Один из основных приоритетов для КГБ на 2016 год – борьба с экстремизмом

На республику продолжается воздействие внешних и внутренних угроз, к тому же   существуют  и  определённые риски.  Среди внешних рисков – информационное, экономическое, дипломатическое давление и воздействие на Приднестровье. При этом сохраняются риски вооруженных провокаций экстремистски настроенных групп со стороны как Молдовы, так и Украины, об этом заявил  глава государства, выступая на коллегии комитета госбезопасности.

 

 

b52u0102Он отметил, что  со стороны Молдовы проводится эффективная миротворческая операция. «Но все равно такие публичные высказывания присутствуют и в информационном поле, и слышны от политических представителей РМ. Это же наблюдается и со стороны Украины. Происходит активизация военного сотрудничества между силовыми структурами РМ и структурами, входящими в блок НАТО, проводятся  соответствующие военные учения, направляется дополнительная финансовая помощь», – рассказал Евгений Шевчук.

Продолжается расширение препятствий, воздействующих на свободу перемещения граждан Приднестровья. Мы видим активизацию в 2014 и 2015 годах попыток проведения вербовочных мероприятий прямо на пунктах пропуска на Украине и в Молдове, попыток получить соответствующую служебную информацию у должностных лиц или правоохранительных органов Приднестровья, пересекающих ту или иную границу.  Должностные лица зачастую попадают под политически мотивированные процедуры, связанные с личным досмотром вещей. В некоторых случаях это проводится в унизительном ключе, люди подвергаются запугиванию. Цель – получить информацию, понизить потенциал эффективного управления республикой, возможности противостояния рискам и угрозам, которые есть у страны.

К сожалению, все больше должностных лиц, в первую очередь это исполнительные органы власти и сотрудники силовых структур Приднестровья, подвергаются такому  досмотру. Хотя уголовные дела возбуждены против представителей различных ветвей власти – там есть и судебные, исполнительные органы власти, но в своей основе – более 90% –  это сотрудники исполнительных органов власти и силовых структур. Данная группа должностных лиц республики находится под особым вниманием при перемещении через приднестровско-украинские или приднестровско-молдавские участки границы, а также через молдавские пункты пропуска, в частности международный аэропорт Кишинева.

«По полученной оперативной информации (об  этом я сказал публично и представителям ОБСЕ), эти акции проводятся под непосредственным руководством советников спецслужб Румынии, находящихся в СИБ Молдовы. Я публично попросил специального представителя Действующего председателя ОБСЕ подтвердить или опровергнуть наши опасения с учетом возможной целевой программы воздействия на сторону конфликта. Мы считаем, что такое  воздействие не формирует площадки доверия для нахождения шагов, подходов по поиску ответов на проблемы, которые есть  в противоречиях между Тирасполем и Кишиневом», – цитирует Президента его пресс-служба.

Что касается внутреннего сегмента, Евгений Шевчук заметил, что на  безопасность внутри государства также оказывает влияние несколько факторов. Ряд из них является системообразующим в условиях отсутствия  четкого законодательного регулирования с конкретным перечнем более ясных, прозрачных инструментов борьбы с проявлением экстремизма. «Мы практически не боремся с экстремизмом. У нас есть определение экстремизма. Вместе с тем, социальные сети «завалены» экстремистскими высказываниями. На сегодняшний день  экстремистские  проявления присутствуют и в коммерческих средствах массовой информации, начинают  присутствовать на публичных  мероприятиях. Эти экстремистские проявления подпадают под действие закона.  Но у закона нет механизма и инструмента оперативного реагирования на противодействие экстремистским  проявлениям. Наше законодательство  неолиберальное по отношению к группе нарушителей, именно к экстремистам. По нашему законодательству можно безнаказанно заниматься этой деятельностью и, находя пробелы  в законодательстве, регулярно уходить от  ответственности», – говорит глава государства.

Правового поля, которое бы четко и ясно регулировало интернет-пространство на территории Приднестровья, нет. С одной стороны –  пишу, что хочу, а с другой  – нет ответственности. И это создает определенный хаос, который используется для того, чтобы  узкая группа лиц проводила информационные  диверсии,  «вбросы» под  определенную задачу, финансируемую для того, чтобы  создать массовость в  виде высказываний.

Здесь должна быть золотая середина. Никто не говорит об ограничении свободы слова. Свобода слова, многообразие политических мнений у нас гарантируется Конституцией ПМР. Но с чем мы  сталкиваемся в результате? В Интернете сложно определить, кто реально высказывается: используются технические механизмы, при которых скрывается реальное лицо, которое высказывает ту или иную  позицию. «Я считаю, что если лицо выступает под своими данными, то это  нужно только приветствовать и поощрять свободу любых высказываний в отношении любого события, происходящего в республике или за ее пределами. Но когда это происходит  под прикрытием других  фотографий, фамилий, то здесь нужно нивелировать возможности диверсионных «вбросов».

Поручаю КГБ совместно с прокуратурой разработать инструменты  дополнительного подзаконного регулирования. Как мы видим из практики других государств, дестабилизация  в любой стране начинается с информационной войны, «вбросов» и провокаций. Поэтому один из основных приоритетов для КГБ на 2016 год, как и для  прокуратуры, – это защита  государственных интересов в информационном пространстве,  борьба с экстремизмом», – констатировал глава государства.

Нужно понимать, что у страны есть оппоненты. И  идет информационная война как внутри Приднестровья, так и извне. Цели этой войны где-то разные, где-то перекрещиваются. Необходимы соответствующие меры. Если инструменты защиты не будут  работать в государстве, то формы  экстремизма будут  радикализироваться.

По мнению Президента, следующим риском является ряд системных институциональных противоречий в системе  органов государственной власти. Это связано с законодательным определением или отсутствием четких конкретных полномочий, ответственности. Одним из направлений должно стать участие  КГБ в аналитических мероприятиях, связанных с выявлением сетей политической коррупции. Когда должностные лица представительных, исполнительных, судебных органов власти, органов прокуратуры  за материальную выгоду, получение, например,  возможности трудоустройства родственников в коммерческих структурах, организуют механизмы передачи служебной информации о деятельности должностных лиц и органов власти непонятно кому. У нас здесь есть правовой вакуум, особенно в отношении документов «Для служебного пользования» и так далее.

Элементом политической коррупции является и то, что зависимые, заинтересованные в конкретном вопросе лица принимают решения в органах власти. Кроме того, зависимые и заинтересованные лица принимают участие при наличии конфликта интересов государства и, в частности, бизнеса. Это порождает впоследствии выработку таких решений, при которых государственные инструменты оказываются неэффективными и не могут повлиять в конечном итоге на ситуацию. Идет процесс «разложения» изнутри государственных инструментов.

Есть страны, в которых граждане или должностные лица при наличии собственных интересов в принятии того или иного государственного решения ограничиваются от участия в их принятии.

В органах власти есть разные мнения. Поэтому нам необходима строгая идеологическая линейка предпринимаемых государством усилий: чтобы системы управления государством не были ввязаны и не «погрязли» в ситуации, когда принимают решения только заинтересованные лица при наличии конфликта интересов.

«У нас по вопросам экономики принятие решений определяется Конституцией, законом. А при принятии решения  законом там находится половина парламента, которые являются сотрудниками бизнеса. Закон принимается по конкретной отрасли, где есть интересы. И здесь не нужно исключать людей из процесса, а необходимо защищать государственные интересы. Все равно это необходимо решать сегодня и завтра. Для государства, формирования базы для динамичного развития, борьбы и противодействия кризисам этот инструмент является необходимым.

В 2015 году усилия комитета были сконцентрированы, в том числе, на формировании мобилизационных планов и усилении внимания к процессам, которые происходили на нашей границе. Все помнят в начале 2015 года перемещение крупных военизированных группировок на Украине к нашей границе, обустройство огневых точек, присутствие значительного количества вооруженных людей из разных формирований, призывы, которые будоражили всех приднестровцев. И здесь работа КГБ в целом по результатам является эффективной.

Хочу поблагодарить сотрудников всех подразделений КГБ ПМР, которые внесли  серьезную лепту в стабильность 2015 года. По его итогам считаю, что комитет в целом сработал на положительную оценку», – резюмировал глава государства.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.