Куба – семейный талисман

Задумали мы написать книгу воспоминаний «кубинцев», как мы говорим между собой, тех, кто служил в Группе советских военных специалистов на Кубе на протяжении более тридцати лет – с 1962 по 1993 год.

 

 

P1040663Почти каждую субботу или воскресенье ездим по республике, встречаемся с «кубашами», записываем их рассказы, фотографируемся, извлекаем из старых семейных альбомов интересные снимки времён службы на Острове Свободы. По нашим сведениям, в Приднестровье около ста таких воинов-интернационалистов. Мы уже побывали в селах Чобручи, Глиное, Катериновка, Суклея, в городах Тирасполь, Слободзея, Рыбница, Каменка.

На это воскресенье наш путь был намечен в село Ближний Хутор. Мы долго блуждали, пока нашли дом наших героев на улице Малаештской. Наш командир Александр Пушкарёв, он же на сегодня и водитель машины, предупредил меня, что нам предстоит очень интересная встреча: в семье Афанасенко на Кубе служили отец и сын: Владимир Денисович начинал эту операцию, Пётр Владимирович участвовал в её завершающем этапе.

Отцу с сыном есть о чём поговорить при встрече, кроме кровного родства у них есть ещё очень конкретная точка соприкосновения – Куба, для них она как своеобразный семейный талисман. Старший, конечно, вспоминает о необычном явлении: уроженцев 1941 года – первого года Великой Отечественной войны – было настолько много, что ему дали на год отсрочку от призыва в армию. Есть же в народе примета: если рождается много мальчиков – быть войне… 41-й год  этому трагическое подтверждение. Владимир Денисович с улыбкой вспоминает, как перед отправкой на Кубу им заинтересовались в особом отделе, где «раскопали скрытый факт» проживания Галины Ивановны  (двоюродной сестры матери) под девичьей фамилией в Канаде. Во время войны она была угнана фашистами в Германию… Но всё-таки этот факт в вину ему не поставили, на Кубу его отправили, служил он в провинции Камагуэй оператором специальных средств наблюдения, следил за полётами американских разведывательных самолётов U-2…

Однажды чудом остался жив. Любопытно было забраться на огромный баобаб, чтобы земляк сфотографировал его. Но вовремя заметили, как листья с него как-то странно падают. Оказалось, что с обратной стороны подъехали кубинские солдаты и выбрали этот баобаб своей мишенью… Вспоминает страшный ураган «Флора», последствия которого были ужасными (видел своими глазами висящих на проводах свиней и коров), и советские специалисты помогали кубинцам устранить последствия этого бедствия. Меняя настроение, старший Афанасенко вспоминает, как он сбежал в самоволку. И куда бы вы думали? На кубинский карнавал! Потом пришлось расплачиваться несколькими сутками гауптвахты.  Но, по его утверждению, одно другого стоило: карнавал – память на всю жизнь!

Что запомнилось Петру Афанасенко? Красивые места около Нарокко, где располагались советская военная база и артиллерийская дивизия, в которой он служил. Трудности: первая – обострённое чувство ностальгии, только вдали от Родины чувствуешь её непреодолимое притяжение; вторая – от жары и исключительной влажности одолевала потница. Постоянно не хватало кипячёной воды. На полевой кухне круглосуточно работал солдат-кипятильщик. А ещё в памяти на всю жизнь остались встречи с кубинцами. С обеих сторон были самые дружелюбные отношения, лояльность. Особенно этим отличались молодые кубинские офицеры, которые прошли учёбу в Советском Союзе, хорошо говорили по-русски и благодарны были нашей стране за всестороннюю интернациональную помощь и солидарность. Такое не забывается.

 

НИКАНДР ЕЛАГИН,

участник советской военно-стратегической операции «Анадырь» 1962-1963 годов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.