Первый редактор

22 января 2016 года первому редактору республиканской газеты Владимиру Серафимовичу Масленникову исполнилось бы 70 лет.

 

 

OLYMPUS DIGITAL CAMERAЕго нет с нами рядом уже шесть лет. Его нет, а память о нем живет в сердцах тех, кому посчастливилось его знать. И чем больше времени уходит со дня его смерти, а в мир иной он ушел в пору «золотой» осени, которую очень любил, тем в большей мере ощущается щемящее чувство потери.

Этот тот самый случай, когда каждый из его коллег по газетам «Днестровская правда», «Приднестровье», каждый, кто был с ним знаком, кто с ним дружил, может искренне, не кривя душой, сказать: «Мне его не хватает».

Нам не хватает его стремительной походки по редакционным коридорам, его слов одобрения, его внимательного прищура глаз, его юмора и его понимания. К нему можно было обратиться с любым вопросом, как профессиональным, так и житейским. В судьбе многих молодых журналистов он сыграл определяющую роль. Он вел нас не только по профессиональной стезе, он был учителем по жизни. Для нас он был, словно поводырь, обучая не только азам профессии, но и давая уроки в школе жизни. Это были бесценные уроки. Это была настоящая лаборатория профессионального мастерства. А сколько словесных баталий с редактором пришлось выдерживать нам, начинающим молодым журналистам, по поводу некоторых материалов. Эх, наш юношеский максимализм! Он уже в прошлом, сейчас мы сами мастера. Но время все расставляло на свои места, и почти всегда в жарком споре оказывался прав Серафимыч. У него было какое-то неуловимое другим чутье настоящего журналиста, мастера слова.

На первых порах было чудно слышать от Серафимыча «коллега». Но даже с дипломом университета ты был практически никто, пока не прошел «школу Масленникова» до самого выпускного. Поначалу нам немало доставалось от него за допущенные ошибки и огрехи. В этом он был бескомпромиссен, и наплевательского, поверхностного отношения к делу, к ремеслу журналиста в высшем понимании этого слова не терпел. Но с высшей планкой требований он прежде всего относился к себе, спуску ни себе, ни другим не давал. Будучи профессионалом до мозга костей, всегда работал вчистую, без черновиков. И в вычитанных материалах – минимум правок. В глазах «птенцов Масленникова» это был «высший пилотаж» профессионального мастерства. Потому что он работал очень быстро, но при этом очень качественно. Он был не из тех, кто ждал, когда к нему придет вдохновение. Оно у него было всегда. Поэтому если и можно кого-то назвать в приднестровской журналистике Мастером с большой буквы, то первым в этом ряду, вне всяких сомнений, будет Масленников Владимир Серафимович.

К нему шли с вопросами, проблемами, пожеланиями, предложениями, просто поболтать, потому, что у простого парня с кировского завода в товарищах и друзьях закадычных ходило едва ли не полгорода. А сейчас, после его смерти, его ученикам по большому счету и посоветоваться-то не с кем…

Если определять, «каким он парнем был», то, наверное, самым подходящим и определяющим для Масленникова будет слово «совесть». «Люди с чистой совестью» – это о нем. От него никто не ждал какого-то подвоха, а уж тем более подлости. Зато, если он считал себя правым, за право и справедливость вступал в бой с открытым забралом. В правде была его сила. Не считаясь с рангами и званиями, он всегда был на стороне обиженных и притесненных. Его многочисленные публикации – яркое тому подтверждение.

«Делом жизни», «детищем Масленникова» называют сегодня республиканскую газету «Приднестровье». Именно ему, талантливому, опытному и неравнодушному журналисту, руководство республики доверило возглавить главную газету страны. Он был из тех людей, для которых слово «надо» не надо было повторять дважды.  Сказать, что первопроходцам во главе с Масленниковым было сложно, ничего не сказать… Несколько комнат в гостинице «Дружба», одна пишущая машинка на всех. И при этом регулярный выпуск газеты спустя всего полтора месяца после ее учреждения. Те, кто вместе с Серафимычем начинали издавать главный печатный орган страны, были разными людьми, выполняли разные задачи, но у них была одна на всех цель – делать хорошую, добротную газету, за которую им бы не было стыдно перед земляками.

Прошли годы, пришли другие люди, изменилась газета. Но и сейчас она воспринимается как авторитетное и солидное издание. Органичный симбиоз традиций и новаторства превратили «Приднестровье» в лидера печатной информации, летописца, хроникера строительства приднестровцами собственной государственности.

Он ушел, оставив заметный след на этой земле, в наших душах, в нашей памяти. Каким он был, таким он и остался в памяти нашей людской… Уверен, что все, кто знал Владимира Серафимовича, 22 января в день его рождения помянули его добрым словом. Нам не хватает и не будет хватать Серафимыча…

Савва МОРОЗОВ.