О стоматологах, азарте и выполненной миссии

Есть такие люди, фанаты своего дела. Беседуешь с ними и начинаешь испытывать интерес к их профессии, даже если до этого она казалась тебе не очень-то любопытной, хотя, безусловно, и очень нужной. Так вышло и в этот раз. Накануне Всемирного дня стоматолога (9 февраля) мне довелось познакомиться и пообщаться с человеком, который может часами с азартом и доступно говорить о различных аспектах своей профессии – начиная от ноу-хау в мире стоматологии, заканчивая детскими страхами перед бормашиной и зубными врачами в целом. Михаил Бигун, врач стоматолог-ортопед, увлеченный, современный и, как говорят, продвинутый специалист. Он и сегодня, несмотря на немалый опыт, продолжает совершенствовать свое мастерство. «Учиться, учиться и еще раз учиться», – смеется он, говоря о своей профессии. И на одну чашу весов ставя профессионализм, а на другую – умение общаться с пациентами, Михаил очень серьезно говорит о том, как важно завоевать их доверие. И не менее важно после от раза к разу это доверие оправдывать. Высокая планка, которую сам себе некогда поставил наш сегодняшний герой, не кажется ему высокой, а единственно возможной. Ведь речь идет о здоровье людей.

 

 

михаил бигун– Начну, быть может, с банального вопроса, но как без него? Почему стоматология? Ни за что не поверю, что мечтали об этом с детства.

–  Нет, в детстве я мечтал о профессии хирурга. Все мальчишки хотели стать танкистами, милиционерами, летчиками, а я на вопрос, кем хочу быть, когда вырасту, говорил: «Хирургом». Все удивленно шарахались, слыша такой ответ маленького мальчика. У меня в родне есть врачи, среди которых и стоматолог. Помимо этого, он еще и художник, и музыкант. Он играет во Львове в очень известной джазовой группе, которая состоит из врачей и называется «Медикус». Мне понравилось, что человек может не быть ограничен рамками только своей профессии, а еще писать картины и играть на тромбоне. Когда с первого раза не поступил на хирурга в мединститут во Львове, откуда я родом, то решил пойти в стоматологию. Сначала я выучился в медицинском училище во Львове на зубного техника. Эта профессия мне покорилась. Сразу стал работать, меня заметили врачи, было много заказов. Но зубные техники работают в основном без человеческого «спасибо». Стоматолога благодарят пациенты за работу, а зубной техник является всего лишь посредником. Мне хотелось понимать, что моя работа приносит людям радость, пользу, облегчение. И это подвигло меня к тому, чтобы уже в Кишиневе поступить в мединститут на стоматолога. Тогда все и завертелось.

– А как так вышло, что из Львова Вы попали в Кишинев, а позже уже и в Тирасполь?

– Родители жили в Кишиневе. А в Тирасполе живет моя жена. Я себе сразу сказал, что неважно, в каком городе будет протекать моя профессиональная деятельность, так как врач нужен везде. Но очень важно, чтобы врач соответствовал этому званию. Помимо того, что стоматолог лечит зубы, он должен еще сделать так, чтобы пациент доверял ему. Потому что много случаев в стоматологии, когда пациенты выражают недовольство полученной помощью. Врач обязан объяснять заранее, какие варианты лечения и протезирования возможны в каждом конкретном случае. Я иногда ночами не сплю и просчитываю в голове эти варианты для моих пациентов. Можно делать все по шаблону, но помимо правил есть еще и индивидуальный подход к каждому. И нужно найти единственно правильный вариант, с минимальными финансовыми потерями для пациента и максимальной эффективностью. Я ортопед, занимаюсь протезированием, поэтому задействую знания по механике, биомеханике для выбора идеальной конструкции для каждого пациента. Предлагаю варианты, а он решает, что для него приемлемо в финансовом плане, взвешивая при этом все плюсы и минусы предложенных конструкций.

– Читатели наверняка не поймут меня, если я не задам волнующий всех вопрос: почему так дорого лечить зубы сегодня? Раньше до последнего откладывали визит к стоматологу, так как боялись боли, а теперь из-за того, что кусаются цены.

– У нас есть государственные программы по соцобеспечению определенных категорий граждан. Я работаю и в поликлинике, и в своем частном кабинете. В поликлинику приходят чаще всего люди с льготами на протезирование и лечение. И ты, конечно, стараешься не уходить в ноли, подсчитывая стоимость их лечения на калькуляторе, а рационально и бюджетно предлагаешь грамотную конструкцию. Но при этом необходимо диагностическое оборудование, чтобы понять, насколько функциональна и долговечна будет конструкция. Каждый зуб – это опора, и все должно быть правильно рассчитано, по всем формулам. Чтобы протезировать не на один день. А цена складывается не только из разной себестоимости материалов, но и разного подхода к работе. Если говорить о других странах, то самая беззубая – это Америка. У них несовершенна система медицинского страхования в стоматологии. И наши бывшие сограждане прилетают сюда и все лечение и протезирование зубов производят у нас.

– Если оглянуться назад, в те времена, когда вы поступали на хирурга, а стали стоматологом. Не жалеете, что случилось именно так?

– Ни на секунду. Стоматолог – творческая профессия. Когда ты творишь и добиваешься нужного результата, то испытываешь удовлетворение. И это вдохновляет меня не останавливаться. Сегодня в стоматологии многое совершенствуется – и материалы, и подходы к лечению. Эти новшества сокращают время нахождения пациента в кресле, улучшают качество и долговечность конструкций. Ты не имеешь права быть оторванным от большой стоматологии, ограничиваясь рамками города, где работаешь. Приходится постоянно учиться, интересоваться, ездить на семинары, мастер-классы. Есть очень много мэтров стоматологии, которые проводят мастер-классы – индивидуальные, практические. Чтобы не натворить «чудес», за которые будешь потом отвечать, ты платишь деньги, и с тобой делятся секретами того или иного метода. Частная стоматология более в этом плане свободна. Поэтому я и открыл свой кабинет. Чтобы не было ограничений: в выборе материалов, метода работы, во времени. Здесь я могу уделить одному пациенту столько времени, сколько мне кажется необходимым. И, конечно, я всегда стремился создать команду, которая будет работать сплоченно. Команда – это не только врачи разных специализаций, но и понимание между ними, уважение мнения другого доктора, уважение его метода работы. Я очень строго подхожу к выбору врачей, с которыми работаю, так как они должны быть не только профессионалами, но и людьми совестливыми. Потому что пациент доверяет врачу свое здоровье.

– Команда врачей – это хорошо. А пациенты ведь тоже бывают разные. Что для Вас сложнее – найти общий язык с каждым или непосредственно протезирование?

– Я в первую очередь требую от себя. Все начинается с внешнего вида, опрятности. На враче всегда должен быть чистый халат, перчатки, которые меняются после каждого пациента. Еще важно владеть языком общения. Есть такая наука, которую преподают в мединституте на последнем курсе, – деонтология. Врач должен догадываться через жесты, рассказ пациента о его внутренних переживаниях, даже владеть некими знаниями психиатра. Почувствовать, на чем стоит акцент. Так, словно ты пациента видишь рентгеном. Поначалу людей это удивляет – не к гадалке же они пришли (смеется). Но только тогда человек понимает, что этот врач на своем месте и ему можно доверять.

– Никогда не хотелось сделать некий перерыв и отдохнуть от поиска шахматных ходов в Вашей работе?

– Нет. Сама работа для меня очень интересна. Когда я вижу проблему и знаю, как ее решить по всем пунктам, то возникает азарт. Иду домой с чувством того, что я выполнил некую миссию, сделал кому-то приятно, безболезненно, качественно, без лишних телодвижений.

– Как человек может понять, в силах ли он оплатить Вашу работу?

– Мы всегда с пациентом оговариваем это заранее на консультации. В моем  прайсе отмечены все моменты. Считаю, что человек должен понимать, за что он платит и сколько. Конечно, бывают случаи, когда ты планируешь сделать одно, но в процессе работы приходится делать больше. Это непредсказуемые вещи. Медицина вообще такая – она не может гарантировать заранее. Среди стоматологов много разговоров и споров об этом. В Израиле, например, гарантий не дают.

– Когда вы общаетесь с людьми, оцениваете их по улыбке, а точнее – по зубам?

– Есть такое. Это профессиональное. По телевизору наблюдаю, как меняются зубы у голливудских актеров, у московского бомонда. И в городе, когда встречаю людей, то тоже предвижу, на что человек мог бы пожаловаться мне как врачу-стоматологу. Вы знаете, если я нахожусь в компании, то люди, узнав, кто я по профессии, сразу рассказывают мне о своих проблемах, спрашивают, советуются. Чем могу, тем помогаю. И иногда, если в компании не о чем говорить, представляюсь, что я стоматолог. И разговор тут же оживляется (смеется).

– Сегодня, как и много лет назад, у людей все те же проблемы с зубами – кариес?

– С кариесом можно довольно легко справляться. Сложнее, когда у человека удалены или разрушены зубы. Без зубов человек начинает меняться даже психически, осознавая неполноценность эстетическую или физиологическую.

– О чем мечтаете как стоматолог?

– Хочется делать больше красивых работ. Чтобы приднестровцы могли себе позволить не только бюджетные варианты в стоматологии. И еще, чтобы придуманные советскими стоматологами золотые коронки отошли на второй план (улыбается).

– Сегодня к Вам приходят люди, которые панически боятся любых стоматологических манипуляций? И если да, то как Вы с  этим справляетесь?

– Мы встречаемся с ними несколько раз. В первый проводим для них экскурсию по кабинету. Их паника осознанна. Они боятся не только бормашины, но и заразиться, например, чем-то в кабинете стоматолога. Мы все показываем, пошагово демонстрируем обработку инструментов. Чтобы человек был уверен, что к нему подойдут со стерильными наконечниками. А наконечники, которыми мы пользуемся, не имеют прежнего сумасшедшего пугающего звука. К тому же мы стараемся как можно меньше пользоваться ими, есть много других инструментов, а наконечники – это завершающие штрихи, полировка. И часто такие пациенты после приема удивленно спрашивают: «Что, все?». Бывает, люди, которые приходят после рабочего дня, у нас засыпают. И это комплимент для стоматолога (смеется).

– Михаил, спасибо, Вы очень увлеченный и увлекающий собеседник. Наверно, на этом мы закончим наше интервью?

– А закончить его хочется все же поздравлением с Днем стоматолога. Стоматология Приднестровья – неотъемлемая часть мировой, и у нее большие перспективы. Вращаясь в кругу приднестровских стоматологов, я вижу, какие у нас есть профессионалы. Они ничуть не уступают врачам, находящимся за какими-либо границами. И такие специалисты пользуются доверием и уважением и коллег, и пациентов. Стоматология Приднестровья должна и может участвовать в процессах мировой стоматологии со своими хорошими врачами, которых сегодня я хочу поздравить с профессиональным праздником. Пожелать удачи в практической деятельности. И не останавливаться на достигнутом, проявляя как можно больше профессионального любопытства и мастерства.

Татьяна

Астахова-Синхани.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.