учитель этого раскрепощения учеников добивается по-своему: с помощью своего предмета, своих «хитростей» и своих человеческих качеств. Особенно запомнились слова Ларисы Мирошник, руководителя МО, учителя высшей квалификационной категории:

– Когда к нам приходят детки, которые даже своего имени сказать не могут, а через год обучения у нас становятся совсем другими, общительными, открытыми, то это дорогого стоит. В этом и есть смысл нашей работы. И тогда ты понимаешь, что делаешь нужное дело. И это дает стимул справляться с трудностями и дальше.

 

Татьяна

Астахова-Синхани.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.